Опубликовано: 1004

Миллиарды оплачены кровью и потом

За двенадцать лет пребывания в казахстанском бизнесе состояние Лакшми Миттала возросло с 1 до 45 миллиардов долларов. За эти же годы на предприятиях компании “Арселор Миттал Темиртау” произошло около 6000 случаев производственного травматизма, в результате которых 192 рабочих погибли, 500 стали инвалидами.

Череда крупных аварий на угольных шахтах компании “Арселор Миттал Темиртау” может обернуться для их хозяина серьезными неприятностями. Впервые наше правительство открыто предъявляет претензии влиятельному инвестору и ставит вопрос ребром: или обеспечиваете своим рабочим – нашим гражданам – безопасные условия труда, или попрощаемся.

“Когда я иду на работу, чувствую себя самоубийцей…”

10 июня 2007 года британская газета The Sunday Times на первой полосе опубликовала статью “Богатейший человек Велико-британии вовлечен в скандал, связанный с рабским трудом” (“UK’s richest man in slave labour row”). Английские журналисты провели собственное расследование, побывали в Шахтинске, где встречались с рабочими шахты им. Ленина, на которой 20 сентября 2006 года погиб 41 человек.

Передовица написана на основе этих бесед: “Люди Миттала относятся к нам почти как к рабам. Условия труда намного хуже, чем в советское время. Опасность настолько высока, что каждый раз, когда я иду на работу, у меня такое чувство, что я совершаю самоубийство. Я потерял восемь друзей-коллег во время последнего взрыва (2006 г.). Сейчас ничего не было сделано для улучшения безопасности. Мы просто ждем, когда случится следующая катастрофа”.

Это было написано спустя год после гибели 41 шахтера на шахте им. Ленина. Тогда, осенью 2006-го, шахтеры, похоронив товарищей, вышли на забастовку. За развитием событий следили все мировые информационные агентства, авторитетные западные СМИ. Администрация компании “Арселор Миттал” была вынуждена сесть за стол переговоров. Шахтерам подняли заработную плату. А правительственную комиссию заверили: на всех шахтах будет проведена модернизация, замена устаревшего оборудования, предприняты все необходимые меры для обеспечения безопасности горных работ. Правительство, со своей стороны, гарантировало рабочим постоянный и строгий контроль исполнения каждого пункта.

И вот спустя год журналисты The Sunday Times констатировали: ничего не сделано, рабочие по-прежнему рабы и только ждут следующей катастрофы.

Следующая катастрофа не заставила себя ждать. 11 января 2008 года взорвалась шахта “Абайская”, погибли 30 горняков.

Революция не состоялась

Единственным реальным результатом забастовки 2006 года стало повышение заработной платы подземным рабочим с 30–50 тысяч тенге до 90 тысяч и выше. Что касается обещанной технической революции в обеспечении безопасности горных работ, она так и не состоялась.

Даже надоевший всем проверяющим исторический раритет на шахте им. Костенко – подъемник… 1948 года выпуска, послевоенный подарок шахтерам от американской фирмы “Аллес Чалмес” – остался на месте как пример вопиющего игнорирования всех норм и требований техники безопасности и правил эксплуатации механизмов.

Уже не одно поколение прокуроров пытается отправить подъемник на заслуженную свалку. Вот и на этот раз, после “Абайской”, Генеральная прокуратура провела фронтальную проверку всех карагандинских шахт, и прокуроры в очередной раз “выявили” на шахте им. Костенко американский подъемник 1948 года выпуска.

Даже интересно, устоит ли на этот раз “Аллес Чалмес”? Согласно правилам технической эксплуатации ресурс подъемных шахтных механизмов составляет 20 лет. А наследство дядюшки Сэма эксплуатируется уже 60 лет!

Дайте воздуха!

Прокуратура Карагандинской области выявила еще немало вопиющих фактов грубейших нарушений техники безопасности. И еще раз официально подтвердила то, о чем постоянно говорят рабочие: несмотря на многочисленные предписания государственных, специальных и правительственных комиссий, несмотря на тяжкие последствия участившихся аварий, на шахтах ничего не меняется.

– С момента прихода компании “Арселор Миттал” на шахтах бассейна произошло шесть крупных несчастных случаев, связанных со взрывом газа метана, – говорит прокурор Карагандинской области Амирхан Аманбаев. – Причиной взрывов каждый раз был факт наличия небезопасной концентрации метана в выработках. Поэтому в ходе прокурорской проверки мы в первую очередь изучали вопросы состояния проветривания и вентиляции шахт. Проверка показала: все существующие вентиляторы главного проветривания на всех шахтах компании “Арселор Миттал Темиртау” отработали свой нормативный срок эксплуатации в 2–2,5 раза. Все они эксплуатируются с шестидесятых годов прошлого века. Мнение специалистов таково: если сегодня не приступить к выполнению капитальных работ, то в ближайшие пять лет подача свежего воздуха в подземные выработки станет невозможна!

И тогда встанет вопрос уже не о соблюдении норм безопасности, а о полной остановке работы шахты.

Без образования – не критиковать!

Технический директор угольного департамента АО “Арселор Миттал Темиртау” Каниф Кашапов, выступая недавно с трибуны, высказал обиду в адрес всех проверяющих, пишущих, критикующих и освещающих.

– Сейчас сложное для нас время, – сказал Каниф Кашапов. – Много критики в наш адрес. В основной субъективной, есть и вовсе безграмотные замечания и комментарии лиц, не имеющих даже начального горного образования. И весь этот вал критики заслоняет нашу главную беду – газ метан. Он остается причиной всех крупных аварий последнего времени, даже на самых современных и высокотехнологичных шахтах. Чтобы обеспечить безопасность работ, необходимо иметь четкий прогноз. Такие расчеты можно выполнять, но они требуют серьезных финансовых и интеллектуальных затрат. Поэтому сейчас в новой инвестиционной программе основные затраты будут направлены на обеспечение газобезопасности шахт.

К сожалению, я принадлежу к неуважаемому угольным департаментом кругу лиц, не имеющих даже начального горного образования. Но высказать свое мнение в вопросительной форме, наверное, не зазорно и дилетанту. Я, например, из этого эмоционального выступления не совсем поняла, что же является главной бедой карагандинских шахт: газ метан или недостаток серьезных финансовых и интеллектуальных ресурсов?

Укрощение строптивых

Член управляющего комитета компании “Арселор Миттал” Малай Мукхерджи специально прилетел из Лондона в Караганду, чтобы обсудить вопросы безопасности со специалистами.

– Мы не отказываемся от дополнительных вложений и инвестиций, – заявил Мукхерджи, отвечая на вопросы журналистов. – Мы не специалисты в горном деле и поэтому полностью доверяем вашим карагандинским специалистам, которые управляют угольным департаментом. Когда мы подписывали контракт по приобретению шахт, в условиях договора было заложено 20 миллионов долларов ежегодных инвестиций в шахтное производство. Сегодня встает вопрос о том, что средств недостаточно. И мы увеличиваем инвестиции. На обеспечение стандартов безопасности труда на шахтах согласно разработанной программе выделяется 350 миллионов долларов. 78 миллионов освоено в прошлом году. В этом году сумма инвестиций составит уже 260 миллионов. Мы не приемлем экономии и сокращений в вопросах безопасности. И готовы пойти на все, чтобы достичь нулевого уровня травматизма и риска. Мы готовы на снижение уровня добычи угля, уменьшение нагрузки на лаву, на дополнительные затраты, на отказ от метода “шахта-лава”…

Такая сговорчивость руководства компании вызывает даже удивление. После стольких лет жесткого противостояния, во время которого шахтерам и общественности в популярной форме разъясняли, что инвестиций вкладывается более чем достаточно, а платить рабочим больше просто не из чего, поскольку отрасль не приносит прибыли.

Почему же сегодня инвестор сменил пластинку? Возможно, причиной тому – неожиданно жесткая позиция, которую заняло государство в лице правительства.

Пожалуй, впервые за двенадцать лет в отношениях между неприкасаемым инвестором и государством наметился явный холодок на официальном уровне. Правительство потребовало от Миттала немедленного принятия мер и пригрозило расторжением контракта.

Подземный евростандарт

Говоря о нерентабельности шахтерского труда, сотрудники Миттала, мягко говоря, лукавят. Казахстанский сектор в структуре “Арселор Миттал” занимает немаловажное место. И только в Казахстане металлургическое производство снабжается собственным супердешевым углем.

Отпускная цена угля на шахтах АО “Арселор Миттал Темиртау” установлена в 24 доллара за тонну. В эту сумму хозяева ухитряются включать все затраты – от подземного оборудования до зарплаты горняков. Если учесть, что мировая цена на уголь сегодня составляет 124 доллара за тонну, то становится понятно, почему наши шахтеры получают зарплату на уровне слаборазвитых стран, а в шахтах эксплуатируется оборудование довоенного образца.

Судя по сговорчивости, которую сегодня демонстрирует руководство компании, Миттал не собирается расставаться с казахстанским пирогом. И потому вынужден принимать условия, выставленные ему сегодня: довести уровень безопасности труда до евростандартов.

Карагандинский уголь и металл – неотъемлемая часть бизнеса транснациональной компании “Арселор Миттал”. Казахстан нужен Митталу, чтобы удержаться на верхних строчках в списке миллиардеров. Так что есть надежда, что взаимопонимание, построенное на взаимовыгоде, принесет реальную пользу рабочим.

Первые результаты уже есть. Впервые повышение заработной платы карагандинским шахтерам приблизило их к уровню коллег в России. Сегодня заработки российских и казахстанских шахтеров приблизительно сравнялись – в среднем от 800 до 1000 долларов. Конечно, до евростандартов еще далеко – в той же Великобритании подземный рабочий зарабатывает 70–80 тысяч евро в год. Но карагандинские шахтеры хотя бы оторвались от нигерийских горняков, работающих в угольных копях за 150–200 долларов в месяц.

Над его империей солнце не заходит

В 1995 году скромный индийский миллионер Лакшми Миттал купил Карагандинский металлургический комбинат. Флагман казахстанской индустрии, к тому времени погрязший в долгах и практически простаивавший, был продан за 310 миллионов долларов. При покупке инвестора освободили от многомиллионных долгов Кармета и предоставили огромные налоговые преференции.

Вложив более полумиллиарда долларов инвестиций, Миттал поднял производство, прикупил карагандинские шахты. И уже к концу 1996 года Кармет возобновил выпуск основной продукции – стального проката. А сам Лакшми Миттал заработал первый миллиард и впервые вошел в список миллиардеров.

Сегодня он контролирует мировой металлургический рынок. В списке богатейших людей планеты Миттал со своими 45 миллиардами сейчас занимает четвертую строчку.

Транснациональная компания “Арселор Миттал” включает 45 заводов-гигантов в 14 странах мира. Топ-менеджеры компании, склонные к образному стилю индийской поэзии, любят повторять: “Над империей Миттала никогда не заходит солнце, потому что она простирается от Тринидада и Тобаго через США и Канаду, от Франции, Алжира, Румынии, Польши, Украины до Казахстана”. 310 тысяч рабочих с восхода до заката трудятся на благо стальной империи. Из них 50 тысяч – граждане Казахстана.

* * *

По результатам государственной проверки за нарушение требований безопасности на угольных шахтах должностные лица компании оштрафованы на… 300 тысяч тенге.

* * *

Уточнение

В №5 (026) от 1 февраля 2008 года в качестве иллюстрации к статье “Замороженные стройки – отмороженные строители?” была опубликована панорамная фотография строящегося городского объекта. Согласно письму ТОО “Атрикс-Строй” на фото изображен многофункциональный жилой комплекс “Жеруйык”, строительство которого не приостанавливалось. Редакция уточняет: к содержанию статьи данная фотография отношения не имеет.

Татьяна Тен, Караганда

Загрузка...