Опубликовано: 3715

Лютые звери

Лютые звери

90 лет назад было утоплено в крови Петропавловское (Ишимское) восстание.

В январе 1921 года в Западной Сибири и Северном Казахстане заполыхало крупнейшее восстание крестьян против коммунистов. Восстание, о котором до сих пор знают немногие. В официальной истории оно упоминалось вскользь как “кулацкий мятеж”.

Восстали больше 100 тысяч человек

Начавшись в городе Ишиме Тюменской области и селе Соколовка Северо-Казахстанской области, восстание заполыхало по всей Западной Сибири и Северному Казахстану, с востока на запад – по тысячекилометровой (!) железнодорожной линии Омск – Петропавловск – Курган – Челябинск и Екатеринбург – Тюмень – Омск! А с севера на юг – от Кокчетава до Салехарда!

Повстанцы взяли штурмом Ишим, Петропавловск, Тобольск, Березово, Обдорск (Салехард), Сургут, Кокчетав и другие города. По некоторым данным, число восставших превышало 100 тысяч человек – больше, чем армия Врангеля.

Суть в том, что, поставив на грань голода Центральную Россию, большевики тотчас же ринулись в Западную Сибирь и Северный Казахстан: вот где можно взять хлеб и мясо! А брали его просто – посылали вооруженные отряды. Называлось – продразверстка. Но тутошний мужик – человек вольный, еще не был замордован властью до полной апатии. Естественно, он взялся за вилы и обрезы. Восстание вспыхнуло моментально, чуть ли не сразу во всех городках и селах. Это была истинно крестьянская война, с налетами на станции, разрушением железнодорожных путей – символов государственного продвижения вглубь их исконных территорий. Да не только станции. Было два центра мятежа – Ишим в Тюменской области и село Соколовка Северо-Казахстанской области.

4 дивизии, кавалерийская бригада, 9 полков…

Повстанческая бригада двинулась на штурм Петропавловска и 13 февраля 1921 года вошла в город, захватила исторический центр – Соборную площадь, Вознесенский проспект. Но к вокзалу, главной цели штурма, пробиться не смогла. Повстанцев остановили бойцы Первого коммунистического батальона у стен тогдашнего консервного завода, ныне мясокомбината. А через день подошло подкрепление из Омска, и 16 февраля повстанцев из города выбили.

21 февраля пал Кокчетав, 8 апреля – Тобольск, 22 мая – Салехард (Обдорск).

По решению Совнаркома и Сибревкома против восставших выдвинули 4 дивизии, отдельную кавалерийскую бригаду, 2 отдельных кавалерийских полка, 4 стрелковых полка, 3 полка внутренней службы, 6 запасных батальонов, 1 батальон курсов Всеобуча, 1 батальон Вятских пехотных курсантов, 1 батальон Тюменской школы низшего комсостава и отдельный запасной пулеметный батальон.

Ленин задумался после Петропавловского мятежа?

Повторю: это было крупнейшее в истории СССР восстание, которое полыхало от Омска до Челябинска и от Кокчетава до Салехарда. Тем не менее о нем знают немногие. Тамбовский и Кронштадтский мятежи утаить было невозможно. А тот, далекий Ишимско-Петропавловский мятеж, наглухо замолчали.

Теперь уж не помню где, но я встречал невнятные упоминания, что именно Ишимско-Петропавловское восстание окончательно склонило Ленина к переходу на новую экономическую политику, на замену продразверстки продналогом. И в этом есть своя логика. Почти одновременно происходившие Кронштадтский и Тамбовский мятежи еще можно было списать на тогдашнюю политизированность матросов и влияние на крестьян эсеров. Но восстание сибирских мужиков, которые двумя годами ранее против Колчака выступали?! Значит, довели, допекли мужика продразверсткой! Значит, надо менять…

В марте 1921 года Совнарком отменил продразверстку и заменил ее продналогом. Начался НЭП.

Не инопланетяне же они какие!

В редких сохранившихся свидетельствах, прошедших сквозь идеологическую мясорубку, большевистские комиссары изображались радетелями за благо и живот народный, добытчиками хлеба для голодающих рабочих, а восставшие – “кулаками”, готовыми сжечь хлеб, но не дать его “рабочим”. В общем, зверье с дрекольем.

Пройдет время. (Уже прошло.) Придут другие. (Уже пришли.) И напишут другую историю. Где благостные мужики с крестами и иконками на шее защищали исконно крестьянские ценности, исконную, народную нравственность и благочестие от христопродавцев-комиссаров. Уже написано! В одной из центральных российских газет – “Известиях”, например, как-то опубликовали портреты лидеров белого движения с подписями: “русский генерал”, “русский адмирал”, а портреты большевиков – просто с фамилией. Как будто они инопланетяне какие, не из русского хаоса вышли…

Кто лютовал? Все!

А лютовали все! И власть коммунистов, и восставшие против нее!

Приведу выдержки из документов, которые знают очень немногие. Быть может, единицы. Это происходило на моей родине, в любимых мною селах, на моей реке Ишим, где мы с друзьями детства ежегодно разбиваем палаточный лагерь!

Из свидетельств очевидцев, описывающих действия повстанцев, – из записей, хранящихся в фондах Северо-Казахстанского областного музея:

“Тов. Мисюта изрублен топором, шашками, исколот штыком, с отрубленными пальцами и перерезанным горлом…”.

“Отрублены обе ноги и одна рука. Выколоты глаза. На груди – десять штыковых ран”.

“Восстанцы, раздев т. Дорского, стали медленно проводить над ним казнь. Пороли живот, резали части тела, ломали руки, размозжили голову, а потом, не найдя на теле места для побоев, вывезли и бросили в поле…”.

“Убиты: Разин, Яронин (по некоторым источникам – Еронин. – Прим. автора), Снитков, Шашланов, Грищенко, Розенберг, Филькенберг, Новицкий… Выворочены руки и ноги, выколоты глаза, на спине вырезаны звезды и полосы…”.

“Им закричали: “Эй вы, коммунисты, вам хлеба не надо, спойте “Интернационал” – и будете сыты… Били кольями, вилами и топорами. Кричали: “Не стреляйте, не тратьте на них пули…”. А тех, кого не добили, довели до Ишима и спустили в прорубь…” (Живыми! – С.Б.).

“Настоял убить коммунара С. Власова, которого нагим клал на бревно и бил колом по животу, а также выкалывал пикой глаза”.

“Вырезали у зараженного сифилисом кусок зараженного мяса и затерли под кожу Зелинского”.

Ответственность… жизнью

А вот действия властей: “Приказ Сибревкома… Жители сел и деревень, расположенных на десятиверстной полосе по обе стороны от железной дороги, несут ответственность жизнью и имуществом за целость железнодорожного пути и телеграфной сети…”.

Ничего страшнее и подлее этого не может быть. Власть по-бандитски брала в заложники мирное население. Получается, что группа мятежников налетела, разрушила пути, оборвала связь, а потом пришли чекисты, красноармейцы и расстреляли за это мирных мужиков и баб?!

Каратели лютовали так, что сама власть чуть ли не умоляла их поумерить кровавый пыл. В секретном предписании от 26 февраля 1921 г. Тюменская губчека рекомендует “прекратить массовые расстрелы и бесшабашные расправы над крестьянами в местностях, уже очищенных от повстанцев”.

Это значит, что в “местностях, уже очищенных от повстанцев”, проводились “массовые расстрелы и бесшабашные расправы” над мирным населением…

Скажите, может ли быть на свете какая-нибудь идея – красная, белая, синяя, зеленая, – которая оправдывала бы вот это? Нет и не может быть таких идей. Но ведь вот это было...

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ, Москва, специально для “Каравана”.

Загрузка...