Опубликовано: 3578

Музей звуков

Музей звуков

Ни для кого не секрет, что помимо домбры и кобыза нынешняя молодежь вряд ли назовет еще пару-тройку других народных инструментов. Желая восполнить этот пробел, мы открываем цикл рассказов заслуженного деятеля искусств страны музыковеда Юрия Аравинао казахской музыке.

Инструменты – своими руками!

Юрий Аравин – сын знаменитого казахстанского музыковеда и этнографа Петра Аравина. Его знают как ведущего увлекательных музыкальных бесед для детей и взрослых. Он сам мастерит казахские народные инструменты.

– Юрий Петрович, как получилось, что вы стали делать народные инструменты?

– Сейчас в продаже трудно найти туяктас – конские копытца. Я съездил на мясокомбинат, взял несколько пар необработанных лошадиных копыт, убрал с них наросты, отшлифовал, и у меня получился настоящий музыкальный инструмент, имитирующий цокот копыт. Главное – ничего лишнего. А то в одном музее я обнаружил туяктас с приклеенными к нему головками коней от шахматных фигур. Видел домбру, обклеенную кружевами от конфетных упаковок!.. Выдавалась за шедевр прикладного искусства. Страдивари там отдыхает! К народному творчеству и эстетике это не имеет никакого отношения.

После туяктаса вошел в азарт и выковал великолепный асатаяк. На кухне разогревал на газовой плите металлический прут. Потом на наковальне выковывал молотком, чем привел в недоумение всех соседей по Дому работников искусств на улице Масанчи. Получилось красиво и звучно: ш-шух-шух! ш-шух-шух! Висюльки кованые на доске. Погремушка такая, из атрибутов шаманов – баксы.

Еще сделал конырау. На рог тэка подвесил колокольчики. Такие же колокольчики, конырау, подвешивают внутрь кобыза или с колечком на руку. И женщина, играя на шанкобызе, звенит этим колокольчиком, создавая сонористический фон, под который хорошо засыпают малыши. Еще разного размера колокольчики сейчас подвешивают так, что молоточком на конырау можно играть мелодию. Инструмент получил такое вот развитие. Еще сам я сделал токылдак – звучащую деревянную колодку, по которой бьют палочкой. Получается громкий красивый звук. Тюк-тюк-тю-у-к.

Чрезвычайно увлекательное путешествие

– Сколько всего насчитывается казахских народных инструментов?

– Одних названий можно перечислить сотню, а еще есть их разновидности. Многие имеют аналоги в культурах других народов мира. У меня, к примеру, есть целая коллекция шанкобызов: бурятский, казахский, киргизский, немецкий. Бывают еще итальянский, испанский, французский, бразильский, австралийский, индийский, монгольский, китайский, японский варианты. Общее музыковедческое название у них – варган.

Вообще путешествие в мир звуков казахских народных инструментов чрезвычайно увлекательно. Некоторые – домбра, кобыз, жетыген, шанкобыз – достаточно распространены и в наше время. Другие, как глиняный сазсырнай, чаще приходится видеть в сувенирных магазинах. Иногда в музыкальных ансамблях появляются прародитель домбры – шертер, различные асатаяки, много ударных: большой дабыл, деревянная литавра – дауылпас, медная литавра – шындауыл, бубновые – дангыра, кепшек. Среди духовых инструментов – флейта сыбызгы, камыссырнай, ульдек, коссырнай. Бывают инструменты с двойным применением. Таков муиссырнай – рожок, в который не только выдувают звук, но используют еще и как ударный инструмент: щелкают по нему деревянной палочкой либо другим рожком – например, сайги.

– А какие инструменты можно назвать уже забытыми?

– Например, степная арфа адырна или так и не воссозданный в наши дни сазген. Сегодня о них напоминают лишь названия некоторых фольклорных ансамблей.

Тембровый “букет”

– Если у разных народов есть аналоги, то в чем особенность казахских инструментов?

– От европейских казахские инструменты отличаются своей тембровой характерностью. В них иное понятие чистоты звука. Если европейский музыкант, играя на скрипке, обогащает звук специальной вибрацией на грифе, можно сказать, “загрязняет” его, то на казахском инструменте, например кылкобызе, такого делать не надо. Струны, смычок из конского волоса, кожаная дека на корпусе сами по себе дают, в положительном смысле, такое количество “грязи”, что звук получается богатым, сочным, насыщенным призвуками – обертонами. Если сравнить с изобразительным искусством, то это пастельные краски, живопись цветными мелками, глубокие и пушистые тона.

Все здесь определяется самой жизнью. Например, балалаечка абсолютно естественно звучит в атмосфере деревянной русской избы, когда за оконцем мороз минус 40, сосульки. И звук такой серебряный, переливчатый, звончатый, тонкий: там-пили-лям-пили-лям-пам-па. А домбра звучит в юрте, круглой, из кошмы, и наверху открыт шанырак, над ним солнце в зените, жара, и ветер с песочком. В такой атмосфере соответственно этот звук очень гармоничен. Он из этой атмосферы родился. И все казахские инструменты именно такие: инструменты марева, жары, солнца, ветра с песком. Свистящие, шипящие. И даже если мороз трескучий, как звучание ульдека, – это все равно степь.

От редакции.В следующих номерах “Каравана” мы продолжим рассказы Юрия Аравина о народной музыке.А присланные читателями фото и видео национальных казахских инструментов будут размещены на сайте “Каравана” – www.caravan.kz.

Загрузка...