Опубликовано: 1856

Моя цель - показать казахов

Моя цель - показать казахов

Элеонора Бекова – пианистка из известного трио сестер Бековых – недавно заглянула на Родину, в Казахстан, и разговор у нас получился о том, почему эти известные исполнительницы не могут приехать в нашу страну с концертами?

Лондон знакомится с нашей музыкой

– Какие у вас планы на будущее, связанные с Казахстаном?

– В последние шесть лет я увлеклась продюсерской деятельностью. Это у меня получается, потому что за 20 лет жизни в Лондоне всю эту работу я узнала очень хорошо. У нас было очень много импресарио, продюсеров, и я знаю, как это все правильно сделать. Считаю, что Казахстан – страна уникальная. Всегда была убеждена, что мы должны себя преподносить по-европейски. Поэтому шесть лет назад решила устроить концерт и назвала его “Казах-гала”. Это концерт, включающий в себя самое лучшее. Я всегда посвящаю его Дню независимости Казахстана. Поэтому концерт проходит в декабре. Каждый раз у меня новые артисты. В прошлые годы выступали Майра Керей и Жолдыбаев (тенор из Германии)… В этом году в программе будут произведения только казахских композиторов.

– Вы говорите о современных композиторах?

– Да. Например, произведения Тлеса Кажгалиева дважды играли с огромным успехом. Эти концерты проводятся вместе с Королевским филармоническим оркестром, мы сотрудничаем уже много лет.

Я считаю, что концепция концерта “Казах-гала” очень хорошо сочетается с идеей Президента страны Нурсултана Назарбаева о “Культурном наследии”. Когда познакомилась с этой программой, поняла: а ведь я это уже делаю! Все приходит в свое время. И людям это интересно, потому что представители казахской культуры настолько талантливы! Раньше как они могли приехать? Кто их там ждал?

Порой мешает наш менталитет

– Не было желания провести супер-гала-концерт, собрав именитых музыкантов, чтобы казахские мастера предстали во всей красе?

– Может быть, это и сделаю. Но порой мешает наш казахский менталитет. Заметила, что в Казахстане некоторые музыканты друг друга едят.

Я спрашивала: “Чего вам не хватает?”. А они говорят: “Пригласи меня, не приглашай его”.

– Наши олигархи оказывают помощь в организации концертов?

– До сих пор мне приходится ходить, попрошайничать или из своего кармана доплачивать. Собираюсь делать “Казахские сезоны” в Лондоне, Париже, но мне нужна государственная поддержка. Все эти мелкие донорские инъекции уже не работают.

С Бисенгалиевым общаться трудно. Он даже не здоровается

– Ежегодно в стране проходят “Концерты на родине”, почему мы тут вас не видим?

– Не приглашают! Нас никто ни разу не пригласил. Все приглашения, которые были, мы принимали и играли, причем бесплатно. По поводу “Концертов на родине” – первый раз слышу. Я знаю, что есть такое мероприятие, но мы же не будем сами себя предлагать.

– Получается, что остается общаться с “соседями” по Лондону – с Маратом Бисенгалиевым, другими музыкантами?

– С Маратом общаться трудно, потому что он даже не здоровается, пробегает мимо. Да его сейчас и нет в Лондоне. Я знаю, что есть музыканты, которые один раз в год сыграют концерт, потом долго кричат об этом. А есть музыканты, для которых концерты – это обычная, нормальная, повседневная жизнь.

На счету трио – 25 дисков!

– А сколько раз приходится выступать?

– Было время, когда мы не вылезали из студии звукозаписи. Наше трио считается одним из самых востребованных в мире. Мы записали 25 дисков. Я знаю, что многие в Казахстане считают, что записать диск просто: заплатил звукозаписывающей студии и выпустил. Но в Лондоне все наоборот. Нам платят, чтобы записать.

– В этом году исполняется уже 20 лет, как ваше трио впервые выступило на Западе. Как сложилась ваша творческая жизнь?

– Вы знаете, это то, о чем мы всегда мечтали! Когда в далеких 80-х впервые сошла с трапа самолета в аэропорту Лондона, сказала себе: наконец-то я дома!

Во-первых, из Казахстана нас как будто изгнали, когда Альфия попросила убежища во время концертов в Лондоне. Семь лет потом мы не могли общаться, даже вестей никаких не было. И даже не мечтали уже…

Теперь на Западе я занимаюсь только тем, что играю. Последние годы еще и преподаю.

Мы знаем, кто есть кто

– Вас удостоили высоких званий?

– Вы знаете, нет... Там, на Западе, когда у тебя имя и репутация, которые наживаются годами, то уже ничего не прибавить, не убавить. Можно набрать 20 регалий, но если репутации нет, ее не будет. Есть такая пианистка Марта Аргерих, обожаемая мною, она номер один на Западе. Она просто гениальная – и все. У нее нет званий… Она может в любой момент отменить концерт. И никто ей слова не скажет. Знаете, есть такое понятие – “по гамбургскому счету”. Это когда борцы могут драться за деньги в жизни, но раз в год они собираются в Гамбурге и дерутся не за деньги, а по-настоящему, чтобы знать, кто есть кто. Так вот по гамбургскому счету мы, музыканты, тоже знаем, кто есть кто.

– Считаете ли вы себя богатой в материальном плане?

– Мне трудно на этот вопрос ответить, все относительно. Один чувствует себя бедным, когда у него 5 миллиардов, а другой –богатым, хотя у него только 100 тысяч. Богатство – это растяжимое понятие. Ну я чувствую себя хорошо, свободно.

Алматы притягивает к себе

– Деньги дают свободу?

– Деньги дают определенную свободу, но опять-таки соразмерно. Свободу в чем? Купить три самолета или месяц не играть концерты, поехать куда-нибудь? Последнего у меня почти не бывает, потому что мне времени жалко. Когда спрашивают, где ты будешь в этом году отдыхать, я в тупике: слова “отдыхать” у меня в лексиконе нет, отдыхать – это как-то грустно. Отдыхаешь, когда меняешь обстановку.

– Какое ваше самое любимое место на Земле?

– Раньше была Литва. Это очень дорогое для меня место по ряду причин. Во-первых, я там жила пять лет перед выездом в Лондон, у меня там миллион друзей. А вот в последнее время, я думаю, в Алматы буду чаще приезжать. И еще – моему сыну Мариусу, он дирижер, очень нравится здесь оркестр. Я думаю, что он будет дирижировать здесь время от времени.

– Вы бы хотели приехать, провести мастер-класс?

– Я бы вообще хотела приезжать чаще и играть. Мы с сестрами уже наигрались, мы хотим расширяться, мне нравится играть с молодыми музыкантами. Я вот сейчас думаю, какой казахский квартет привезти и сыграть серию фортепианных квинтетов. Я думаю о том, что хорошо бы каких-то молодых музыкантов подучить, вывезти в Лондон.

Эля – мусульманка, Альфия – буддистка

– Вы не следите за успехами казахстанских музыкантов?

– Я года три или четыре знаю брата и сестру Тыныбековых – чудные ребята, прекрасно играют! К сожалению, я ничего не успела для них сделать. Я в шоке была, когда мне сказали, что они вернулись домой и у них мало работы.

– В Лондоне обучается очень много казахстанских студентов. Вы бы могли с ними наладить какую-то связь, чтобы они вам помогали, чтобы было какое-то общество? Они там ассоциацию студентов собираются организовывать.

– Я за них еще возьмусь, у меня просто руки не доходили. Они активны, это хорошо.

– Вы почти никогда не говорите в интервью о своем отце…

– Наш папа, Тукен Накипбеков, – историк, человек недюжинного ума и таланта. Он учился в Ленинграде, Киеве, писал статьи и книги. Они разошлись с мамой, и отношения мы с ним мало поддерживали. Папа умер в 2001 году, в 70 лет…

– В вашей жизни есть место религии?

– В принципе что-то есть, но я не считаю себя мусульманкой. Нас три сестры, и все разные, меня тянет ко всему русскому, Альфия – буддистка, Эля – мусульманка. Я – в сомнениях. И сестрам говорю всегда: “Я средняя сестра, я бутерброд, сэндвич между вами”.

Мне будет комфортно в ауле под Семеем

– С сильными мира сего как отношения складывались?

– Я знакома с королевской семьей. Сын Мариус учился в Итоне, а члены королевской семьи являются попечителями этого учебного заведения. Все его итонские друзья – это сплошь истеблишмент.

– Нет никакого неудобства, что они там представители каких-то династий?..

– Мне очень удобно и в их кругу, и где-нибудь в ауле под Семеем. Два года назад я снимала программу про Семипалатинский полигон для четвертого канала Би-би-си. Мне так понравились люди, которые рассказывали о полигоне! Я могла часами сидеть пить с ними чай из каких-то пиалушек с отбитыми краями…

– Многие люди организовывают свои линии одежды, участвуют в производстве ювелирных украшений, духов и т.д.

– Этого я делать не буду точно. Но я стала лицом известной бриллиантовой компании CHAUMET. Меня поражает их отношение: никаких контрактов, выдачи гонорара под подпись.

– Ваши сестры не любят приезжать в Казахстан?

– Они очень любят Казахстан, но не все здесь понимают. И немножко обижаются. Рассуждают так: пригласят – хорошо, а нет – не будем напрашиваться.

Жанар КАНАФИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...