Опубликовано: 920

Маэстро эпизода

Маэстро эпизода

Вы можете не вспомнить, кто такой Баадур Цуладзе, по имени, но, увидев его лицо, сразу же все поймете. У народного артиста СССР, знаменитого грузинского актера было мало больших ролей, но из каждого сыгранного им эпизода он делал конфетку.

Потому он и запомнился зрителям. Короткометражки Резо Габриадзе, “Не горюй!”, “Я, следователь”, “Блондинка за углом”, “Приключения Буратино”, “Расписание на послезавтра” – вот наиболее известные фильмы, в которых снялся Баадур Цуладзе. Имеет он непосредственное отношение и к казахстанскому кино, сыграв и в “Балконе”, и “Молитве Лейлы”, и в нескольких других картинах. Поэтому нет ничего удивительного, что нынешней осенью известный актер побывал в Алматы по приглашению казахстанских кинематографистов.

Нужно гнать актера, который считает, что он режиссер

– Баадур Сократович, два года назад на кинофестивале “Евразия” показывали фильм с вашим участием “Тбилиси-Тбилиси”, который получил специальный приз жюри. Было очень приятно вас видеть на экране в хорошей творческой и физической форме. К сожалению, режиссер этого фильма Леван Закарейшвили год назад скончался. А ему ведь было всего 53 года…

– Да, к большому сожалению. У него уже был готов сценарий новой картины, и даже самое проблематичное, что есть на этом свете, – деньги на съемки – он достал. В том числе и благодаря “Тбилиси-Тбилиси”. Я у Левана должен был вновь играть, но этим планам не суждено сбыться…

– А что за фильм должен был быть?

– Понятия не имею. Я никогда не узнаю заранее.

– Даже сценарии не читаете?

– Никогда! Если режиссер мне скажет, прочту. А так – не буду. Я должен знать только, кто мой герой. И все.

– Как же вы выбираете фильмы для съемок?

– Во-первых, я доверяю режиссерам. Ведь человек сидел, думал, кого он будет снимать, и решил: “Хорошо, чтобы эту роль сыграл Баадур Цуладзе”. Ну зачем я буду ему отказывать? (Улыбается.)

Я снимался в разных фильмах. Были удачные и не очень. Но за то, что я делал, мне не стыдно. Откуда мне знать, какой получится картина? Может, сценарий хороший, а фильм оказывается плохим. И наоборот. Даже по “Гамлету” можно снять такой ужас, что хуже не бывает.

– То есть, даже если к вам придет молодой, никому не известный режиссер, о котором вы никогда не слышали, и предложит роль, вы согласитесь?

– Обязательно! Например, я снимался в “Молитве Лейлы”. Мне позвонил Сатыбалды Нарымбетов, а кто это, я тогда даже понятия не имел. Он говорит: “Батоно Баадур, я очень хочу с вами поработать. Давайте я пришлю сценарий”. Я ответил: “Да, пожалуйста! Какие вопросы?! И не надо ничего высылать – приеду и на месте прочту”.

Я никогда не вмешиваюсь в режиссерские дела. Актера, который считает, что он режиссер, нужно гнать со съемочной площадки. Милош Форман как-то сказал, что дает актеру право на один-единственный вопрос, и все. Поэтому я режиссерам никогда проблем не доставляю.

Не то что профессора – академики вышли торговать

– Вы преподаете. В то же время в “Тбилиси-Тбилиси” вы сыграли профессора, вынужденного зарабатывать себе на жизнь на базаре. В этой роли есть что-то от Баадура Цуладзе? Или вы живете достаточно благополучно?

– Благополучно никто на этом свете не живет. (Смеется.) Когда берусь за роль, я должен ухватить главное. Таких людей ведь в Тбилиси в то время было много. Сейчас меньше. Мы ведь пережили страшное время: гражданскую войну, две революции… Было очень тяжело. Не то что профессора – академики торговали! Но это не главное. Главное, найти, что это за человек.

И тогда я вспомнил одну историю. Братья Люмьер изобрели кинематограф, однако кино как искусство началось с Жоржа Мельеса. И как-то режиссеры “новой волны” – Луи Маль, Жан-Люк Годар, другие, бродили по Парижу, зашли на вокзал и видят: сидит старичок в будочке и продает игрушки. Они присмотрелись и видят, что это Мельес! И я сказал: вот это я и буду играть! Человек не стесняется, у него никаких комплексов, просто жизнь так сложилась. И он не хочет, чтобы его жалели, не хнычет, наоборот – пытается подбодрить других. В фильме даже есть такая аллюзия, меня продавец на базаре, разгадывающий кроссворд, спрашивает: “Французский режиссер, шесть букв”, и я отвечаю: “Мельес”.

В кино еще нужно быть убедительным в каждом конкретном кадре. Есть актеры, думающие: “Вот эту сцену я СЫГРАЮ, а в остальных – так себе”. Но режиссер может весь материал перемонтировать и – бах! – эту сцену выкинуть к чертовой матери! Ту самую сцену, где он надрывался и вкладывал всю свою душу. Поэтому дело актера – быть предельно правдивым в кадре и предельно внимательным к партнеру.

Государству на кино наплевать

– О грузинском кино в Казахстане сейчас в основном узнают по фестивалям. И я заметил одну особенность: фильмы сняты, как правило, на иностранные деньги. Чаще на французские. Грузинское государство не поддерживает свой кинематограф?

– Государству в высшей степени на кино наплевать. Я не жалуюсь – просто констатирую факт. Каждый выживает как может. Фильм Левана Закарейшвили мы ждали 10 лет! За это время дети, участвовавшие в съемках, выросли, вышли замуж-женились, у них у самих дети. Такое время.

У нас создали киноцентр с уставом и прочим о том, как он должен содействовать и помогать. Но ничего не происходит. Все на уровне слов. Так что очень сложно и с кино, и с деньгами. И самое неприятное в этом деле, что государство палец о палец не ударяет. Режиссерам моего поколения трудно приспособиться. Молодежь снимает короткометражки, где-то достает деньги, но не всегда у них получается.

Сейчас же фактически любой может купить камеру, пленку, позвать знакомых в актеры, что-то там наснимать – все довольны и все хорошо! Графомания! Конечно, это снижает уровень кинематографа, и людям уже начинает нравиться то, что в нормальных условиях нравиться не может. Потому что другого они не видят.

У Андре Моруа есть прекрасный рассказ про художника средней руки. К нему приходит друг и говорит: “Я сделаю из тебя великого художника! Только два условия: отрасти бороду и начни курить трубку. А когда к тебе будут подходить журналисты, делай долгую паузу и говори: “А вы видели, как течет река?” Выставка пользовалась огромным успехом! После этого они встречаются снова, и друг восхищается: “Видишь, как все замечательно получилось!” А художник отвечает: “А ты видел, как течет река?” Все, он заболел! Стал считать себя гением!

– Кроме съемок и преподавания чем вы еще занимаетесь?

– Читаю книги, слушаю музыку, смотрю кино. (Улыбается.) Вот сейчас читаю Леонида Андреева. Я прекрасно знал его драматургию, но понятия не имел о прозе. А ведь Кафка и Камю просто отдыхают!

Пошел в искусство, чтобы быть свободным человеком

– В театре не играете?

– Я там работать не буду – это исключенный вариант. Одни и те же лица видеть всю жизнь – с ума можно сойти! Плюс интриги, распределение ролей… В кино: снялся, до свидания! – и улетел. Я пошел в искусство, чтобы быть свободным человеком. А в театре – утром репетиция, вечером – спектакль. Я не могу работать в одно и то же время по графику, как чиновник. Я очень свободолюбивый человек, но при этом дисциплинированный. Я знаю и люблю свое дело.

– Вы эту фразу сказали с такой интонацией, что я сразу вспомнил вашего персонажа из “Блондинки за углом” – мясника, говорившего: “Я беру кусок мяса, убираю все ненужное и оставляю все нужное”. Вы сами как к кулинарии относитесь?

– Готовить умею и люблю. Когда сестра дома, она в основном готовит. Но если уезжает куда-нибудь, с голоду я не умираю.

– Баадур Сократович, у вас необычное отчество. Сократ – распространенное в Грузии имя?

– Мой дед, как и прадед, прапрадед и так далее, был священником и очень образованным человеком. Преподавал русскую словесность и Закон Божий, знал всю грузинскую интеллигенцию, у него была огромная библиотека. Сейчас даже книга о нем вышла. И мой дед сознательно назвал своего сына Сократом – в честь греческого философа.

В 1924 году деда, когда он шел с крестин, убили комсомольцы – проломили маузером череп. Мой отец в это время бродил по лесам, воевал с большевиками, но, узнав, что дед умирает, вернулся в деревню. Стал спрашивать у деда, кто это сделал? Тот не стал называть имен, сказал, что не хочет, чтобы отец мстил. Когда отца в 1937 году арестовали и сослали в Сибирь, то и тех комсомольцев послали туда же – советская власть сажала, особо не разбираясь. Слава Богу, отец смог вернуться из ссылки живым.

– Ваш дед преподавал русскую словесность. Вы народный артист СССР, очень популярный как в России, так и в других республиках. В то же время между Грузией и Россией сейчас натянутые отношения. Что вы думаете по этому поводу?

– Россия сама придумала все, что сейчас происходит. Визовый режим – она придумала. А как можно было выселять грузин из Москвы, причем в грузовых самолетах, как скотину?! А эти опросы на тему “Кто самый большой враг России?”. Выяснилось: на первом месте – США, на втором – Грузия. Что, грузины нападут на Россию и оккупируют ее?! Несчастная Россия, если она так боится Грузии!

Дмитрий МОСТОВОЙ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...