Опубликовано: 4392

Макаш Татимов: Женитесь и размножайтесь!

Макаш Татимов: Женитесь и размножайтесь!

– Я не просто ученый, как хороший практик, я могу похвастаться богатой личной жизнью, – с гордостью сообщил отец казахской демографии Макаш Татимов, активно призывающий незамужних женщин репродуктивного возраста вступать в гражданские браки.

Отец беби-бума

У первого казахского демографа четверо детей рождены в первом браке, двое – во втором и еще трое – в гражданском браке. И многодетным отцом он стал вовсе не по легкомыслию. Во-первых, как истинный патриот, сознательно стремился внести свой вклад в народонаселение Казахстана. А во-вторых – так уж сложилась жизнь.

С матерью своего старшего внебрачного сына, полтавчанкой Олесей Бабакалой, Макаш Татимов подружился в Днепродзержинске, где вместе с будущим Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым учился в техническом училище №8.

После его окончания Макаш поступил на специальный факультет Московского педагогического института имени В. И. Ленина, а Олеся – в Институт иностранных языков имени Н. К. Крупской в подмосковном Орехово-Зуево. Сын Максим родился, когда родители оканчивали учебу.

– Я встал перед выбором – поступать в аспирантуру Московского университета или уезжать с семьей в Алма-Ату. Все решило слово Олеси. Она сказала, что, пока я учусь, сына прокормит сама – и уехала по направлению в Архангельск. Активно переписывались, а потом связь прервалась – Олеся перестала отвечать на письма. Ее я уже и не надеюсь увидеть, Олесе ведь, как и мне, уже почти 70, а вот сына хотел бы найти…

Дочь Жанна рождена от гражданского брака с крымской татаркой Розалией Аюповой, когда Макаш Татимов проходил практику в Алчевске Луганской области как машинист мостового крана. Недавно дочь сама разыскала отца.

– Она приехала ко мне из Будапешта вместе с мужем-венгром, – с гордостью говорит отец. – Первое, что Жанна сказала, зайдя в мой кабинет: “Как же я похожа на тебя!”.

Мать его третьего внебрачного ребенка – сына Руслана, узнав, что беременна от женатого человека, срочно вышла замуж. Муж так и думает, что это его ребенок.

С первой своей женой демограф развелся опять же не из-за легкомыслия. Дело в том, что его избранница – студентка Московского института культуры – ответила молодому ученому (он тогда только что защитил диссертацию) отказом на его предложение. Дескать, в Москву она приехала вовсе не в поисках мужа. Макашу в ту пору было уже без малого 30 – надо было срочно жениться. И он, недолго думая, предложил руку и сердце молоденькой абитуриентке, завалившей экзамены в пединститут. Через полгода они уехали в Алма-Ату. В этом браке у него и родилось четверо детей.

– Жена меня сама подтолкнула ко второму браку, – рассказывает демограф. – Мой старший сын погиб в автомобильной катастрофе. Перенесенный стресс был столь велик, что жена уже не могла больше рожать. “Найди ту девушку, которая тебе отказала”, – сказала она. Моя будущая вторая жена к тому моменту, когда я ей вторично сделал предложение, была безнадежно старой девой. Благодаря моему энтузиазму первого ребенка она родила в 38 лет, второго – в 40. Сама виновата, если бы вовремя вышла замуж, нашему с ней старшему ребенку было бы сейчас не 25, а 39 лет!

Нужны деньги? Рожай!

Ученый настолько одержим идеей улучшить демографическую ситуацию в Казахстане, что сумел существенно повлиять на нее. По прогнозам, порог (провал) деторождения приходился на 2002 год, но он был искусственно отодвинут на 1999 год, а уже в начале следующего года в стране начался беби-бум. Одной из причин стало то, что Макаш Татимов в преддверии третьего тысячелетия обратился к банкирам с предложением провести акцию “Реальные деньги – для реальных детей”: первым двум тысячам младенцев, рожденных в период с 1 по 5 января 2000 года, выделялось по сто тысяч тенге.

План был выполнен за двое с половиной суток 2000 года: информация о ста тысячах тенге стала таким мощным стимулом для мамаш, что те, кто должен был родить на два-три дня позже, родили при помощи стимулирующих средств чуть раньше срока, и наоборот. С тех пор Макаша Татимова называют отцом продолжающегося по сию пору беби-бума.

Мама внушала, что я девочка…

Пик рождаемости, по прогнозам ученого, в Казахстане придется на 2010–2011 годы (как следствие беби-бума 1988 года).

– Но, возможно, он сохранится и в 12-м, 13-м, 14-м и даже 15-м годах, – оговаривается демограф. – Сейчас вот рожениц за 40 становится все больше. Это уже превращается в тенденцию.

– Чем, по-вашему, это вызвано?

– Если кто-то думает, что стремление рожать детей после 40 вызвано патриотическими чувствами – чтобы улучшить демографическую ситуацию, то ничего подобного. Женщин в первую очередь интересуют собственные жизнь и здоровье. Природу обмануть нельзя, а если есть попытки сделать это, она жестоко мстит: у не рожавших и не кормивших грудью детей женщин риск заболеть раком молочной железы значительно возрастает. Знакомые врачи-маммологи, сообщая мне статистику, хватались за голову. Я постарался сделать все, чтобы эта информация дошла до министра здравоохранения. И женщинам за 40 врачи всех специальностей стали рекомендовать рожать. Это тоже одна из причин нынешнего беби-бума. Женщин в возрасте не останавливает даже риск родить больного ребенка, да и собственная жизнь роженицы тоже подвергается риску.

Я сам, кстати, поздний ребенок. Мама родила меня, десятого своего ребенка, когда ей было уже 44. Она очень надеялась, что после девятерых сыновей наконец родится девочка. Даже после моего рождения еще долго не могла отказаться от своей мечты. Одевала меня в платья и внушала мне, что я девочка. То, что это не так, обнаружилось случайно. Однажды я увидел, что мои подружки писают по-другому – сидя! Потрясенный, я прибежал к маме. Она долго хохотала: “Айналайын, я же тебя обманула! Ты мальчик”.

В куклы после этого я перестал играть, но у меня еще долго сохранялась психология девочки – вести себя скромно и тихо.

– А высокий уровень жизни влияет на уровень рождаемости?

– Как показывает жизнь, это, напротив, отвлекает женщин от их основной функции. Чем они состоятельнее, образованнее, тем более энергичный образ жизни ведут. Детям там уже нет места, они – не главная ценность для таких женщин.

– В России с целью повышения деторождаемости ввели так называемый материнский капитал после рождения второго и следующего ребенка.

– Путин опоздал примерно лет на 20. Современная женщина-горожанка думает: зачем мне третий ребенок, если эти деньги я и сама смогу заработать? А вы не хотите спросить: кто все-таки будет рожать ради этих 250 тысяч?

– Да, а кто будет рожать?

– Женщины-мусульманки. Чеченки, татарки и казашки, проживающие в России. То же самое можно увидеть и в Казахстане. Политики нашу страну высокопарно называют лабораторией дружбы народов, а для меня это зеркало этнодемографического поведения Евразии. Европейская диаспора – русские, немцы, белорусы, украинцы и другие – ориентирована на западный тип демографического поведения, зато другие нации – узбеки, уйгуры, дунгане, таджики, курды, казахи – все еще придерживаются восточного типа демографического поведения, а он предполагает многодетность.

Долой старых дев!

– Когда-то вы были сторонником многоженства, сейчас от этой идеи отказались, зато стали говорить о необходимости гражданских браков.

– Изменение мировоззрения присуще каждому человеку. Первое время после обретения страной независимости я действительно думал, что мы будем строить традиционное общество исламского толка. Однако Казахстан избрал другой путь – он превратился в цивилизованное светское общество, где второй и последующий официальные браки невозможны. Это не столько роняет достоинство женщин, сколько ложится тяжелым бременем на плечи мужчин. Огромный груз ответственности способен свести в могилу раньше времени любого мужчину. А зачем идти на этот шаг, если сама жизнь подсказывает другие пути? Я, например, настоятельно рекомендую гражданские браки. Мое предложение в первую очередь исходит из демографический ситуации: в нашей стране из-за сверхсмертности мужчин наблюдается перевес женского населения. Да, мальчиков рождается больше, чем девочек, но примерно к 30 годам они уравновешивают друг друга, а дальше начинается мужской дефицит. К 40 годам на тысячу женщин приходится примерно 800 мужчин-ровесников, в 50 лет – где-то 750, дальше – еще меньше. При этом надо учесть: мужской дефицит наблюдается не только в плане статистики. У казахов есть пословица: санда бар, санатта жоќ (приблизительный перевод: числится, да что толку?). Cанатта жоќ – это импотент, наркоман, алкоголик, бомж или просто больной человек. Такова доля нынешних мужчин. Что делать?

Буду откровенен: всем мужчинам в возрасте я советую иметь подругу более молодого возраста не только из демографических побуждений. Союз с молодой женщиной облагораживает, дает сексуальную энергию. Чтобы вступить с ней в гражданский брак и представить ее родственникам, достаточно сходить в мечеть. В дальнейшем свою судьбу женщина решает самостоятельно. Если она любит мужчину – будет рожать от него детей. Гражданский брак потому так и называется, что проверяет гражданственность человека.

Согласно данным последней переписи, число женщин от 25 до 50 лет, никогда не выходивших замуж и не рожавших детей, зашкаливает за 350 тысяч. Это не просто цифра – это нераскрывшиеся цветы, это несбывшиеся надежды, это, если учесть, что в среднем казашки рожают трижды, – миллион неродившихся детей. Поэтому я призываю девушек, попавших в разряд старых дев, не страшиться гражданского брака. Это выход из тупика. Кто же осудит незамужнюю 40-летнюю девушку, если она решит родить ребенка вне брака? Понимаю, расти безотцовщиной – не такое уж и большое благо, но нерожденный ребенок – это несчастье. Сейчас в западном мире 30 процентов детей растут вне брака, мы тоже постепенно идем к этому (сейчас в Казахстане 17–18 процентов внебрачных детей). Иного выхода при большой смертности мужчин у нас просто нет.

Мерей СУГИРБАЕВА

Загрузка...