Опубликовано: 936

Много шума... Для арта

Много шума... Для арта

Вокзальное настроение и утомление от ожидания и шума. В Алматы прошел второй фестиваль экспериментального медиа-арта “Реплика”.

Прежде экскурс в терминологию. Медиа-артом организаторы называют экспериментальные формы музыкального и визуального искусства. Вместе с появлением новых способов обработки звука и изображения эти самые формы творчества активно развиваются. И чтобы наше население не отставало от прогрессивных явлений в этой среде, просветительскую миссию взяла на себя небезызвестная творческая группа [antiparty gang]. Их усилиями в Алматы регулярно осуществляются мероприятия, которые, как правило, отличаются от привычных клубных вечеринок. Фестиваль “Реплика” [antiparty gang] образовали с той целью, чтобы показать, “что существует в Европе и чего не существует у нас в плане экспериментальных медиа”. “Название фестиваля происходит от театрального термина, когда актер говорит реплику, другой актер должен реагировать в ответ, – объясняет Денис Колокол, куратор фестиваля. – Вот мы и отреагировали. Наша “Реплика” отражает отношение к развитию казахстанской культуры. Во всем мире современное искусство развивается, а здесь находится в зачаточном состоянии. Какое-то время мы впитывали в себя все, что приходит оттуда, но настала пора дать свой ответ”.

Установка на шок

Первая “Реплика” состоялась в прошлом году. Воодушевленные удачным стартом, в этот раз [antiparty gang] предложили более насыщенную программу. Тем более что активную поддержку фестивалю оказали различные зарубежные культурные организации. Во-первых, фестиваль вырос в длину – он проходил уже не одну, а две ночи. А во-вторых, в ширину – зарубежные гости не только играли свои программы, но также проводили днем мастер-классы, образовывая желающих в вопросах экспериментального искусства. “Если отбросить весь алматинский снобизм, – рассказывал Денис Колокол до фестиваля, – если внимательно приглядеться и прислушаться к тому, что делают приглашенные нами артисты, то можно испытать настоящий культурный шок. Мы хотим, чтобы их выступления поражали публику, и ни один сет не создавал впечатления дружеской вечеринки. Чтобы это было реальное событие арта и во время, когда это происходит, никто не мог оторваться”.

С впечатлением дружеской вечеринки Денис угадал. Как и с пожеланием, чтобы никто “не мог оторваться”. Оторваться, в смысле “оттянуться, отдохнуть по полной программе”, в ходе фестивальных выступлений не удалось практически никому. За редким исключением атмосфера мероприятия мало располагала к привычным танцам, да и вообще к восприятию арт-экспериментов.

Когда будет музыка?

Началось все, как в театре, с вешалки. Фестивальной площадкой “Реплики” опять стал один из ночных клубов Алматы. К сожалению, в стоимость аренды, видимо, не был включен гардероб, очень актуальный в это время года. И вокзальное настроение, когда свою верхнюю одежду публика либо носила на себе, либо держала подмышкой, не покидало в течение обеих ночей.

Немного смущало брожение по темному залу персонажей в спортивных костюмах, невесть как забредших на экспериментальный фестиваль. Они с озадаченными лицами передвигались по танцполу и выкрикивали что-то вроде: “А когда будет музыка?” Причем тут с ними нельзя было поспорить. Слишком долгая раскачка каждого фестивального дня, когда по три-четыре часа играли абстрактные или же изуродованные звуковыми перегрузами композиции, притупляла интерес собравшихся к последующим участникам. Нужно было обладать незаурядным терпением, чтобы услышать всех приглашенных артистов из Великобритании, Ирландии, Германии, Нидерландов, Польши, Украины, России и, конечно, Казахстана. То что-то там сломалось у одного немца, то не успел прилететь второй, и в итоге заявленный громкий лайн-ап – список участников – перестал выглядеть так внушительно. Все же нельзя не отметить действительно интересные выступления.

Кассеты для Зои

Шотландка Зои Ирвинг привезла в Алматы один из своих проектов Magnetic Migrations Music. Во время выступления она использовала обрывки магнитных аудиопленок, которые находила на улицах. При помощи плееров Зои проигрывала эти потертые записи, сочетая их с обработанным на компьютере фоном, тем самым давая им новую жизнь. Кроме того, она попросила алматинскую публику принять участие в проекте и присылать ей найденные ими кассеты.

Немец Ханно Лайхтманн предложил публике свой эмбиент-сет, сыгранный на лэптопе. Его выступление было одним из самых “удобоваримых” на фестивальной площадке – в звуковой массе четко прослеживались ритмические и мелодические линии. Ханно не был столь погружен в эксперименты, как его соотечественник Ян Елинек, который вообще заявил на своем мастер-классе, что ему неинтересно делать музыку, поскольку это набор шаблонов, ему интересен звук и его трансформация.

Чтобы было

Таким образом, объединенные под термином медиа-арт звук, вывернутый наизнанку, и мельтешение экранов составили впечатление об очередном фестивале “Реплика”. Кто-то ушел, не выдержав массированной экспериментаторской атаки, а кто-то, возможно, проникся передовыми идеями. При всей неоднозначности события и его организации нужно согласиться со словами, что “такой фестиваль расширяет наш кругозор. Искусство должно ходить друг к другу в гости, приветствовать друг друга, встречаться, демонстрировать и любить друг друга. Иначе его не будет”.

Глядишь, со временем количество перерастет в качество.

Артем КРЫЛОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...