Опубликовано: 2462

Малый бизнес – способ выживания, средний – дойная корова

Малый бизнес – способ выживания, средний – дойная корова

Уж сколько средств было выделено государством на развитие предпринимательства, сколько правильных слов сказано! А воз и ныне там. Доля малого и среднего бизнеса во внутреннем валовом продукте страны ничтожно мала. Представители бизнес-ассоциаций Казахстана постоянно поднимают эту проблему на различных предпринимательских форумах и встречах, но на скорое ее решение особо не рассчитывают…

Тем не менее пути решения наболевшего вопроса предприниматели ищут постоянно – методом проб, ошибок и набивания шишек. В непростом процессе становления и развития малый и средний бизнес кое-чему научился, и теперь, с учетом накопленного опыта, самое время для того, чтобы помочь государству в решении проблем предпринимательства. Так считает наш сегодняшний гость – президент Казахстанской ассоциации предпринимателей Талгат ДОСКЕНОВ.

Глава бизнес-сообщества уверен, что доля малого и среднего бизнеса в ВВП Казахстана может и должна составлять не менее 40 процентов!

– Ряд проблем, связанных с развитием предпринимательства в целом, в стране решен. Существует концепция по разрешительной системе. Созданы программа индустриально-инновационного развития, отраслевые программы. Ряд других программ, связанных с такими важными вопросами, как финансирование на льготных условиях реальных секторов экономики, оператором которых является фонд “Даму”. С оказанием бесплатных консультационных услуг, операторами которых являются общественные организации, консалтинговые компании. Найдено правильное решение – курс экономики страны на повышение производительности труда. То есть процесс в целом неплохой. Но…

– Как всегда, есть “но”…

– Сегодня существует проблема, связанная с влиянием финансово-промышленных групп на законодательство. Закон играет в пользу крупных лобби, а представителей малого и среднего бизнеса – руководителей общественных объединений, которые более десяти лет профессионально этим занимаются, в Парламенте нет. Мнение малого бизнеса в рабочих группах практически не учитывается.

Вот наглядные примеры: вдруг начали говорить о том, что алкоголь надо продавать только в супермаркетах, частные такси перекрасить в желтый цвет и посадить на “счетчик”, IP-телефонию запретить, увеличить налоги на рекламу… Это примеры непродуманного вмешательства в бизнес, разрушение рынка в пользу узкого круга лиц. В частности, запрет на продажу электроэнергии энергопроизводящим компаниям привел к тому, что стоимость энергии выросла для товаропроизводителя более чем в два раза, зато энергопосредники становятся миллиардерами. Естественно, продукты питания дорожают…

– А если бы представители малого и среднего бизнеса все же “прорвались” в Парламент? Какие предложения они внесли бы в первую очередь?

– Проблем множество. Например, устрашающий рост нормативно-правовых актов, регулирующих бизнес, которые впоследствии этот самый бизнес разрушают. Регулировать бизнес можно тогда, когда он уже создан, когда его много. А когда его нет, что регулировать?

Средний бизнес – как артиллерист…

– А о каких именно административных барьерах идет речь, Талгат Казкенович? Можете привести примеры?

– Сколько угодно. Хотя бы лицензирование! В странах Европы существует 10–20 лицензий на разные виды деятельности. У нас их не так давно было более тысячи – с видами и подвидами, были лицензии на продажу собачьих ошейников, школьных карт... На сегодняшний день осталось 353, но и они до конца не решены. Административные барьеры в нашей стране отнимают время и силы. Пример: для того чтобы построить маленький завод, нужно не менее трех лет, средний – пять лет, большой – семь. И то при условии, что предприниматель пользуется “крышей”, поддержкой акима и т.д. Но за то время, что будет строиться завод, его продукция станет неконкурентоспособной, ведь время и прогресс не стоят на месте! Оборудование устаревает...

– А коррупция входит в число проблем малого и среднего бизнеса?

– С точки зрения коррупционера, начинающий предприниматель не представляет интереса, потому что он еще не заработал денег и не похож на дойную корову. Ему отказывают в выделении земли. Для чиновника субъект малого бизнеса (СМП) – неприятный тип, который своим киоском портит вид города, не любит украшать свой магазин в дни торжеств, не помогает по просьбам чиновников инвалидам, всегда талдычит об отсутствии денег. У коррупционера другой объект для взимания ренты. “Дойка” начинается со среднего бизнеса, потому что ему надо развиваться. У среднего бизнеса сильная мотивация к саморазвитию, а для этого ему нужны земля, здание, инфраструктура – вода, тепло, газ, электроэнергия, он активно участвует в госзакупках. Средний бизнес, по определению, – артиллерист, знающий систему откатов.

– Если я правильно поняла, есть проблемы общие для малого и среднего бизнеса, а есть частные, отдельно – для малого, отдельно – для среднего. Это так?

– Да. И это происходит оттого, что у нас законы не работают, нет мониторинга их влияния на тот или иной сегмент рынка. Один и тот же закон хорош для большого бизнеса, но плох для малого. Потому что большой бизнес стремится к монополии, средний бизнес работает в конкурентной среде. А малый бизнес – это просто способ выживания.

Инкубаторы – не место для рождения бизнеса

– А для того, кто просто выживает и кормит свою семью, существует какая-то поддержка государства? Скажем, те же льготные кредиты?

– Для начинающего бизнеса никаких льгот не существует. Абсолютно. Начинающим предпринимателям, или так называемым стартапам (start-up), никто не создает льготных условий. Ставка, в свое время сделанная на модные бизнес-инкубаторы, особых результатов не принесла. Инкубаторы – сами по себе, а возникновение малого бизнеса – само по себе. Параллельные миры…

– Разве бизнес-инкубаторы еще существуют?

– Да, есть в некоторых областях, но про них попросту забыли. В инкубаторы вложили значительные деньги, но никто с этим до конца не разбирается – куда утекли деньги и насколько эффективно они работали. Пока резко континентальный климат для бизнес-среды не благоприятен для разумных зарубежных новаций, как-то они не приживаются здесь. Как и индустриальные парки.

Почему? Многие чиновники – реформаторы. Один начинает, другой отвергает. Действует принцип “отрицание отрицания”. Дела их напоминают неоконченный роман. Преемственности нет. За предыдущий негатив никто не отвечает и не собирается.

– С чего, по-вашему, нужно начать процесс по улучшению условий для развития малого и среднего бизнеса в Казахстане?

– Мы предлагаем, во-первых, создать комитет по малому и среднему бизнесу в составе Министерства экономического развития и торговли с целью мониторинга отрицательного влияния нормативно-правовых актов на развитие малого и среднего предпринимательства. Во-вторых, ежегодно предоставлять Президенту страны “белую книгу о развитии предпринимательства”. В этой книге должны быть самостоятельные и независимые разделы: отчет правительства, мнения национальных ассоциаций, предложения отраслевых ассоциаций (легкой промышленности, машиностроительной и т.д.), предложения региональных ассоциаций о правоприменительной практике, отчеты международных организаций, рейтинги, связанные со свободой предпринимательства в Казахстане, которые проводит Всемирный банк, форум. Тогда до главы государства дойдет и официальная точка зрения, и независимая. Пока альтернативная точка зрения для властей предержащих не доходит. А она необходима для принятия сбалансированных решений. Институт оценки деятельности экономической политики правительства должен быть.

– Как вы считаете, когда доля малого и среднего бизнеса в экономике Казахстана будет такой же, как в тех странах, где нет нефти?

– В среднесрочной перспективе, я думаю, лет через 25 мы придем к такому пониманию. И тогда наш бизнес – малый и средний – будет составлять 40 процентов от ВВП.

Амина ЮСУПОВА, Караганда

Загрузка...