Опубликовано: 2026

Людмила ПРОКАШЕВА. О преданности, тормозах для спорта и олимпийском духе

Людмила ПРОКАШЕВА. О преданности, тормозах для спорта и олимпийском духе

В этом году исполнится 17 лет бронзовому олимпийскому успеху конькобежки Людмилы ПРОКАШЕВОЙ. На Играх-1998 в Нагано она стала третьей на дистанции 5 000 м. После этого в ее жизни было всякое, но сегодня Прокашева – снова в спорте. С 2011 года она возглавляет детско-юношескую спортивную школу по зимним видам спорта Павлодарской области, не отказавшись при этом и от тренерской работы.В роли

просителей

– Да, я совмещаю административную деятельность с тренерской, занимаюсь с детьми, – рассказала “КАРАВАНУ” знаменитая спортсменка. – Правда, с каждым днем это становится труднее, обязанности руководителя школы отнимают все больше времени.

– У вас до сих пор нет своей базы, льда?

– Ситуация, к сожалению, не изменилась. Здесь все зависит не от нас, а от руководства области. Мы общаемся каждый год, но проблема почему-то не решается.

– Какие доводы приводите?

– Ох... Пишем, говорим, что у детей нет возможности всем собираться в одном месте. Тренировки проходят в зависимости от погодных условий, ведь все виды, кроме хоккея и фигурного катания, проводятся на улице. Пошел дождь, тренировок нет, тренеры ищут какие-то варианты. Все это приводит к оттоку детей. Отсутствие базы – самая главная проблема во всех спортивных школах страны.

– Сколько у вас катков?

– У нас в школе вообще нет катка – ни открытого, ни закрытого. Мы ходим с поклоном в Ледовый дворец или еще куда-нибудь. Объясняем, что лед нам нужен как воздух для развития того или иного вида спорта. Фигуристы, к примеру, не могут заниматься на улице. Тогда им надо либо одеваться как капусте, либо мерзнуть. А конькобежцам нужен большой каток, а не залитая во дворе площадка.

Ожидания у моря погоды

– Может, решить проблему поможет передача всех ДЮСШ в городские отделы спорта?

– Наоборот. Теперь дети, которые не имеют разряда и не попадают в сборные Казахстана, не могут никуда выезжать. Ведь городской отдел финансирует только местные соревнования, а на республиканские старты и учебно-тренировочные сборы денег не выделяет. У нас скоро вообще некому будет бегать. Я говорю о Павлодарской области. Может, в других регионах не так.

– В свое время среди своих учениц вы отмечали Кристину Ганиеву…

– Она уже закончила. Перспективная была девочка, но перестала заниматься, потому что родители выбрали для нее не спорт, а учебу.

– А из нынешнего набора кто подает надежды?

– Я бы выделила двоих: Виталия Щиголева и Александру Примак. Но как далеко они пойдут, сказать не возьмусь. Ведь о каких результатах можно заявлять, когда на улице плюсовая температура? Мне все говорят: “Подожди, скоро будут морозы”. Все так. Но когда сильно холодно, мы тоже не можем тренироваться на улице. Получается – нам плохо что в тепло, что в морозы.

– Не думаю, что, когда вы начинали заниматься конькобежным спортом, условия были лучше…

– Тогда хотя бы катки везде заливались. Конечно, мы катались на улице, выходили на лед, даже когда было сильно холодно. Но времена меняются. Сейчас соревнования проходят под крышей, и готовиться к ним на улице нельзя – там есть свои нюансы, например, абсолютно разный лед. Конечно, какое-то время можно проводить тренировки на открытом катке, но недолго.

Приходят, посмотрят, уходят

– Сейчас вы работаете с детьми. Между вашим и современным поколениями большая разница?

– В принципе, нет. Мы тоже и капризничали, и вредничали. Здесь многое зависит от тренера: как он поставит свою работу, так его ученики и будут себя вести. Если наставник не найдет общего языка с ребенком, то, конечно, будет обвинять детей в непослушности и отсутствии желания тренироваться. Характер может проявить не любой ребенок, чего-то добьются только сильнейшие. Есть те, кто хочет достичь результата, а кто-то ходит на тренировки, чтобы поддержать здоровье. Так было в мое время, так происходит и сейчас.

– Четыре года прошло с проведения в Казахстане зимних Азиатских игр. Ребят, занимающихся спортом, стало за это время больше?

– Здесь нельзя однозначно ответить. Да, после Азиады родители звонили, хотели привести детей заниматься. Но куда приводить? Не знаю, как с этим в Алматы или Астане, но в Павлодаре нет достаточного количества спортивных объектов. Захочет, к примеру,  ребенок заняться фристайлом. Этот вид спорта у нас, в принципе, есть, но для его развития нет ни горок, ни амуниции. Отсутствуют стрельбища для биатлона. Дети только бегают на лыжах, а стрелять начинают, лишь когда выезжают на соревнования за пределы Павлодарской области. Или взять те же коньки. Когда мне звонят с просьбой взять ребенка, не отказываю. Но мы соревнования по конькобежному спорту проводим в хоккейных коньках, потому что нет стадиона со стандартной ледовой дорожкой на 400 метров. Даже на 300 метров нет. Придут дети, недели две позанимаются – и расходятся.

Олимпийские нюансы

– Как смотрите на перспективы Алматы в олимпийской гонке? Сможет ли наш город получить право на проведение зимних Игр-2022?

– Знаете, дело даже не в том, кто победит – Алматы или Пекин. Вопрос надо ставить по-другому: кто сможет провести Олимпиаду? Везде кризис. Из-за этого отказались от притязаний на Игры европейские страны, где есть и стадионы, и инфраструктура, и зрительский интерес. Слышала, что Олимпиаду вообще собираются раздробить по городам. Мне кажется это неправильным. В этом случае может быть утерян олимпийский дух, который присущ только этим соревнованиям, когда все спортсмены живут в одном месте. Думаю, что если получим Олимпиаду, то не должны ударить в грязь лицом. Конечно, будет тяжело. Но мы же находим деньги на другие мероприятия. Почему бы не найти на большое спортивное событие?

– Ни для кого не секрет, что Олимпиада давно превратилась в коммерческое соревнование. Для участников это возможность хорошо заработать, и многие из них признаются, что суета Олимпийской деревни мешает настраиваться на свой старт.

– Скажу так, олимпийский дух и есть олимпийский дух. Конечно, профессиональные спортсмены выступают не просто так, но Олимпиада – это особое событие. Если ты психологически выдержал четырехлетний период подготовки к ней и выиграл ее, значит, ты состоялся как спортсмен. К примеру, Алексей Полторанин неудачно выступил в Сочи. Стали говорить, что это следствие неправильной подготовки. Нет. На мой взгляд, все было сделано правильно, но Полторанин не справился с волнением, на него возлагалось слишком много надежд. Посмотрите, Алексей и до Олимпиады выигрывал, и сейчас побеждает, а на Играх не сложилось.

Правила и оговорки

– У вас, судя по олимпийским результатам, проблем с психологическим настроем никогда не было…

– По большому счету, участие в четырех Олимпиадах, как у меня, никого уже не удивляет. Имеется, правда, маленькая оговорка: есть те, кто спорит за место в десятке, а есть просто статисты. Последние могут и пять, и шесть Олимпиад пробежать, но не потому, что они сильны, – им просто нет замены. У каждого свои цели, задачи.

– 42-летняя немка Клаудия Пехштайн участвовала в шести Олимпиадах, а не будь дисквалификации, бежала бы и в Ванкувере…

– Мы с ней соперничали с 1991 года. Она действительно много лет выступает на высоком уровне, постоянно находится в десятке, а то и в пятерке лучших. Вот она не просто выступает на Олимпиадах (Пехштайн – пятикратная олимпийская чемпионка. – Прим. ред.), она – звезда первой величины.

– Скоро в Астане пройдет чемпионат мира по спринтерскому многоборью. Есть желание приехать на эти соревнования не только самой, но и привезти своих воспитанников, чтобы они воочию увидели звезд конькобежного спорта?

– По мере возможности мы выезжаем. Привозила детей на этапы Кубка мира в Астану. У нас как раз примерно в те же сроки проходили свои соревнования.

Что нужно для успеха?

– Обратил внимание, что даже на таких крупных стартах трибуны “Алау” заполняются плохо…

– Все-таки у нас конькобежный спорт не так хорошо раскручен, средства массовой информации нечасто пишут о нем. Дает о себе знать и отдаленность катка от центра города. Вот и приходят на трибуны в основном поклонники нашего вида спорта, дети, занимающиеся коньками.

– Что нужно сделать, чтобы о конькобежном спорте больше знали? Может, ему не хватает своего Дениса Тена?

– Конечно, если человек завоевывает медаль на Олимпийских играх, это делает дополнительную рекламу его виду спорта. Тен доказал, что фигурное катание в Казахстане развивается. Другой вопрос, что всю подготовку он прошел с лучшими иностранными тренерами. Ну и, насколько я слышала, у Дениса мама приложила много сил к успеху сына, и он оправдал ее надежды. Конькобежному спорту в Казахстане тоже нужны призеры Олимпиад.

Загрузка...