Опубликовано: 1979

Место рождения – Стамбул

Место рождения – Стамбул

Новорожденный казахстанец больше месяца провел в Турции – один, без родителей. Пока он боролся за жизнь в Стамбуле, родные в Алматы искали деньги на оплату больничных счетов.

Сегодня Лена наслаждается обычными для молодых мам радостями: гуляет, кормит, берет на руки своего малыша, и даже его плач кажется ей божественной симфонией. Как же долго она к этому шла!

Еще полтора месяца назад ребенок был на грани жизни и смерти… оставленный выживать в чужом государстве.

Теперь в свидетельстве о рождении малыша будет написано: место рождения – Стамбул. Разлука с новорожденным сыном, который раньше срока родился в Турции, превратилась для молодой мамы и ее близких в хождение по мукам. Сначала был страх за его жизнь. А потом пришлось искать деньги, чтобы расплатиться с клиникой, вытащившей малыша с того света…

Роды на автобусной станции

История эта весьма поучительна. Елена Сергеева-Федорова поехала навестить близкую подругу в Болгарию. Она была в “интересном положении”, однако думала, что время отдохнуть у нее еще есть, роды предполагались только через три месяца. Ей без проблем продали авиабилет, снабдили страховкой.

– Анализы были в норме, токсикоза не было, я еще шутила – как легко быть беременной! – вспоминает Лена. – Моя подруга живет неподалеку от Софии, в поселке Елин-Пелин. Я туда ехала, как в санаторий. Мы с ней постоянно гуляли по лесу, дышали свежим воздухом, она, кстати, тоже в положении.

Назад, в Алматы, Лена возвращалась через Турцию, прямого рейса из Болгарии не было. До Стамбула, где в аэропорту она должна была пересесть на самолет, добиралась на автобусе. Выйдя из автобуса, почувствовала боли в животе...

Так, на 28-й неделе 27 февраля появился на свет Кирилл. Имя для первенца родители выбрали заранее.

– На автобусной станции вызвали “скорую”, меня привезли в больницу, где ребенка буквально поймали “на выходе”. Но в больнице, где роды принимали, не было специального оборудования, а у малыша еще не вырабатывалась жидкость, которая не позволяет легким склеиваться. Сына повезли в перинатальный центр для недоношенных детей.

Процент счастливчиков

Одна, в чужом городе, изъясняясь на ломаном английском, Лена умоляла помочь ее сыну выжить. Врачи не давали никаких гарантий. Она позвонила в Алматы мужу Ивану, тот сразу вылетел в Стамбул. Ребенок был очень слаб, ему требовались дорогостоящие лекарства, кислород, питание. В Стамбуле через знакомых нашли человека по имени Мустафа, который очень помог, ведь даже с врачами Лене и Ивану было сложно разговаривать. Мустафа попросил врачей не зарабатывать деньги на горе иностранцев, поэтому пребывание Кирилла в клинике ежедневно обходилось в 600 долларов США. Через две недели сумма сократилась вдвое.

– Они нам сказали: если через две недели ему лучше не станет, вернем вам все деньги, – говорит Елена с дрожью в голосе. – Слава Богу, ничего не понадобилось возвращать! Он очень быстро поправился, здоровый мальчишка, только маленький! Нам разрешали только дотрагиваться до него. Мы пробыли рядом с ним неделю.

При рождении Кирилл весил всего 1180 граммов. Потом похудел до 940 граммов. Специалисты говорят, что выживаемость таких крошечных детей составляет всего 20–25 процентов. Малютка не мог сам есть, не умел дышать, но попал в процент счастливчиков!

Нестраховой случай

Домой Лена и Иван возвращались вдвоем. Изможденные, расстроенные, потерянные. Они оставили только что появившегося на свет первенца за четыре тысячи километров от дома!

– Я ревела целыми днями, словно кусок сердца у меня вырвали. Когда садились в самолет с мужем, думала: куда я лечу, мой ребенок остается тут! Это было тяжело и страшно. Чтобы не сойти с ума, я постоянно перезванивалась с турецким доктором, она сообщала, какой у него вес...

Лена еще несколько раз летала в Стамбул. Самолеты, гостиницы, больница – этот замкнутый круг выматывал ее.

А когда малыш пошел на поправку, встал вопрос оплаты. Родители метались, искали помощи в Интернете, занимали у знакомых, обращались в благотворительные фонды, банки.

Неприятней всего, что этот случай был, что называется, нестраховой. Как объяснили в организации, которая страховала Лену, для беременных сроком более 12 недели предлагается страхование только жизни матери. Если бы беременная Лена подвернула ногу, ей бы обязательно выплатили деньги. А преждевременные роды в чужой стране, едва живой недоношенный ребенок – это уже ее личные проблемы.

Рука помощи

С личными проблемами она боролась сама, но сбор средств проходил туго. Родителям удалось найти 8 тысяч долларов США. Надо было еще 5 тысяч. И Лена обратилась в консульство Казахстана в Стамбуле с мольбами о помощи – это был последний шанс.

– 17 апреля его должны были выписывать, – говорит она. – А до 16-го не было ни ответа, ни гарантии, что ответ будет положительным. Денег больше не было, и самое страшное, что их негде было взять! Если бы мы не смогли заплатить врачам, то не вывезли бы ребенка из Турции…

Но за день до выписки наше консульство в Стамбуле оплатило оставшуюся сумму.

– Я очень благодарна консульству, его представитель Гани Бикенов провожал нас в аэропорту Стамбула и очень помог нам, там до последнего были всякие препятствия. В том числе с оплатой штрафа в 300 долларов при таможенном контроле. По их правилам ребенка надо было вывезти из Турции в течение месяца, и никто не принимал во внимание, что он был нетранспортабелен!

Урок для остальных

19 апреля Лена с Кириллом прилетели в Алматы. История завершилась удачно – благодаря мобилизации родителей малыша, нашего консульства и еще ряда людей, которые сделали все, чтобы один крошечный гражданин Казахстана выбрал жизнь.

– Когда уезжали из Турции, он весил целых 2300 граммов! Доктор, принимавший роды, сказал, что из-за некоторых проблем я бы его все равно не доносила до конца срока. Может, с одной стороны, и хорошо, что он родился там, где его спасли.

Преждевременное появление малыша на свет обошлось семье в 18 тысяч долларов, из них 13 тысяч стоило его пребывание в турецкой больнице. То, что пришлось пережить родным малыша, не измерить никакими деньгами.

Так что пусть эта история станет уроком для всех будущих мам. Ведь не всегда врач может быть богом.

КомпетентноМы поможем, но и сами будьте бдительней!

Ильяс Омаров, пресс-секретарь МИД РК:

– После того как женщина обратилась в казахстанское консульство в Стамбуле, они сразу отправили нам запрос. МИД заплатил часть недостающей суммы по счету, который выставила больница. У нас есть бюджетная программа “010”, один из ее пунктов – оказание помощи нашим гражданам в форс-мажорных обстоятельствах. Например, в случае природных катастроф, если человек стал жертвой преступления и остался без денег, нелегально был вывезен за границу.

И было принято решение помочь молодой маме. Чисто по-человечески ее понимаю, но вдруг она бы родила на борту самолета? Или в таком месте, где не оказалось бы больниц, квалифицированной помощи? Бывают ведь и летальные исходы в подобных историях.

Поэтому в качестве рекомендации от МИДа: надо всегда знать условия пребывания, в том числе климатические, особенно в таком специфическом положении. И осмотрительно принимать решение о загранпоездках. Ведь тут стоял вопрос более важный, чем деньги, – здоровье маленького ребенка, нашего гражданина.

Нельзя быть такими легкомысленными

Иван Коркан, доктор наук, профессор, директор центра семейной медицины, президент ассоциации врачей акушеров-гинекологов:

– Такая нагрузка, как перелет на самолете, может отрицательно сказаться на плоде. И спровоцировать преждевременные роды. Взлеты и посадки – это, по сути, стресс, который приводит к нарушению кровотока в системе “матка – плацента – плод”. То есть у ребенка может появиться гипоксия – недостаток кислорода, он же его получает через кровь матери. А при наличии патологии у женщины это может привести даже к гибели плода от удушья. В самолетах часто рожают раньше срока. Потому, начиная с шести месяцев беременности, врачи не рекомендуют женщинам летать. Нельзя быть легкомысленными и думать только о себе.

Билеты – только по справке от врача

Белла Тормышева, директор по связям с общественностью АО “Эйр Астана”:

– Беременные женщины со сроком до 28 недель при покупке авиабилета должны предъявить обменную карту, полученную при постановке на учет. Если нет противопоказаний, то они допускаются на борт самолета, в противном случае необходимо предъявить справку от врача. При беременности с 28 до 36 недель билеты продают только при наличии справки от врача. При этом женщины дополнительно заполняют декларацию об ответственности. После 36 недель беременных женщин к перевозке на воздушных судах не допускают.

Подобный случай широко освещался в российской прессе прошлой осенью.

В конце августа 2007 года у россиянки Юлии Корсаковой, отдыхавшей в Кемере, родился ребенок. Это произошло раньше запланированного срока.

Малыш был помещен в барокамеру, а родителям выставили внушительный счет за медицинские услуги. Они были вынуждены оставить ребенка в больнице, а сами уехали в Россию на поиски денег. История вызвала огромный общественный резонанс. Финансовый вопрос был решен с помощью страховой компании, работники дипломатического корпуса помогли уладить проблемы с документами. Транспортировать юного россиянина на родину прибыла специальная бригада врачей.

Марина ХЕГАЙ, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...