Опубликовано: 4061

Модельный бизнес - не проституция!

Модельный бизнес - не проституция!

Отчего небезопасно работать моделью в России, важна ли сексуальность и почему хорошо, когда маленькая грудь, нашему изданию рассказал президент крупнейшего международного скаутингового центра Noah Models Тигран Хачатрян.

Скауты ищут новые лица по всему миру. Только по им одним известным принципам они отбирают одних и отказывают другим. Президент международного скаутингового центра Noah Models Тигран Хачатрян приехал в Алматы, чтобы быть членом жюри конкурса Top Model Asia (см. №29 от 18 июля).

Не всем дано быть скаутом

– Тигран, для начала хотелось бы понять, кто такой скаут?

– Скаут – это человек, который может невооруженным глазом увидеть то, что ловит камера. Скаут, глядя на любого человека, может сразу представить, кто фотогеничен, а кто нет.

– И где этому учат?

– Этому не учат. Это должно быть в крови. Можно научить человека рисовать, как Рембрандт? Есть люди, которые умеют определять запах на детальном уровне. И научиться их делу просто невозможно. То же самое у скаутов.

– И они сидят в офисах, а к ним со всех концов света стекается информация?

– Нет, они, как и мы, путешествуют по всему миру и ищут новые лица на улицах, в метро – где угодно!

– То есть нужно отличать скаутское и модельное агентства?

– Да, это разные вещи. В модельных агентствах тоже есть свои скауты. Но в основном модельное агентство занимается тем, что находит клиентов. А скаутское агентство находит моделей.

Сложно ломать стереотипы

– Поговорим о вашем агентстве Noah Models.

– Наш главный офис находится в Санкт-Петербурге. Noah Models – самое большое скаутское агентство в мире. У нас сорок агентов по всему СНГ. Они находят девушек на местах, а затем отправляют нам данные. Мы выбираем и принимаем решение о сотрудничестве. В активе у Noah Models триста моделей, которые работают по всему миру. Всего в нашей базе три тысячи девушек. Мы имеем партнерские отношения с такими серьезными агентствами, как Elite New York, IMG Models, Next Model Management, Why not.

Для нас принципиально, чтобы наши девушки работали именно в модельном бизнесе, а не занимались под этой вывеской какой-то другой работой. К сожалению, многие агентства как в Казахстане, так и в России, грешат этим. Потому что им безразлична судьба девушек – для них важнее деньги. И из-за разных неприятных случаев у людей складывается мнение, что модельный бизнес – завуалированная проституция.

Когда мы начинали в 1994 году, все смотрели на меня как на сумасшедшего. Часто доводилось слышать фразу, которая меня поражала: “Вы что, хотите из этих шлюх сделать людей?” Было тяжело ломать стереотипы. В том числе потому, что на Западе опасались русских моделей, так как в то время действительно много девушек ехало туда, чтобы заниматься проституцией.

Спустя годы мне удалось доказать всему миру, что у нас есть кадры, надежные в плане модельного бизнеса. Многие агентства стали приезжать в Россию и искать девушек. Но, допустим, чтобы к нам приехали представители парижского и нью-йоркского агентств Marilyn, которые, кстати, судили конкурс Top Model Asia, мне пришлось убеждать их пять лет. Ведь у них до сих пор представление об СНГ – мафия, концлагеря и тому подобные ужасы.

Красивая, но не сексуальная

– Тем не менее вы сами довольно нелестно отзываетесь о модельном бизнесе в России.

– В России существует много опасностей для молодой девушки. Такое мнение складывается, когда слышишь, что творится. Даже если на бумаге права этих, по сути, детей и защищены, то на практике они никак не соблюдаются. К примеру, сын любого богатого человека может изнасиловать девушку и уйти от ответственности. На Западе это нереально. Там даже за попытку пойти на свидание с девушкой, которой нет 18 лет, могут дать от четырех до пяти лет тюрьмы.

– Странно, ведь модели уже с 14–15 лет могут ходить по подиуму в довольно откровенной одежде…

– Да, но даже высказываться как-то на этот счет опасно. Можно сказать, что она красивая, но ни в коем случае, что сексуальная. Собственно, поэтому наше агентство занимается тем, что продвигает своих моделей не в России, а в зарубежных странах, где есть гарантия, что с девушками будут обращаться хорошо.

Посмотрите на моделей без макияжа

– У обывателя на самом деле сплошные заблуждения о модельной сфере. Многие люди до сих пор путают модельные конкурсы с конкурсами красоты.

– Знаете, если девушка выходит на подиум и зрители обращают внимание лично на нее, а не на одежду, это плохо. Ведь клиент должен прежде всего концентрироваться на вещах. В модельном бизнесе главное – одежда, а модель украшает ее. В конкурcе красоты, наоборот, одежда украшает девушку. По сути, это абсолютно противоположные области.

– Но ведь есть топ-модели, которыми можно любоваться, и неважно, во что они одеты. Наоми Кэмпбелл, Наталья Водянова, Дарья Вербови…

– Вы упомянули очень сексуальных девушек. Если они вам нравятся, замечательно. Но посмотрите на них без макияжа и увидите большую разницу. Модель – как белый холст, на котором рисуют что угодно. Из нее можно сделать бабушку, дедушку, мальчика, девушку… Я не говорю, что среди моделей не может быть сексуальных девушек. В принципе, модель может быть сексуальной, а может и не быть таковой. Суть не в этом. Главное, чтобы она сумела продать товар. Если модель чересчур сексуальна, ее даже опасаются брать на работу.

У меня была одна модель с пятым размером груди, из-за этого ее полтора года никто не приглашал. Правда, сейчас она хорошо зарабатывает, хотя поначалу даже в известной марке нижнего белья Victoria’s Secret сказали, что ее бюст слишком большой. Представьте себе!

90–60–90 – не главное

– Судя по данным каталога участниц конкурса Top Model Asia, большинству из моделей далеко до параметров 90–60–90. Очевидно, это какой-то тренд, что на подиуме востребованы девушки с маленькими размерами?

– Можно и так сказать. Если ты хочешь надеть большой бюстгальтер на маленькую девушку, то увеличить грудь, к примеру, за счет подушечек – реально. А наоборот – уже сложно. В модельном бизнесе приемлемым считается бюст до третьего размера.

– Что светит нашим моделям, отмеченным на Top Model Asia? Отправятся ли они в Нью-Йорк, подобно прошлогодней победительнице Светлане Мукашевой, которая сейчас имеет контракт с агентством Elite?

– Конечно, Нью-Йорк – это реально. Но прежде мы пригласим их в наш офис в Санкт-Петербурге, где с ними будет проведена тщательная психологическая подготовка. Затем мы определим их на работу в разные агентства. Нужно начать с Азии – это вроде детского сада. Потом Европа – средняя школа. И в конце концов университет – США.

Артем КРЫЛОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...