Опубликовано: 1528

Маленькие слабости Анастасии Волочковой

Маленькие слабости Анастасии Волочковой

Знаменитая балерина Анастасия Волочкова в эксклюзивном интервью нашему изданию.

О любимых партнерах, об уникальности своего мужа, о том, кто выбирал имя ее дочери и какие слабости

Если бы все знаменитости были такими, как Анастасия Волочкова, жизнь журналиста была бы поистине райской. Первая наша встреча не состоялась по причине того, что балерина оказалась в одной из громадных московских пробок. И, чувствуя, что не успевает, Анастасия заранее, не через помощника, а сама, позвонила и попросила перенести интервью. А на следующий день, как рассказала потом одна общая знакомая, усиленно торопила работников посольства США, оформлявших балерине визу, чтобы только не опоздать. Пунктуальность и точность формулировок – одни из отличительных черт Волочковой.

Наконец наша встреча состоялась в кафе “Мулат Томас” – и самый центр Москвы, и театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, где Анастасия репетирует, прямо через дорогу. Ну а начали мы разговор с того, для чего все-таки Волочковой нужна была американская виза. Оказалось, для поездки с гастролями шоу “Ледниковый период”.

Маринин – настоящий мужчина!

– Анастасия, даже по окончании телепроекта “Ледниковый период” для вас он не закончился?

– После финала телевизионного шоу Илья Авербух предложил мне участие в гастрольном туре. Я подумала, что обязана согласиться, и ничуть не пожалела, так как, несмотря на усталость, перелеты, на график “каждый день – новый город”, все равно получала большое удовлетворение от выхода на лед перед большой аудиторией. Не просто тысячные – десятитысячные залы мы собирали.

– В этом шоу, включая гастрольный тур, у вас было три партнера – Антон Сихарулидзе, Алексей Тихонов и Максим Маринин. Насколько тяжело проходила смена?

– Тяжелее, чем в балете. Это объясняется тем, что фигурное катание для меня было чем-то совершенно новым. А чтобы “скататься”, как говорят профессиональные фигуристы, паре нужно несколько лет. Но, хотя мне было сложно перестраиваться, например, в пару с Максимом Марининым, буквально уже через две тренировки я поняла, что это МОЙ партнер. Настолько мне было с ним комфортно и хорошо. Он всегда себя вел как настоящий мужчина.

Любимых партнеров – трое

– А что касается партнеров в балете, с кем вам было наиболее приятно работать?

– Мне очень нравилось танцевать с Фарухом Рузиматовым – одним из моих первых партнеров в Мариинском театре. Александр Курков – просто непревзойденный. Андрис Лиепа, Константин Заклинский – мэтры нашего балета. В Большом театре – с Андреем Уваровым. С Колей Цискаридзе было сложнее, в том числе технически, и я не могу восхищаться его партнерскими способностями. Но как личность и актер на сцене он очень интересен, и мне было с ним комфортно.

Сегодня же моих любимых партнеров трое. Это солист Мариинки Евгений Иванченко (у нас с ним сложившийся, слаженный дуэт, и я ему многим обязана), солист Большого театра Ренат Арифулин (партнер, которому подвластно все – и классика, и современные композиции) и солист театра балета Бориса Эйфмана Юрий Смекалов.

Первая в мире

– Говорят, вы сейчас готовите новое собственное шоу?

– Да, это будет большой спектакль – уникальный, феерический. С сочетанием различных жанров, со спецэффектами, с фонтанами воды и пиротехникой на сцене. Плюс это будет семейно ориентированный проект, куда можно будет приходить вместе с детьми.

Кстати, с той программой, что есть сейчас, мы выступали на тех же площадках, что и “Ледниковый период”. И я могу сказать, что мне под силу собрать и шесть тысяч зрителей, и больше. Тем более что мой концерт сегодня приобретает совершенно разные форматы. Я очень много танцую – более 10 хореографических композиций, в сочетании с выступлениями оперных звезд, которые исполняют самые знаменитые, самые хитовые произведения.

Я стала первой в мире балериной, создавшей сольный концертный проект. Поэтому для меня эта программа прежде всего независимость, возможность работать со своей командой, ездить туда, где меня хотят видеть зрители. А то, что происходит в больших и малых театрах, меня не интересует. Это уже пройденный этап. Хотя я и продолжаю танцевать классический балет.

Также у меня существует проект “Детям России”: те же концертные программы, которые организуются только для детей. То есть или зрителями становятся дети, или сборы идут на благотворительность.

Если падаю, всегда поднимаюсь

– Наверное, получаете от девочек письма “Хочу быть похожей на Анастасию Волочкову”?

– (Улыбается.) Пишут, пишут. И на мой сайт присылают.

– Вы читаете эти письма?

– Конечно. На своем сайте я создала гостевую книгу, где любой желающий может написать все, что захочет. И о увиденной концертной программе, и о классическом балете, и просто обо мне, как человеке. Но, разумеется, мне бы хотелось, чтобы посетители помнили, что они попадают в гости. И гостевая книга – не помойка, где можно высказываться в некорректной форме. Впрочем, мне везет, и в основном люди пишут очень добрые вещи.

– У вас очень много работы, крайне напряженный график. В то же время вы многого добились. Никогда не хотелось оставить все и пожить спокойной жизнью?

– Наверное, если человек просто живет, сидит на диване, то может от чего-то отказаться. А я не могу и не смею предать то искусство, которому не просто жизнь посвятила, а к которому пришла, преодолев многие испытания, противодействия и страдания. Моя сила именно в том, что я никогда не падаю. А если падаю, имею возможность подняться и идти вперед, чтобы заниматься своим делом.

На диване я дочери не нужна

– На что остается время в таком плотном графике?

– Ни на что (улыбается).

– Совсем нет свободного времени?

– Свободного от чего?

– От работы.

– Но моя работа – не только тренировки, репетиции, выступления. Это и то же ледовое шоу, и другие мои творческие проекты, и участие в светских раутах, и съемки на телевидении, и общение с журналистами. Если говорить о восстановлении собственных сил, то мне необходимо время на профессиональный массаж, на русскую баню и ледяную воду. Ну и самое главное – я всегда должна находить время на общение со своей дочкой. Чтобы Ариша не чувствовала, что мама где-то далеко, а знала, что я рядом.

– Как Ариадна относится к тому, что мама – знаменитость?

– Безусловно, она этому не очень рада и тяжело отпускает меня и в поездки, и просто по утрам. Но, во-первых, у нее есть две хорошие няни: мамы – Игоря (мужа Анастасии Игоря Вдовина. – Прим. авт.) и моя. Кроме того, мне очень нравится, что Ариша дружна с детьми Игоря – у них потрясающие отношения.

Знаю, что и сегодня, и в будущем Ариша будет уважать меня за то, что я делаю. И я ей более полезна сегодня в роли мамы, которая всего в своей жизни добивается трудом, чем мамы, сидящей на диване и воспитывающей своего ребенка.

Всегда мечтала о балете

– Имя дочери кто выбирал?

– Мы с Игорем долгое время не могли определиться. И моя крестная посоветовала назвать дочь Ариадной. Мне это имя поначалу показалось заковыристым, длинным. Я решила обратиться за советом к своему духовному отцу, а пока ждала его в Петровском монастыре, обратила внимание, что нахожусь перед иконами святых. Там были мужские лики и лишь один женский – святой мученицы Ариадны. Я решила, что это знак, который невозможно проигнорировать.

Думаю, Ариша будет человеком творческим и наверняка выберет соответствующую профессию. Если будет так, то она сможет использовать столь красивое и необычное имя.

– А вы о чем в детстве мечтали?

– Стать балериной (улыбается). Всегда. И не просто балериной, а выдающейся! И еще личностью. Для меня всегда примером были Анна Павлова, Майя Плисецкая, которые не только творчеством, но и своим подвижничеством вели культуру России вперед.

Я была счастлива, что уже с пяти лет у меня в жизни была цель. Это важно. Я много встречаюсь с людьми и иногда вижу таких, кому уже по 17–18 лет, а у них нет вообще никакого представления, кем бы они хотели быть.

Праздник каждый месяц

– 2 июня вы с мужем отпраздновали очередную годовщину знакомства.

– Да, уже четырехлетнюю. А 2 августа у нас опять будет праздник – мы отмечаем КАЖДЫЙ месяц нашего знакомства. Торжества всегда устраиваются только для самых близких, хотя Игорь, конечно, человек большого размаха и всегда устраивает уникальные сюрпризы.

– Спустя четыре года можете сказать, что знаете мужа вдоль и поперек?

– Я его, безусловно, знаю хорошо, больше, чем кто-либо другой. Но все равно в любом человеке есть никому не ведомые грани внутреннего мира и души человека. И есть такие границы, которые заведомо не нужно переходить, потому что у каждого человека должен быть свой уголочек, куда вообще никто не должен лезть. Может быть, это и есть один из секретов нашего столь крепкого союза.

Игорь – уникальный человек. Он лично участвует во всем, что касается меня. Выбирает ли цветы, готовит ли ужин сам или делает заказ в ресторане. Это мне очень важно и дорого. Игорь принял меня в свою жизнь вместе с творчеством, с проблемами, со сложностями, с успехом, с повышенным вниманием журналистов – со всем, что было. Это большое испытание для человека, никогда не бывшего публичной персоной. Я вообще считаю, что встреча с Игорем – большая награда мне за все испытания.

Курю. Но только кальян

– Муж готовит, а вы?

– Нет, и счастлива, что Игорь прощает этот недостаток. И вообще он считает, что готовить должен мужчина.

Обычно мы питаемся очень просто. В моем рационе только салатные листья, шпинат на пару, ну и иногда немного рыбы на пару – той, что готовит Игорь. Сам, по специальному рецепту. А мой самый любимый деликатес – морепродукты. Мидии, осьминоги, кальмары – их мы заказываем в самых изысканных и лучших местах, и Игорь всегда сам объясняет, как нужно приготовить. Чтобы, например, не дай Бог, не положили соль! (Смеется.)

Так что, питаться мы стараемся правильно и легко. Но Игорь может приготовить такое вкусное мясо! В котле! На костре! Все приглашенные друзья в восхищении.

– А вы всегда отказываетесь.

– (Смеется.) Несмотря на то, что мясо я не ем вообще, но раз это приготовил мой любимый человек, мой муж, не попробовать маленький кусочек нельзя.

– Позволяете себе слабости?

– Я не считаю, что съесть маленький кусочек мяса – это слабость. Я могу спокойно без него обходиться. Сладкое я тоже не люблю в принципе. А вот моя настоящая слабость – курение кальяна.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Москва–Алматы

Загрузка...