Опубликовано: 1005

Москвичи из Средней Азии

Москвичи из Средней Азии

Группа “Город 312” хорошо известна своими хитами, многие из которых теперь прочно ассоциируются с кинофильмами “Дневной дозор” (“Останусь”) и “В ожидании чуда” (“Девочка, которая хотела счастья”). Музыканты всегда с удовольствием приезжают в Алматы, ведь отсюда так близко до родного Бишкека!

Во время интервью участники группы были очень разговорчивы и просили передать всем поклонникам, что те могут задать любой вопрос “Городу 312” на форуме официального сайта. А вот в социальных сетях музыкантов не ищите – в лучшем случае наткнетесь на клонов.

Сразу бросается в глаза, что в группе один за всех, и все за одного. Но на вопросы отвечает в основном Ая, видимо, как самая красноречивая. Помогает ей Дим. Реже остальные. Но смеются все вместе.

Раз в год – на Иссык-Куль!

– Вы вроде бы все из Бишкека, почему тогда группу называют московской?

Ая: Большая часть коллектива – я, Леня, Дим, Маша и наш звукорежиссер – действительно из Киргизии. Но группу мы создали в Москве. А, например, наш барабанщик – из Чебоксар, и он бы, наверное, обиделся, если бы мы сказали, что он из Кыргызстана. Хотя пусть только попробует обидеться!

В Москве нам не хватает солнца, мы же из Средней Азии и в свое время много его получили. Сейчас, если заряд заканчивается, мы приезжаем отдыхать на Иссык-Куль и там заряжаемся. Обязательно – хотя бы раз в год. Мы прославляем нашу страну как можем. Популярности в Кыргызстане у нас было достаточно, но в Москве появилась возможность работать и на Кыргызстан, и на Казахстан, и на другие республики. При этом сейчас треть наших гастролей проходит в дальнем зарубежье: Америка, Бельгия, Германия, Израиль. Но связь с Бишкеком не теряем никогда! У нас есть значки, которые были вручены руководством города с намерением сделать нас почетными жителями. Правда, пока есть только значки. Но первый шаг на родной земле, и мы понимаем, что нас здесь любят, нас здесь ждут. И в Казахстане, кстати, нас тоже так встречают и считают своей группой. В Бельгии на выступлении к нам подлетели несколько людей из Бишкека, остальные казахи, которые тоже кричали: “Вы наши!”. Так приятно было. Алматы – это что-то такое близкое.

– А когда жили в Бишкеке, какие-то отношения с Алматы были?

Ая: Частично. Я тесно сотрудничала с двумя алматинскими радиостанциями. Бывала и с выступлениями. Конечно, меня не знали так хорошо, как в Киргизии.

– А вы знали наших музыкантов?

Дим: Тогда еще не было такого, чтобы крутили алматинских артистов у нас на каналах. Это сейчас уже крутят. Но нам попадались сборники. Помню, интересная девочка Дильназ Ахмадиева была, очень клево поет. Парвиза Назарова тогда слышали. Ну и, конечно, Батырхана Шукенова.

Ая: С Батырханом Шукеновым у нас очень теплые отношения, мы созваниваемся, переписываемся, если может, он приходит на презентации. Мы с удовольствием с ним встречаемся. Замечательный человек, очень добрый, очень искренний. Он такой, по-нашему понятный, нашего менталитета и характера.

Стать мэтрами

– Хочу спросить о дуэтах…

– Ой, как же мы боимся слова “дуэты”! Потому что нам все время кажется, что это похоже на какую-то коммерцию.

– Но вы написали в своем форуме, что спели бы с Мазаевым. Почему с ним?

Ая: Димка говорит, он брутальный мужик. Мужик он брутальный, разговора нет, но, естественно, нам и творчество “Морального кодекса” нравится. Мы в свое время ходили не на один их концерт и стояли возле сцены, разинув рты. Я за Мазаевым следила и думала: ну надо же, какой естественный, не волнуется даже! Это я сейчас понимаю, что волнуются все. Сейчас говорить и думать о дуэтах уже не будем. Во-первых, и Мазай уже немало с кем спел, да и мы разговоров потом не оберемся – сразу заподозрят, что это дань моде. У нас получился дуэт с Бастой (российский рэпер. – Прим. авт.) ровно потому, что он нас нашел и сказал: “Ребята, люблю вашу песню, у меня на нее родился рэп, я сделал аранжировку, послушайте”. И если бы мы друг друга не поняли и нам не понравилось, дуэта бы не было. Но мы здорово поработали, и клип получился очень удачным.

– Вам предлагают петь не свои песни?

Ая: Мы поем иногда. Например, когда готовилась передача, посвященная творчеству Александра Зацепина, мы выбрали его песню “Если долго мучиться, что-нибудь получится”, которую пела Пугачева. Но сделали свой вариант, аранжировку. Это обязательно. А еще я пела песню Высоцкого на концерте его памяти. Спасибо ребятам, позволили мне настоять на “Балладе о правде и лжи” – это любимая песня моего папы. Был бы он жив, оценил.

– Значит, отдаете дань уважения мэтрам?

– Мы ценим мэтров и тоже хотим, чтобы нас через какое-то время так называли. Мы уже себя не считаем молодежью, а к молодежи, которая сейчас появляется, относимся по-отечески, стараемся помочь по возможности.

За песни не стыдно

– Насколько я знаю, один из членов группы не выдержал испытания московским мегаполисом…

– Да, это было в самом начале. Честно говоря, в Москве надо провести значительное количество времени, чтобы привыкнуть к ритму этого города. Пять лет для нас были суровыми, очень тяжело было. В своей стране мы были известными, а там пришлось все начинать даже не с нуля, а с минуса. Все тебя пытались опустить – вы провинциалы, езжайте к себе, зачем вообще приехали? Знаете, сколько здесь таких, как вы?

– А секрет вашего творческого долголетия, видимо, в том, что вы так дружны?

– Ой, а у нас уже долголетие, да? Девять лет! Мы к этому стремимся, честно говоря. Дружба является нашим стимулом – чтобы не ругаться, не говорить друг другу таких вещей, за которые потом будет стыдно. У нас есть желание очень долго работать вместе. Нам нравится, что мы делаем, что исполняем, нам за это не стыдно. Если мы понимаем, что новая песня – это не то, что мы хотели сказать слушателю, то она никогда не выйдет, а зачахнет где-нибудь на репетиционных базах. Можете спросить об этом нашего нового барабанщика. Вот скажи, Ник, мы делаем что-то на потребу?

Ник: “Город 312” – это такое редкое явление на современной сцене. Ребятам очень повезло, они играют то, что им нравится, а не вычисляют, как остаться на плаву.

– Легко было влиться в новый коллектив?

Ник: Явных трудностей не было. Конечно, я осознавал, что на моем месте ранее играл Игорь Джавад-заде (“Арсенал”, “Наутилус Помпилиус”, “Альянс”, Земфира. – Прим. авт.). Это дорогого стоит.

Как “Улытау” увели барабанщика

– Кстати, ребята, в каких вы отношениях с Игорем?

Ая: В замечательных! Недавно видели его на большом конкурсе в Москве, где он был в жюри. Там выступала бишкекская группа “R-18”, и мы пришли за них поболеть – не могли пропустить, хотя были очень усталые после перелета. Встретив Игоря, долго разговаривали, и мы с Димкой в очередной раз ему сказали спасибо за то, что он был с нами на самом начальном этапе. Два года всеми силами помогал коллективу. Многие тогда приходили на наши концерты в Москве, потому что в нашей группе играл Джавад-заде. Говорили: “Раз он с ними играет, значит, точно не фуфло”.

– А как он попал в вашу группу?

Ая: Мы познакомились на студии, пригласили его в качестве сессионного музыканта, чтобы он нам прописал барабанные партии. Поиграли с ним две-три песенки и ушли все на эмоциях “О! Джавад! Как он играет! Какой он классный!”. Мы тогда снимали вчетвером одну квартиру. И вот сидим, пьем чай и обсуждаем, как круто, что мы с таким барабанщиком записываемся. И вдруг нам звонит тогдашний продюсер и говорит: “Ребята, вы сейчас сделали одну из главных вещей за все время пребывания в Москве”. Мы испугались: “Что такое? Что-то не так?”. А он говорит: “Позвонил Джавад и сказал, что хочет быть штатным барабанщиком группы”. Как я заорала! Я, наверное, голос тогда сорвала. Не могла поверить, что он будет с нами играть. Как мы были счастливы! Мы зарабатывали тогда копейки и делили их, чтобы только покушать было что. А он согласился с нами работать.

– Почему же вы расстались?

– Ухода как такового не было. Мы бегали с подписанием контракта, с переговорами и понимали, что Джавад – человек абсолютно состоявшийся, взрослый. Ему предложили контракт с шоколадными условиями, хорошей зарплатой. Кстати, это были алматинцы, группа “Улытау”. Он спросил: “Ну что, как у вас дела, двигаются?”. Мы говорим: “Вот сейчас еще с одной компанией ведем переговоры”. И тогда он сказал: “Ребята, мне предлагают контракт, поймите, я взрослый человек. Буду в Москве – я всегда с вами, если вдруг что. Но мне сейчас придется уехать в Алматы”. Буквально за три дня до его отъезда мы прибегаем к нему, говорим: “Джавадик, мы подписали контракт! Ты с нами?”. Но было уже поздно. И вот сейчас мы с ним снова увиделись, еще пошутили, что у нас сын его теперь работает – Ник очень на него похож.

Загрузка...