Опубликовано: 3 1683

Между ног: Владимир Рерих о гадостях в нашей речи

Между ног: Владимир Рерих о гадостях в нашей речи

Один из персонажей Довлатова, мнивший себя литератором, снисходительно ронял порой: да так, пишу кое-что, иногда. Между строк.

Звучит смешно, однако, если вдуматься, то именно в этих интервалах и пробелах зарождаются и живут потаенные, укромные, застенчивые и даже стыдные смыслы, которые очень часто выдают себя за подлинную правду. Между строк – как “между ног”, все знают, что там находится, но говорить об этом вслух не принято.

Понятно, что теракт он и есть теракт, где бы ни происходил. Но когда взрывы и выстрелы гремят в Париже или Брюсселе, начинается общепланетная скорбь, выраженная  разновидностями трагического заклинания “Я-Шарли”. А вот чудовищные гекатомбы Стамбула и Анкары вызвали сочувственные новостные сообщения с протокольно безукоризненным перечислением погибших и раненых –  не более того. Еще недели не прошло после адского подрыва в Пакистане, но скорбных табличек с надписью “Я-Лахор” не наблюдалось. Понятно же, что Париж “это наше всё”, а Лахор…  Вот именно. И эта невидимая разница живет между строк.

Между строк обитают призраки подсознания, вот в чем дело. В слове “подсознание” есть оттенок подспудности, подвальности, подпольности, сырости и мрака, где охотно живут и размножаются вульгарные и увечные разновидности человеческой мысли, состоящие в прямом родстве с плесенными наростами, осклизлыми грибками, мелкими жучками, летучими паучками и мерзкими  мокрицами. Это рой тех самых “низких истин”, в пучине которых истлевают смердящие, полуразложившиеся предрассудки, дурные приметы, детские страхи, юношеские обиды, любовные разочарования, мелкие подлости, карьерные катастрофы, заскорузлые убеждения и прочие мумифицированные останки так называемого жизненного опыта.

Нормальный, то есть здоровый, умный и образованный человек знает свое подполье, во всяком случае, умеет расслышать его “скрежет зубовный” и не спутать его с “музыкой сфер”. Но своеобразие нашего времени состоит в том, что неглупый и совестливый человек в силу множества причин неотвратимо удаляется, а на авансцену – в который уж раз – бодро выскакивает персонаж подполья, склонный чудовищно упрощать картину жизни. Выходит со всеми своими тараканами, блохами и мокрицами.

Откуда, спрошу вас, взялись и почему с такой сумасшедшей прытью распространились все эти омерзительные словечки, эти новейшие ксенофобские клички – “укропы”, “ватники”, “рашисты”, “крымнашисты”, “путиноиды”, “быдломаны”, “нацики”, “опики”, etc., etc.? Да всё оттуда же, из взломанного подполья, где они сотни лет ютятся по углам, терпеливо дожидаясь своего часа. Французы там – “лягушатники”, итальянцы – “макаронники”, немцы – “колбасники”. В том же ряду – “боши”, “гринго”, “гансы”, “пиндосы”, “бульбаши”, “чухна”, “кацапы”, “чурки”, “ляхи”, “хохлы”, “мамбеты” и “реднеки”. Ну и, разумеется, “жиды”, куда же без них.

Этот дегтярный словарь накапливался долго и в одночасье его не изведешь даже дустом. Однако в публичном пространстве его использование должно быть  безоговорочно табуировано законом. Казалось бы, чего проще?

В середине прошлой недели созерцал на Первом российском канале ток-шоу “Политика”. С участием Жириновского – как же без него. Толковали что-то там о Сирии, эксперты были разноплеменные: американцы, немцы, поляки, россияне. Толковали горячо. Жириновский интригующе помалкивал, наконец вступил. Тут-то, как водится, и началось. Это та самая передачка, где он хамски благословил взрывы в европейских городах, будто бы выгодные России. Ну что с него возьмешь –  максималист, эксцентрик, клоун, анфан террибль, Вовочка из анекдота. Но в тот вечер Вовочку не просто несло, его изрядно “пронесло”. Вырвавшись за флажки, он припадочно визжал, вываливая на своих ошарашенных визави потоки эпилептической пены. Немцев назвал вечными фашистами, американцев – подонками, а поляку заявил, что такой страны скоро вообще не будет. Словом, изблевал из уст своих гнусное варево из подпольных жаб, мышей, ядовитых грибов, мокриц и тараканов.

И черт бы с ним, но неужели Первый канал не сознает, что это не просто банальное провокативное зрелище, обещающее обильные рейтинги, но и общественно опасный стартовый выстрел, имеющий некое разрешительное значение? Как там, у Зощенко: давай, Вовка, не робей, дуй до горы!

Вовчики не робеют. Они стали бойкие и взалкали публичного обожания – любой ценой. Недавно один из этих бойких блогеров предерзко поставил под сомнение мужество и героизм летчиков, спасших в аэропорту Астаны людей и самолет от катастрофы. Нужно еще проверить, заявил он с азартом естествоиспытателя, насколько “мокренькими” были их трусы.

И проверят, будьте покойны. Они уже выбрались из пространства между строк, теперь они будут там, между ног.

Ну а где им еще быть?

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ