Опубликовано: 4628

Мертвая петля

Мертвая петля

В 2010 году в Казахстане покончили с жизнью 237 подростков. Между тем чиновники Министерства образования рапортуют: по стране действуют 168 детских общественных приемных, 211 телефонов доверия, 14 кризисных центров для детей. Есть еще целая армия психологов – 7570. А вот справочная служба выдала нашему корреспонденту всего два (!) действующих телефона на весь

class="tag">Алматы!

Страшные факты

Читать сводки Министерства внутренних дел за последние три месяца страшно: десятки детей и подростков в возрасте от 10 до 18 лет наложили на себя руки. О причинах, как правило, не сообщается…

3 февраля в Карагандинской области повесилась школьница. Ранее в Есильском районе Акмолинской области обнаружили труп десятилетнего сына – он повесился в душевой. В Алматы за несколько часов до наступления Нового года нашли тело ученика 11-го класса одной из городских школ. 17-летний парень повесился у себя дома в микрорайоне “Калкаман”.

25 декабря в Целиноградском районе Акмолинской области повесилась в сарае своего дома учащаяся 10-го класса. 22 декабря в той же области ушла из жизни другая ученица 10-го класса. 11 декабря в городе Щучинске Акмолинской области покончила с собой 14-летняя школьница. В Темиртау в декабре на дверной ручке туалета повесился 10-летний мальчик...

Кто остановит этот кошмар?

По данным Всемирной организации здравоохранения, наша страна занимает третье место по количеству суицидов в мире. За девять месяцев 2010 года у нас зафиксировано 2359 самоубийств. Казахстан занимает первое место по количеству случаев суицида у девушек в возрасте 15–19 лет среди 24 стран Европейского региона.

Только вдумайтесь: каждые 12 минут в Казахстане совершается попытка суицида. Ежедневно 10–12 казахстанцев накладывают на себя руки, среди них – один ребенок. Эти данные обнародовала ассистент кафедры психотерапии и наркологии Казахского национального медицинского университета им. Асфендиярова Айгуль НАШКЕНОВА.

На одном из заседаний по проблемам суицидов среди детей и подростков заместитель министра образования и науки Казахстана Махметгали САРЫБЕКОВ отметил, что наиболее остро эта проблема стоит в Восточно-Казахстанской, Карагандинской, Акмолинской областях и в южных регионах страны.

Детям нужны  не брошюры, а конкретная  помощь!

Почему дети сводят счеты с жизнью? Этот вопрос обсуждают педагоги, полицейские, представители общественных организаций и фондов… Разговоров ведется много, но суицидов меньше не становится. Сегодня эта проблема касается абсолютно всех детей, независимо от их успеваемости и уровня достатка родителей. Летом в Алматинской области свела счеты с жизнью отличница, которая и ЕНТ сдала хорошо. Оказалось, девочка задолжала сверстникам три тысячи тенге. И не знала, как сказать об этом родителям. Или когда десятилетний мальчик, по сути, еще совсем малыш, решает уйти из жизни – это опасный сигнал для ВСЕХ!

Министерством образования разработано и направлено в регионы научно-методическое пособие для психологов “Аутодеструктивное поведение детей: социально-педагогический мониторинг”. Наверное, деньги на это потрачены немалые. А нужна ли нам еще одна методичка? Не пора ли переходить к конкретным действиям?

На минувшей неделе во время пресс-клуба в Алматы председатель правления Союза кризисных центров Казахстана Зульфия БАЙСАКОВА рассказала, что сотрудников этой организации, у которой есть бесплатный круглосуточный телефон доверия для детей и подростков под номером 150, даже не пускают в школы:

– Мы готовы обойти все школы, поделиться с детьми информацией, но нас не пускают в учебные заведения, и свою работу мы вынуждены проводить на улице – это абсурд. А ведь в самих школах нет телефонов доверия для детей и подростков – руководству учебных заведений невыгодно их устанавливать!

 Как выяснилось, в Казахстане вообще нет национального единого телефона доверия для тех, кому нужная срочная психологическая помощь. Запросы того же Союза кризисных центров на имя депутатов Парламента не помогли!

А ведь не так давно депутат Мажилиса Жарасбай СУЛЕЙМЕНОВ написал запрос на имя Премьер-министра страны и предложил выделять деньги на профилактику подростковых суицидов, как это делается в любой цивилизованной стране. Его поддержала депутат Гульмира ИСИМБАЕВА, предложив правительству разработать комплексную государственную программу по защите и поддержке детей и молодежи.

Но молодежи не нужны брошюры, которые будут пылиться на полках. Не нужны и семинары, которые проводятся по принципу – поговорили и разошлись. Детям нужна конкретная помощь! В этом направлении нужно работать, господа народные избранники.

Поддержка только на бумаге?

 Признаться, мы были удивлены таким обилием служб для детей и подростков, о которых нам сообщило Министерство образования. И решили через справочные службы Алматы найти необходимые номера телефонов. Оператор выдала номера платных психологических тренингов для детей и подростков. А еще – контакты несуществующего центра психологической помощи по адресу: Гагарина, 294. Мы позвонили: автоответчик “попросил” перезвонить на номер сотового телефона. На сотке ответили, что центра давно нет.

Действующими оказались лишь телефоны доверия департамента по защите прав детей Алматы (727)264-38-67), где консультируют только в будние дни – с 9.00 до 18.00, и круглосуточный телефон доверия Союза кризисных центров под номером 150. Опять же, информацию о работе данных служб мы не видели на социальных билбордах на улицах Алматы. Зато реклама пива встречалась чуть ли не на каждом углу! Почему городской акимат, департамент образования на это закрыли глаза?

Если в крупнейшем городе справочная выдала всего два реальных центра помощи, то что говорить про областные центры, поселки? Интересно, где работают указанные в ответе 211 телефонов доверия? Не значатся ли они только на бумаге?

А тот же департамент образования Алматы – неприступная крепость для родителей и учеников: попасть в здание акимата можно только по спецпропуску.

Школа подавляет детей

По данным областных центров, городов Астаны и Алматы, в школах страны работают 7570 психологов, из них 5224 – в сельских школах. Мы решили проверить, действительно ли есть психологи в сельских школах? Заглянули в учебные заведения, что находятся в ближайших к Алматы поселках. Психологи здесь есть. Нам даже показали кучу справочной литературы и брошюр по психологии. Но какой от всего этого толк, если единицы сельских детей готовы раскрыть душу школьному психологу, а остальные боятся огласки? А когда в школе поселка Абай Карасайского района мы спросили на перемене у учащихся, есть ли здесь психолог, те в ответ лишь пожали плечами…

 О причинах суицидов можно говорить очень долго и много. По словам полицейских, с которыми мы говорили на эту тему, порой пагубную роль, как это ни странно, играет… воспитание. В восточных семьях с детства воспитывается уважение к мнению старших, и перечить родителям, отстаивать свою точку зрения просто не принято. Были случаи, когда подростки молча выслушивали все сказанное взрослыми, а после… накладывали на себя руки.

– В лодке по воспитанию ребенка должны находиться трое: учитель, ребенок и родители, – считает президент общественного фонда “Улагатты Жануя” Марианна ГУРИНА. – А у нас становится привычным явление, когда троечников выживают из школы. Был случай, когда девочка ушла из жизни только потому, что учитель труда подавляла ее – ребенок не принес на занятие моток шерстяных ниток. Увы, сегодня школа не является учреждением доброжелательного отношения к ребенку.

По мнению президента общественного фонда “Институт равных прав и равных возможностей Казахстана” детского психолога Маргариты УСКЕМБАЕВОЙ, особенностью подросткового возраста является потребность в общении со сверстниками. И если отношения друг с другом выстраиваются гармонично, у ребенка не возникает особых эмоциональных проблем в семье. Опять же, опытному педагогу несложно проследить, как учащиеся относятся друг к другу, чье поведение настораживает…

Если ребенок вдруг резко меняется, становится замкнутым или, напротив, раздражительным, агрессивным, это тревожный сигнал!

– Два года назад к нам обратилась девочка 14 лет, – привела пример Маргарита Ускембаева. – У нее были сложные отношения с одноклассниками, сверстниками. Когда она приходила домой, то и от мамы не получала психологической поддержки (та работала с утра до позднего вечера). В итоге она дважды пыталась вскрыть себе вены. Хотелось бы обратиться к родителям, педагогам: любите детей! Как показывают многочисленные опросы подростков, именно этого чувства им сегодня остро недостает!

Систему надо менять!

Выход из создавшейся ситуации, безусловно, есть. Для этого нужно, чтобы наше образование отошло от выпуска ненужных брошюр, методичек, проведения классных часов для “галочки”. Школьный психолог (если он есть) должен стать не просто штатной единицей, а человеком, которому дети будут доверять, который не побежит к директору, если кто-то из учащихся пожалуется на учителя. Все ли психологи готовы работать независимо от руководства школ? Пора менять методы работы инспекторам по делам несовершеннолетних. Или кто-то до сих пор думает, что их “лекции”, прочитанные по бумажке, дают эффект?

В Алматы есть целый департамент по защите прав детей, относящийся к Министерству образования, – 26 человек. А знают ли дети или родители, как к ним можно обратиться за помощью? Во многих ли школах на доске объявлений можно увидеть телефоны этих специалистов по защите прав ребенка? Телефоны районных инспекций в школах нам также на глаза не попадались.

Р.S. Среда, 9 февраля. 11.14. В течение 10 минут мы пытались дозвониться по номеру  телефона доверия департамента по защите прав детей. В ответ – тишина… А если кому-то в это время очень нужны были помощь, поддержка?

Алматы

Загрузка...