Опубликовано: 2559

Мечты и реалии Хайруллина

Мечты и реалии Хайруллина

Нынешний сезон стал для полузащитника Марата Хайруллина уже шестым в составе “Актобе”. Случай достаточно редкий по современным меркам. С 2007 года, когда воспитанник казанского “Рубина” появился в казахстанском чемпионате, в команде остались только Самат Смаков, Петр Бадло и Юрий Логвиненко.С Хайруллиным мы встретились во время приезда “Актобе” в Алматы на

матчи чемпионата против “Сункара” и “Кайрата”. Возможно, если бы интервью состоялось позже, Марат дал бы иную оценку некоторым событиям, включая список матчей, по которым он будет вспоминать 2012 год.

“Выходите и исправляйте ситуацию”

– В этом сезоне запомнилась тяжелая игра в Павлодаре, – говорит Хайруллин. – Мы тогда победили “Иртыш”, играя весь второй тайм вдесятером. Есть еще одно воспоминание, невеселое, но все же… С “Акжайыком” у нас был триллер. Проигрывая 0:4, мы в течение семи минут отыграли три мяча. А ведь могли и победить, но не использовали три верных момента. Тот матч останется в памяти еще и тем, что мы потеряли шанс на чемпионство. Оттого он и сидит до сих пор занозой в сердце.

– Главный тренер Владимир Муханов сильно кричал в перерыве?

– Нет. Просто сказал: “Выходите и исправляйте ситуацию. Все в ваших руках, еще ничего не потеряно”. А после матча у всех было опустошение, не могли слов найти. Это была мини-трагедия. Мы собрались сначала с ребятами, потом нас вызвал аким. Сказал, что нужно доигрывать сезон до конца, поскорее забыть это поражение и двигаться дальше.

– После поражения от “Акжайыка” команду как-то наказали?

– Было много неприятных разговоров. А так, сами себя наказали, утратив возможность стать чемпионами.

По зубам только Фареры

– Сборная Казахстана начала новый отборочный цикл чемпионата мира. Вы участвовали в двух матчах с Австрией. Показалось, что наша команда сделала ставку на домашнюю игру, оттого выглядела в Вене неубедительно, потерпев разгромное поражение…

– В Астане мы играли оптимальным составом, а матч в Австрии ряд игроков пропускал. К тому же на искусственном газоне “Астана-Арены” гостям было несколько непривычно. У нас же для большинства сборников это – домашний стадион. Так что в этом плане мы имели преимущество. В Вене же австрийцы сразу понеслись вперед и забили нам гол в середине первого тайма. Мы просматривали их предыдущий отборочный матч с Германией, где они вполне могли не проиграть. А в товарищеском матче с Турцией австрийцы включили сумасшедший прессинг и к шестой минуте забили два мяча. В общем, очень хорошая команда, уровень которой намного выше нашего. Думаю, что австрийцы посильнее шведов с ирландцами.

– Получается, что нам только остается бороться за пятое место в группе с Фарерами?

– Если смотреть правде в глаза, то да.

– Главный тренер сборной Мирослав Беранек проводит тренировки и разборы матчей на русском языке? Все-таки иностранцу, как бы он ни знал местный язык, порой сложно выразить на словах все нюансы…

– Беранек говорит по-русски достаточно хорошо, мы все его понимаем. Иногда второй тренер Гриша Бабаян его дополняет. Но у футбола один язык.

Хайфская аномалия

– Вернемся к клубным делам. От “Актобе” уже который год ждут попадания в групповую стадию еврокубков. Однако команда раз за разом останавливается в одном-двух шагах от этой цели. Не появился ли у ребят из-за этого какой-то комплекс?

– Нет. Все понимают, что от нас ждут выхода в группу, но команда каждый год меняется. Приходят те, кто не имеет опыта выступлений в еврокубках. Это тоже сказывается. Все-таки лучше, когда команда сыграна. Ну и нашими соперниками оказываются крепкие европейские клубы – голландский АЗ или немецкий “Вердер”, – с которыми нам пока тяжело бороться.

– Что произошло в Хайфе три года назад, когда в матче Лиги чемпионов против “Маккаби” вы к середине первого тайма вели 3:0, но в итоге проиграли. После третьего гола думали, что победа уже в кармане?

– В Хайфе получился тяжелейший матч в физическом плане. Хотя встреча проходила поздно вечером, из-за стопроцентной влажности играли, будто в бане. Конечно, соперник тоже был в таких же условиях, но он-то привыкший к такой аномальной погоде. Я смотрел на ребят в перерыве – никто из них не понимал, где находится. Возможно, мы неграмотно сыграли тактически. Вместо того чтобы сесть в оборону, продолжили играть в свой футбол. Думаю, что если бы сегодня мы оказались в тех же условиях, то добились бы положительного результата. Теперь нам ничего не страшно, даже 50-градусная жара в Шымкенте.

По полю на привязи

– Вы начинали карьеру в “Рубине”, но до 22 лет так и не сыграли ни одного матча за первую команду. Главный тренер Курбан Бердыев не дал шанса?

– В 2006 году меня пригласили в основной состав, но так получилось, что играл только за дубль. На моей позиции действовал Алехандро Домингес, и шансов закрепиться не было. Просидев год на скамейке запасных, я сам попросил Бердыева отдать меня в аренду в “Актобе”. Курбан Бекиевич не хотел со мной расставаться, говорил: “Подумай, нужно ли тебе ехать в Казахстан. Оставайся в “Рубине”, доказывай свое место”. Но я уже решил для себя, что в этом возрасте нужно играть, а не сидеть в запасе. Поэтому уехал и ни разу об этом не пожалел.

– Бердыев не любит общаться с прессой. Игроки от него тоже редко слышат слова?

– Нет, он хорошо со всеми общается. Курбан Бекиевич сразу сказал, что двери его кабинета всегда открыты. Я в любой момент мог зайти к нему, поговорить на любые темы.

– У тренировок Бердыева есть особенности?

– Он большой специалист по тактике. Иногда мы ходили по полю, соединившись веревками. Так тренер учил нас правильно перестраиваться, кому в какой момент куда бежать.

Фатальная скорость

– Говорят, что из Казани вы уехали после истории со сбитой дочерью полковника ГИБДД…

– Нет, уехал исключительно по футбольным причинам. Что касается того случая, то и тренер, и клуб меня поддержали.

– Суд признал вас виновным, поскольку вы превысили скорость…

– Да, но нарушение было обоюдным. Оживленная трасса, четыре полосы, а девушка стала перебегать ее от машины к машине.

– Какой урок извлекли из того случая?

– Когда разгоняюсь на автомобиле до 100 км/ч, эта история встает у меня перед глазами. Поэтому тут же сбрасываю скорость, стараюсь ехать не больше 60 км/ч. Это навсегда останется со мной, такое забыть тяжело.

В “Актобе” все устраивает

– Когда заканчивается ваш контракт с “Актобе”?

– В этом году. Я уже разговаривал с руководством клуба. Мне предлагают остаться. Надо только обсудить личные условия контракта.

– У вас есть агент?

– Да, Александр Митрофанов, который раньше играл в “Актобе”. С ним у нас такая договоренность: по “Актобе” я разговариваю сам, по другим клубам – он. К примеру, у меня есть предложения от других команд, и если я решу уйти из “Актобе”, то тогда переговоры будет вести уже агент.

– Предложения поступили из Казахстана или из России?

– Из Казахстана. В российском направлении мы не работали. Конечно, можно попробовать поехать в какой-нибудь клуб, но нет желания покидать Казахстан. Здесь меня все устраивает. Тем более я играю за сборную, у меня казахстанский паспорт, а я уже ездил в “Волгу”, и не хочу повторять тех ошибок.

Волжские страдания

– Тот отъезд в Нижний Новгород в 2010 году был вашей инициативой?

– Да. Тогда на меня вышел главный тренер “Волги” Александр Побегалов, предложил работать вместе. Я приехал и сразу, без просмотра, подписал контракт. “Волга” тогда играла в первой лиге, но ставила задачу выхода в премьер-лигу. Я хотел проявить себя в высшем российском дивизионе, обратить на себя внимание “Рубина”, поскольку сильно сомневаюсь, что Бердыев следит за чемпионатом Казахстана. Однако мечта играть в родном городе за родной клуб у меня остается.

– Считаете, что в “Рубине” о вас забыли?

– Может, и нет. Я общаюсь с некоторыми ребятами в Казани, приезжаю в клуб к докторам. Там очень хорошие специалисты, например, Сергей Фомин – он из Алматы. На базе меня все знают и помнят.

– А с Бердыевым после отъезда виделись?

– Нет, ни разу. Да я и сам не искал с ним встречи.

– Чем был ошибочен транзит в Нижний Новгород?

– Приглашавшего меня Побегалова буквально через десять туров сняли. Пришел другой наставник, Омари Тетрадзе, и привез на мою позицию (я тогда играл опорного полузащитника) других футболистов. После этого я понял, что на меня не рассчитывают, и вернулся в “Актобе”.

Футбол вместо мультиков

– Вашим сыновьям Богдану и Родиону 5 и 2 года. Они родились в Актобе?

– Нет, в Казани. Богдан родился в 2007 году, когда я жил в Актобе один на базе. Жена Анна тогда не рискнула приезжать беременной в незнакомый город. А когда родился Родион, я играл в “Волге”. Честно говоря, я их, кроме как в футболе, нигде не вижу. Они дома даже мультфильмы не смотрят – только футбольные трансляции.

– В вашей карьере, если не считать короткого пребывания в “Волге”, было всего две команды. Нелюбовь к перемене мест – в вашем характере?

– Нет. Если по работе надо будет уехать, к примеру, во Владивосток, я к этому спокойно отнесусь. Что касается моего длительного пребывания в клубах, то “Рубин” – это команда из моей родной Казани, а “Актобе” я считаю лучшим клубом в Казахстане и не вижу смысла что-либо менять.

Загрузка...