Опубликовано: 7016

Мгновения кайфа

Мгновения кайфа

Есть такая профессия – “скидывать людей с крыши”, но чаще всего люди сами прыгают… за новой дозой адреналина. В Казахстане стремительно развивается новый вид воздушного экстрима – роупджампинг.23 тысячи прыжков

Роупджампинг (с англ. rope – веревка и jumping – прыгать) быстро нашел в Казахстане своих приверженцев. Одно из главных условий – наличие соответствующего высотного здания, моста. При свободном падении со среднестатистического 30-метрового объекта джамперы долетают до земли примерно за 15 секунд. Зато какие это секунды!

2 года назад в Астане проводился психофизический форум, и в рамках него осуществлялись прыжки с веревкой. Приехала команда Fly из Новосибирска, и я, так полагаю, что это были первые прыжки с веревкой в Казахстане, – говорит Анатолий ЛАСТОВЕНКО из Усть-Каменогорска. – Я познакомился с этими ребятами, предложил привезти их в Усть-Каменогорск. Там всё и началось, постепенно, когда мы уже сами всему научились, стали “захватывать” другие города страны: Астану, Алматы, Петропавловск, Семей…

Сегодня в истории отечественных роупджамперов – 23 тысячи прыжков в 19 городах Казахстана, Киргизии и России.

Для чего люди прыгают с высоты? Это может быть как желание получить новую порцию адреналина, так и уход от суеты повседневной жизни, через возможность испытать неведомое. В таком деле, как роупджампинг, с каждым новым прыжком чувства не только не притупляются, наоборот – обостряются.

Это каждый раз по-разному, но всегда есть чувство адреналина, страха, мандража, как хотите это называйте, иногда прикольно почувствовать себя космонавтом. Пульс учащается, дыхание сбивается, ощущения непередаваемые! – рассказывает Анатолий, у которого за плечами с десяток прыжков. – В команде из Астаны есть джампер Дмитрий, у которого уже более 150 прыжков в активе. Он за день может 20 раз спрыгнуть и ходит довольный!

 У нас страшнее

Считается, что второй прыжок – самый страшный. Когда человек прыгает в первый раз, то это происходит на повышенных эмоциях – на чувстве эйфории или, наоборот, на приступе паники. А во второй раз джампер точно знает, что его ждет, поэтому инстинктивно начинает бояться сильнее. В прыжках с парашютом работает тот же механизм.

Помню, инструктор нам рассказывал, что большинство травм получают именно те, кто прыгает во второй раз.

Главный же вопрос для еще не вкусивших прыжки с высотных объектов, насколько это опасно для жизни?

Мы всех предупреждаем, что это мероприятие класса экстрим – очень опасное. Мы постоянно следим за безопасностью на крыше, чтобы никто не споткнулся, не упал. Даже до прыжка можно получить ссадину карабином по лицу, если у тебя маленький рост или ожог от веревки, если она закрутится невероятным образом. Но большую часть травм получаем мы, те, кто страхует, ловит. Была ситуация, когда человек спрыгнул без команды, а тормоз не был еще готов, нам пришлось останавливать его собственными руками, Я получил ожог на левой руке, кожу хорошо содрало, теперь у меня шрам на всю руку.

Прыгать можно только по команде, иногда особо боязливым приходится помогать, но, как правило, люди сами делают этот шаг, а точнее, прыжок в сторону земли:

Когда мы приезжали в Алматы, к нам приходили ребята-парашютисты и даже каскадеры с “Казахфильма”. Так вот, большинство парашютистов сначала выпендриваются, но потом, когда спускаются на землю, говорят, что “у нас страшнее”. Потому что видно всю землю, когда же прыгаешь с парашютом, это не так страшно.

Чтобы крыша была целая

Для прыжка подойдет любое высотное здание. Причем чем выше – тем лучше. Оптимальной считается высота объекта в 30–50 метров:

Если у объекта есть хозяин, мы стараемся получить разрешение. Самое главное, чтобы на крыше было комфортно работать, то есть крыша должна быть целая, чтобы люди не падали. Также важно, чтобы перед объектом было свободное пространство, куда привязать базу (играющую главенствующее значение во время торможения. – Прим. авт.). Удариться о само здание – практически невозможно.

Попрыгать незамеченными – вряд ли получится. Поэтому джамперы никогда не посягают на чужую собственность, а культурно спрашивают разрешение либо платят за аренду:

– В Павлодаре мы прыгали в основном с пятиэтажек, в Алматы выезжали за город, там был заброшенный завод высотой 40 метров.

– Как реагируют хозяева объектов, когда вы обращаетесь к ним с предложением: “Мы хотим прыгнуть с вашего здания”...

– По-разному, в Астане, например, есть заброшенное здание в черте города наподобие элеватора. С его хозяином, очень открытым человеком, было легко договориться. В основном мы используем заброшенные здания либо частные, чтобы меньше проблем было.

Можно сбросить даже слоника

Роупджампинг – увлечение не для всех. Например, он запрещен людям, имеющим различные болезни позвоночника, сердца, камни в почках, психологические отклонения, людям в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, беременным.

 – Мы даем ознакомиться с договором, человек подтверждает, что имеет ясный рассудок и четко представляет всю опасность последствий, если вдруг он скрыл от нас свои болезни, – говорит Анатолий. – Технически по весу ограничений нет, единственное, мы не можем запихнуть человека в альпинистскую завязку, если он весит 130–140 кг. Просто не влезает. А за один раз можно скидывать хоть три человека, если позволяет снаряжение.

Альпинистская веревка может удерживать вес до 3–3,5 тонны, то есть при желании можно сбросить даже слоника. Непосредственно прыжок происходит после краткого инструктажа. Что на нем рассказывают?

Мы объясняем, что можно и чего нельзя делать во время прыжка. Например, нельзя совать пальцы в карабин, нельзя веревку на себя наматывать, потому что во время рывка она может из рук выскользнуть – и вы сожжете кожу на руках. Специально для таких умников мы первые 2–3 метра веревки закрыли толстым слоем ткани. Приходится вести и психологическую подготовку, как правило, у людей начинается паника, непонятные приступы перед самим прыжком. Поначалу мне было сложно, теперь, наверное, можно идти учиться на психолога…

Для торможения используется амортизирующая система альпинистских веревок и снаряжения.

Уникальный случай

Интересно, что активно прыгают представители обоих полов – в возрасте от 18 до 50 лет.

Самая молодая девочка у нас была – 14 лет, самый возрастной мужчина – 58 лет, – отмечает Ластовенко. – В первом случае мать присутствовала, она – сама прыгунья, поэтому и дочке разрешила.

Самый же уникальный случай произошел минувшим летом. Эта история – свидетельство того, что даже человек с ограниченными возможностями готов попробовать, что такое роупджампинг:

Динара не может ходить, передвигается на инвалидной коляске. Она сама с нами связалась. Было сложно технически это осуществить – поднять девушку на 25-метровую высоту. Мы на земле на нее надели снаряжение, то есть весь процесс провели в обратном порядке. Коляска осталась на земле, но можно было и в ней. Ребят иногда скидывают с велосипедами, со сноубордами, с чем угодно можно... Мы очень волновались! Всё прошло успешно. Девушка осталась довольна и до сих пор со мной связь поддерживает.

Ритуальные прыжки

Роупджампинг общепризнан менее опасным развлечением, чем его прародитель банджидампинг, оба вида остаются при этом весьма популярными.

Разница в том, что банджиджампинг – это прыжки вниз головой с привязанной к ногам эластичной веревкой. История банджиджампинга зародилась в Новой Зеландии. В то время эти прыжки носили ритуальный характер. Таким образом закаляли мальчиков местных племен, по другой же версии – так просили урожая у земли. Если раньше к ногам прыгунов привязывались лианы, то сегодня в банджиджампинге, который также называют “тарзанкой”, используют эластичный трос. Он растягивается во время прыжка, и прыгунов подкидывает вверх-вниз. Обычно прыгают с мостов, вышек, был даже прыжок с Эйфелевой башни. Приверженцы роупджампинга уверяют, что на их веревке любителей прыжков меньше трясет и дергает. Плюс их статичная веревка позволяет рассчитать траекторию полета прыгуна. В банджиджампинге используется трос, в случае, если порвется хотя бы одна из его нитей, накроется весь трос.

Более молодой роупджампинг был изобретен скалолазом из США Дэном Османом в 1989 году. Он многократно срывался с выступов во время своих подъемов, и таким опытным методом изобрел “контролируемое свободное падение”. Именно Осману принадлежал первый рекорд в 230 метров свободного падения, который долго никто не мог превзойти.

 Алматы

Загрузка...