Опубликовано: 1334

Мифическая защита

Мифическая защита

На всю страну у нас только один отдел по защите свидетелей. Казахстанцы к нему относятся с опаской. Не верят они в такую защиту.

К программе нет доверия

Как уверяют американские криминологи, программы защиты свидетелей помогли в 60–70-х годах прошлого века добиться перелома в борьбе с мафией. Реальная история 70-х про гангстера Донни Браско, который на самом деле оказался агентом ФБР Джозефом Пистоне, позже стала основой для сценария фильма. Настоящий Пистоне после того, как в течение пяти лет подряд разоблачал своих товарищей по преступному ремеслу, в буквальном смысле слова исчез. Личность того, в кого превратился боец невидимого фронта, является государственной тайной Соединенных Штатов.

– О программе защиты свидетелей наши граждане знают в основном по американским фильмам. О чем это говорит? – задает сам себе вопрос полковник полиции Шамшадин Байкуатов. – О том, что полицейские в США грамотно наладили информационную работу с населением. А это то, без чего программа защиты свидетелей работать не будет. Очень много людей заранее боятся выступать свидетелями на процессах – они знают, как организованная преступность умеет давить на тех, кто знает слишком много.

В оценке эффективности нужна…осторожность

Должность Шамшадина Байкуатова официально звучит так: начальник единственного в стране отдела по организации защиты участников уголовного процесса комитета криминальной полиции министерства внутренних дел Республики Казахстан. Проще – отдел по защите свидетелей, единственное специализированное подразделение по защите свидетелей во всех правоохранительных органах Казахстана.

– К оценке эффективности программы защиты свидетелей надо подходить осторожно. Я не только свое подразделение пытаюсь “выгородить”, – объясняет Шамшадин Байкуатов. – Просто закон был принят только в 2001 году. Мы не во всем успели наработать собственный опыт, во многом приходится перенимать багаж зарубежных коллег.

Ожидаемые рифы закона

По словам главного специалиста по защите свидетелей, казахстанские правоохранители по закону могут предоставить гражданам те же “услуги”, что и иностранные полицейские, – изменение внешности и смену места проживания, не говоря уже о вооруженной охране.

– Пока нам не приходилось прибегать к столь дорогостоящим и сложным способам защиты свидетелей, как изменение внешности и смена места жительства, – говорит полковник полиции. – Но по закону такая возможность у гражданина есть. По соглашению с коллегами из других стран СНГ свидетель даже имеет право уехать за рубеж, в одну из бывших советских республик, входящих в Содружество. Сложность этого метода защиты в том, что гражданина защищает фактически не только одна лишь полиция. Здесь же нужна согласованная работа нескольких ведомств. Ведь полицейские не могут сами провести пластическую операцию, выправить человеку новые документы, предоставить жилье.

Как защитить не на словах, а на деле?

Начальник отдела защиты свидетелей не зря сделал оговорку про осторожность подхода в оценке работы отечественной полиции в этой области. У практикующих юристов уже возникли вопросы к законодательству о безопасности участников судебных процессов и его применению на практике.

– Мне лично приходилось сталкиваться с законодательством о защите прав свидетелей, при этом я, как адвокат, находился по “ту сторону”, закон защищал свидетеля от моего подзащитного, – вспоминает Евгений Жовтис, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. – В результате применения этого закона мы так и не смогли должным образом опросить свидетеля. В общем же могу указать на то, что становлению института защиты свидетелей мешает еще и сложившееся в обществе недоверие к правоохранительным органам.

По мнению юристов, реализовать на практике самые лучшие предложения по защите свидетелей будет трудно из-за хронической болезни правоохранительных органов страны – коррупции. Ведь суть закона о безопасности участников процесса именно в том, чтобы оградить свидетеля от сил, которые обладают заведомо огромными возможностями. Но самым большим упущением составителей закона называется отсутствие нормы, предписывающей защищать участника процесса и после окончания суда.

Криминалитет забывчивостью не страдает

Увы, но, как показывает практика, члены организованных преступных сообществ забывчивостью, а равно и отходчивостью не страдают. Поэтому после приговора суда может начаться самое интересное. В Соединенных Штатах (здесь они точно могут быть образцом для подражания) существует даже специальная телефонная линия, позвонив по которой, свидетель процесса может узнать, сколько ему осталось… ждать выхода из тюрьмы осужденного на этом самом процессе.

– Главное – не просто приставить к свидетелю вооруженных полицейских во время процесса, – комментирует Евгений Жовтис. – Вопрос в том, что будет потом, после процесса, или когда осужденный выйдет на свободу?

Полицейские тоже признают, что Закон “О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе” не безгрешен. Например, говорится о том, что должны быть введены нормы, позволяющие осуществлять защиту свидетелей и после процесса. Но пока это слова. По крайней мере, после принятия закона уже прошло 6 лет. Вот и получается, что и закон есть, и деньги из бюджета выделяются, как нас заверили, приличные. Но люди-то с недоверием и опаской относятся к программам по защите свидетелей! Не верят они в такую защиту.

Филипп ПРОКУДИН

Загрузка...