Опубликовано: 1874

"Мама, я ботаника люблю"

"Мама, я ботаника люблю"

В отечественный прокат выходит казахстанско-российская романтическая комедия “Ирония любви”. Хотя правильнее было бы российско-казахстанская 90 процентов съемок прошло в Москве, многие шутки предназначены для соседского зрителя, а то, как поиздевались над именем главной героини, вызывает совсем не легкое недоумение.

Для участия в проекте, изначально называвшемся “Соблазнить неудачника”, “Казахфильм” пригласил известного российского продюсера Рената Давлетьярова, прежде всего известного по дилогии “Любовь-морковь”. В итоге “Ирония любви” получилась в стиле картин о семействе Голубевых – то же количество фантазии в сюжете (сами решайте, большое или малое), то же количество юмора и та же доля правдоподобности.

…Асель (Асель Сагатова), невеста казахстанского олигарха Алика (Ерик Жолжаксынов), который на вопрос: “Что делаешь?” – неизменно отвечает: “Что я могу делать? Нефть арабам продаю”, готовится к свадьбе. От нечего делать она заключает пари со своей подругой Женей: Асель помогут устроиться на телеканал ведущей, если она влюбит в себя первого же зашедшего в кафе мужчину. Однако в кафе входит не “рыжий Иванушка”, а дипломированный ботаник Ваня (Алексей Чадов), живущий с мамой и обслуживающий массажем сборную Казахстана по синхронному плаванию. Асель от спора не откажется, и завертится у них любовь-морковь – к гадалке не ходи!

Любители романтических комедий, посмотрев “Иронию любви” (переименовывая картину, ничего более оригинального придумать, видимо, не смогли), останутся довольны. Впрочем, ромком ромкому рознь – меня, например, смущают фильмы, в которых все от первой до последней секунды надуманно, а финал ясен буквально с первого же кадра.

Что касается комедии, то с ней все неплохо, хотя большинство лучших эпизодов, как обычно, запихнули в рекламный ролик. Тут же стоит отметить маленькие, но яркие и запоминающиеся роли Артура Смольянинова (друг главного героя), Гоши Куценко (борющийся с коррупцией милицейский генерал, сам слегка коррумпированный) и особенно Ивана Охлобыстина (гений орнитологии). С романтикой сложнее. Вы себе хоть в каком-нибудь сне можете представить дочь богатых родителей, невесту благородного олигарха, в своей жизни ничего, кроме спа, фитнеса и ресторанов, не видевшую, которая отказывается от всего этого ради ботаника? Похоже, и сценаристы не смогли, и тот переломный момент, когда Асель понимает, что Ваня ей милее Алика, в фильме обнаружить не удается.

В “Иронии любви” вообще много странного, например, непонятно, почему поскупились на родителей Асель, которые даже на свадьбе дочери не появляются, хотя в разговорах регулярно фигурируют. Но куда удивительнее ляпы и технический брак. Не в одной и не в двух сценах артикуляция актеров вообще не совпадает с произносимым текстом; герой Фархата Абдраимова (главный тренер сборной Казахстана) дважды говорит о чемпионате мира, хотя за его спиной красуется огромная надпись “Чемпионат стран СНГ”; в кинотеатре, где сидят Асель и Ваня, показывают “Июльский дождь” Марлена Хуциева и знаменитый проход героини по Москве, а звук идет – диалоги из предыдущей сцены…

И, наконец, оторопь берет от того, что все герои и персонажи фильма называют главную героиню не иначе, как АсЭль. Понятно, что емкость рынка России в разы больше и кассу там собрать проще, а у россиян проблемы с произношением казахских имен, но к своему зрителю какое-то уважение надо иметь? С трудом себе представляю, например, российско-американский фильм, где главного героя звали бы Сирьёжа.

Дмитрий МОСТОВОЙ

Загрузка...