Опубликовано: 1442

Между Казахстаном и Америкой

Между Казахстаном и Америкой

В Алматы состоялась премьера балета “Тлеп и Сарыкыз”, в котором ведущую партию исполняет алматинка Сауле Рахмедова – прима-балерина американского New Jersey Ballet. Перед премьерой нашему корреспонденту удалось побеседовать с ней.

Сауле с улыбкой говорит, что возраст у нее – для балерины – практически пенсионный. Но сцену оставлять не собирается. Она очень легка и пластична. Полна энергии, надежд и мечтаний. И хоть долгие годы жила в Америке, ее открытую улыбку американской не назовешь. Она – дитя Востока. Чем и гордится. И в Америке ее представляли не иначе, как балерину из Казахстана.

А на родине помнят как одну из первых “Мисс Казахстан”.

Восток – дело тонкое

– Сауле, чего вы ждете от премьеры?

– Я ничего не жду. Просто хочу, чтобы спектакль успешно прошел и понравился зрителям. Чтобы они оценили его по достоинству – много сил в него вложено, и спектакль получился интересный.

– Титул “Мисс Казахстан” как-то помогал в жизни и карьере?

– Конечно, он сыграл определенную роль. Я стала себя увереннее чувствовать. Раньше-то считала себя гадким утенком. Конкурс повлиял на мой характер и в некотором роде – на удачу. Кое-какие двери до сих пор быстрее открываются. Интересно, что многие, с кем я встречаюсь, помнят меня как “Мисс Казахстан”. Меня всегда представляли в первую очередь как “Мисс”, а уже потом как балерину. Только сейчас начали представлять наоборот.

– А как попали на конкурс красоты?

– Случайно. Пришла с подругами. Услышали о конкурсе, но не думали, что все так серьезно будет. И победа сначала на алматинском, а потом и на республиканском конкурсе для меня стала большой неожиданностью.

– Помнится, вам Президент страны вручил ключи от квартиры в Астане. Потом вас пригласили возглавить балетную труппу Астаны. Год назад вы еще работали там. Но почему-то ушли…

– Если честно, я не хочу вдаваться в подробности этого внутреннего конфликта, всех закулисных интрижек и прочих вещей, из-за которых я не работаю там. И к тому же я сама не была готова остаться в Астане, жить там и работать. В Америке я проводила все-таки большую часть времени. Сегодня я приехала сюда, осталась в Алматы и, если честно, рада, что все так сложилось. Здесь мой дом, моя мама.

Здесь нужно обходить углы

– Где жить проще – в Америке или в Казахстане?

– Везде есть свои плюсы и минусы. Здесь ментальность, конечно, особенная. Знаете, все эти наши дела (улыбается). Все решается через связи... В Америке все совсем по-другому. Хотя, может, там мне просто не приходилось решать самой какие-то серьезные дела, поэтому я с подобным не сталкивалась. У нас все-таки Восток. Здесь постоянно нужно обходить углы. А у меня характер слишком прямой и слишком открытый для этого. Я привыкла называть все своими именами, забывая, что здесь нужно все делать по-восточному.

– Ну а сейчас стали по-восточному хитрее, мудрее?

– Да, шишек уже набила, набила... Уже в следующий раз буду по-другому действовать, зная, где и как нужно.

– Говорят, дома и стены помогают. А вы это чувствуете?

– Да, конечно. Единственное – устала физически из-за бешеного графика. Дня на три хочется куда-нибудь в горы уехать. Просто дышать, спать, читать…

– Стать балериной – это детская мечта?

– Сначала я хотела стать то врачом, то певицей, то еще кем-нибудь. Но, когда в десять лет меня приняли в хореографическое училище, поняла, что это моя профессия на всю жизнь.

Жизнь между странами

– Ведущие партии в ГАТОБе, потом Москва. Имперский Русский балет. Жизель, Кармен, Эсмеральда. Успешные гастроли в Европе, Азии, Америке. Со стороны кажется – все так просто…

– В Москве я пережила тяжелое время. Два путча. Сложный период, когда в Москве был голод, на прилавках – только морская капуста.

– А что еще нужно балерине? Форму ведь надо поддерживать!

– С весом у меня проблем никогда не было. Маме приходилось привозить мне из Казахстана по сорок килограммов продуктов. Сейчас думаю, что все это возможно только в молодости. Вспоминаешь и думаешь, что сейчас так бы уже не сорвалась бы никуда.

А потом начались поездки. Мы много ездили по миру.

– А как оказались в Германии?

– Вышла замуж за немца. Познакомились с ним в воздухе между Алматой и Москвой – в самолете. Он бизнесмен. В свой германский период я практически не работала. Изучала немецкий язык. Но семья у меня там не сложилась.

– Я, как все женщины, мечтаю о семейном счастье, о детях. В ближайшем будущем, надеюсь, все будет нормально.

– То есть у вас уже есть конкретные планы на этот счет?

– Планы, конечно, есть. Хочется спокойствия и стабильности.

– А избранник у вас уже есть?

– Это такой личный вопрос, я даже сейчас затрудняюсь… но будем считать, что есть. Есть такой человек!

Я всегда была ведущей солисткой!

– “Нью-Джерси балет”, в котором вы много лет были прима-балериной, входит в десятку лучших трупп классического балета США. Вы были своеобразной визитной карточкой этого престижного театра – это очень высокая честь...

– Да, в Америке я активно работала. Жизнь складывалась интересно. Другая страна. Ведущая солистка “Нью-Джерси”. Я, в принципе, везде была ведущей солисткой. И по сей день ею остаюсь. В Америке меня до сих пор приглашают, я все никак вырваться не могу. У меня договоренность с дирекцией нашей американской компании, что я еще там буду задействована.

– То есть вы опять будете разрываться между Казахстаном и Америкой?

– Пока танцую, я хочу и тут и там работать. Почему нет?

Я считаю, в жизни все должно быть поэтапно. Каждый этап дает что-то человеку и заканчивается. И начинается новый этап. А человек должен это что-то взять и нести дальше. У меня начался новый этап, есть какие-то цели. И я должна его пройти. Мне интересно идти дальше. А вот когда пройду определенный рубеж, тогда посмотрим, что меня ждет.

– Вы говорили, что танцевали партии в балете Бориса Эйфмана и влюбились в эти постановки. Вас привлекает современный балет?

– Я классическая балерина, и у меня классический репертуар. В Америке артист балета имеет возможность танцевать разные амплуа – классику, джаз, модерн. У них и в театрах идет разный репертуар. Потому что все балетные компании коммерческие, и им приходится постоянно меняться. Они не показывают один репертуар пожизненно. И мне, как балерине, которая уже много чего перетанцевала, интересно экспериментировать. Я с удовольствием танцую и классические партии, и те вещи, которых у меня пока нет в репертуаре, как, например, Мехмене Бану – “Легенды о любви”. И хочется что-то новое для себя открывать, а не исполнять пожизненно одну и ту же роль.

Всем удачи – и до встречи!

– А как родился балет “Тлеп и Сарыкыз”?

– Два года назад Марат Бисенгалиев пригласил меня принять участие в “Концертах на родине”. Там он меня познакомил с Сапаром Искаковичем Искаковым, предпринимателем из Астаны – он хотел финансировать балет по семейной легенде. И попросил найти западного хореографа. Я предложила Марго, с которой работала в Америке.

Марго очень много сделала. У нас были моменты, когда у всех руки опускались. Она единственная, кто до конца верил, что все будет нормально. Я удивляюсь, что человек, приехавший из другой страны и столкнувшийся со всеми этими проблемами, не отступил. Другой бы давно плюнул на все, развернулся и уехал. А она держалась. И я снимаю перед ней шляпу.

– Какие партии еще у вас намечаются в театре?

– В конце февраля – Кармен. Меня пока только вводят в репертуар. Он составляется ежемесячно. Хочется, конечно, и Зарему в “Бахчисарайском фонтане” станцевать. И классику, конечно, я все-таки классическая балерина, с удовольствием буду репетировать.

– О чем мечтаете?

– О том, чтобы люди чаще ходили в театр и наслаждались искусством. Знаете, какое невероятное ощущение испытываешь, когда в зале много зрителей! Поэтому я желаю удачи всем казахстанцам! Чтобы они могли себе позволить часто ходить в театр. Так что до встречи!

Наталья БОЙКО, Иван Беседин и Руслан Пряников (фото)

Загрузка...