Опубликовано: 3501

Музыковед Юрий АРАВИН: О шаманских инструментах и магии души

Музыковед Юрий АРАВИН: О шаманских инструментах и магии души

Как народные музыкальные инструменты влияют на жизнь своих хозяев? Можно ли использовать шаманские инструменты в быту? Об этом диалог “КАРАВАНА” с известным казахстанским музыковедом и педагогом Юрием АРАВИНЫМ.

– Удачно выбранная по своему сердцу профессия, связанная с каким-либо инструментом, приносит удовлетворение, что и называется счастьем, – отмечает Юрий Аравин. – Но мое твердое убеждение, что не инструмент делает музыку гениальной, а музыкант. Чем, предположим, отличались баксы? Они были не просто исполнителями на кыл-кобызе, они – великие актеры, психологи, психиатры и экстрасенсы в одном лице. А инструменты помогали раскрыть их способности и осуществить нехудожественные задачи, такие как исцеление человека, художественными средствами.

Наследие шаманов

В ряду казахских народных инструментов много шаманских: кобыз, кыл-кобыз, шанкобыз, асатаяк и другие. Именно они в руках профессионалов имеют самую большую силу воздействия: вводят в транс, успокаивают, исцеляют. Музыкально-ритуальное наследие шаманов и сегодня используются в повседневной жизни:

– Лично я не приветствую, когда собирается компания и начинает заниматься камланием. В условиях квартиры   это все шарлатанство, шанс выпендриться или где-то заработать.

– Что это за инструменты?

Асатаяк носили на ремне за плечами. Человек шел, и асаятак звенел, побрякивал бубенцами и погремушками, – рассказывает Юрий Петрович. – Звон этих кованых подвесок или различных металлических предметов оберегал от злых духов. Вообще колокольчики у многих народов служили оберегом. Почему, например, на свадьбах принято шуметь, греметь? Считается, что звуки способны защищать. Он обходил юрту, гремя асатаяком, втыкал его в землю, и этот жезл говорил всякому – здесь находится баксы.

У кыл-кобыза  струны из конского волоса, там 43 волосинки. Каждая звучит самостоятельно, а вместе составляют ансамбль большого количества голосов. Получается удивительный звук, в котором каждый может услышать свою частоту, свой тон. Кыл-кобыз способен воздействовать на огромные массы. Действует, как гипноз. А почему? Он вызывает резонанс у многих слушателей. По той же самой причине на радио и на ТВ берут дикторов с низкими голосами. Вторая особенность – кожаная дека, она дает особую вибрацию. И плюс все те же подвески. Когда настоящего кылкобызиста слушаешь,  все, готов пойти куда угодно.

Сыбызгы – продольная флейта, в мире много ее разновидностей – носовые, горловые. Это удивительно гармонирующий с самой природой инструмент, похожий на шум ветра, песка, на поющий бархан, звучание воды.

Шанкобыз тоже есть почти у всех народов мира. Техника игры на шанкобызе задействует нёбо, гортань, диафрагму. Шанкобыз очень близок к вибрациям человеческой души. И вот это ощущение, что звук идет из тебя, придает особе вдохновение и удовлетворение.

Возьмем туяктас – копытца. Это инструмент, связывающийся по звуку с конским топотом, а следовательно – с ритмом. А почему в казахской музыке такое беспредельное количество ритмов? Потому что музыкант-кочевник рождался в седле и умирал в седле. Конь все время меняет аллюр. И через коня, через плоть и кровь человека передается ритм. Это уникальное явление. Отражение самой жизни. Туяктас неразрывно связан с жизнью, бытом, и это достоинство не самого инструмента, а его влияния на человека.

Вся магия – в душе

Самый распространенный казахский инструмент – домбра – всегда был более бытовым, для души, никаких ритуальных смыслов не нес, но сопровождал человека всю жизнь. В народе говорят: “Настоящий казах – это не сам казах, настоящий казах – это его домбра”. Свои секреты есть и у этого инструмента:

– На абаевской домбре – три струны. Александр ЗАТАЕВИЧ хорошо говорил: “Домбра – инструмент удивительный, она производит звук не малого вблизи, а чего-то большого, даже грандиозного издали, наподобие боя хороших гостиных часов”. Такое впечатление домбра производит за счет жильных струн. В домбре каплевидной формы – особая густота звука, с большим количеством обертонов, она вызывает резонансный отклик.

По словам музыковеда, народные инструменты дают богатое представление о прошлом, истории,  традициях народа:

– Для того чтобы артисту воздействовать на публику, ему нужно сначала самому в это поверить, зарядиться. Если артист не создает эмоцию, будь то радость, горе, отчаяние, любовь, тогда мы это не услышим. Почему при самых идеальных звуковоспроизводящих средствах невозможно создать уровень того восприятия, которое дает живой контакт, атмосферу? Сам инструмент не обладает магическими свойствами. Должна вкладываться энергия в звучание инструмента. Он всего лишь орудие, источник же – это душа.

Спрашиваю: может ли инструмент включать особые финансовые потоки или пробуждать сексуальность у своего хозяина?

– Это не сам инструмент воздействует, а исполнение может вдохновлять. На одном и том же инструменте оно может быть разным. Сексуальные же эмоции – самые положительные в природе человеческой, потому что они строятся на продлении рода человеческого. Желание дальше жить возможно только через потомство. И эта эмоция на подсознательном уровне – очень положительная. Естественно, музыка влияет на человека, особенно – на исполнителя. Музыка облагораживает человека, делает его более тонким, восприимчивым к миру.

Получается, что  не инструмент на человека, а  исполнитель влияет  на то, на чем играет. И только в  его руках нити мироздания.

Загрузка...