Опубликовано: 2521

Люди гибнут за цемент

Люди гибнут за цемент

Рабочие цементного завода в поселке Актау Карагандинской области трудятся по 12 часов в смену при температуре в цехах 60 градусов, в кромешной пыли и получают… 30 тысяч тенге в месяц. Мизерная плата за ежедневный риск!

Недавно в цехе помола цементного завода в поселке Актау Карагандинской области человека затянуло в “мясорубку”. Вращающийся концевик шнека вырвал руку вместе с плечевым суставом. Рабочий упал в накопитель – и это спасло ему жизнь. Сухой цемент зацементировал рану и остановил кровь. Его нашли только утром.

Страшную трагедию можно было бы считать единичным случаем, если бы не изношенное донельзя оборудование и никуда не годная техника безопасности.

На этой неделе профсоюз завода объявил о вступлении в трудовой конфликт. Руководству на раздумье дали 10 дней. Если требования коллектива не будут выполнены, рабочие обещают начать забастовку.

Рабочие завода подсчитали: в сутки завод продает продукции на 60 миллионов тенге. Ровно столько составляет месячный фонд их заработной платы.

– Выходит, 29 дней в месяц мы работаем на хозяина и только один день на себя? – удивились результатам своих подсчетов рабочие.

И решили: хватит! Пора менять правила игры!

Сухой замес

Актауский цемзавод выдал первую продукцию в 1953 году. Здесь были разработаны и внедрены самые знаменитые марки сверхпрочного цемента. Он и сегодня остается единственным в Казахстане заводом, владеющим технологией производства цемента “сухим” способом. Вот только эту технологию вместе с заводом в 1998 году продали иностранцам. Малайзийская компания заплатила за контрольный пакет акций завода, способного выдавать в год три миллиона тонн сверхпрочного цемента, не слишком высокую цену. И с тех пор безраздельно владеет “сухой” технологией, заводом и рабочими.

В рабочем поселке Актау цементный завод – градообразующее предприятие. В начале 90-х, во времена кризиса, завод остановился. Восемь лет простоя едва не стоили Актау жизни. Поселок умирал, и вместе с ним –

22 тысячи жителей. Когда завод подхватили малайзийцы, в Актау оставалось не более 8–9 тысяч жителей.

Инвесторы не слишком потратились на ремонт: смазали ржавые механизмы, забили разбитые окна фанерой, подмели в цехах, прибили к воротам новую вывеску и пригласили актаусцев – работать подано! Рабочие с воодушевлением вернулись на родной завод, облегченно вдохнули полными легкими знакомую цементную пыль. С тех пор завод не останавливался ни на минуту.

Малайзийский инвестор платил рабочим 100 долларов. Но – каждый месяц, день в день. Оголодавшие и брошенные на произвол судьбы люди были рады и тому. Никто не пытался добиваться большего. Малайзийский капиталист и казахстанский пролетариат жили мирно. Однажды рабочие даже вступились за своего хозяина, когда того попытались вытеснить конкуренты. Правда, особой благодарности не увидели. Рабочие все так и получали свои сто долларов. А вот хозяева – миллионные заказы. Близость гигантских строек молодой столицы, строительный бум в республике стали решающим фактором в стремительно расцветающем цементном бизнесе.

Ад на земле

Первый серьезный конфликт на цементном заводе произошел в 2006 году. У рабочих сдали зацементированные нервы. К тому времени рабочие самого высокого разряда, стоящие на клинкерном конвейере, получали все те же 100 долларов. Кто хоть немного знаком с цементным производством, наверное, знает, что клинкер – основной компонент цемента – получают в 150-метровых вращающихся печах при температуре 1400 градусов. Раскаленный клинкер прямо из печи непрерывно выбрасывается на транспортерные ленты. Люди по 12 часов работали в адской жаре зимой и летом на оборудовании, которому давно место на свалке.

После двух несчастных случаев на заводе назрела забастовочная ситуация. Не последнюю роль сыграл тот факт, что на АО “Central Asia Cement” с большим трудом удалось восстановить профсоюз, и теперь рабочих было кому организовать и возглавить.

Результатом противостояния профсоюза и руководства стало повышение заработной платы до 25–30 тысяч тенге. Кроме того, профком потребовал от государственных органов проверить работу иностранного инвестора, который гробит жизнь и здоровье граждан Казахстана, выкачивая прибыль любой ценой.

Прокуратура Карагандинской области провела проверку соблюдения прав казахстанских рабочих на безопасные условия труда в АО “Central Asia Cement”. Все жалобы рабочих подтвердились.

“На предприятии допускается ведение производственных работ в помещениях, находящихся в аварийном состоянии. Нарушена целостность стен, кровля перегружена пылью, в цехе упаковки и отгрузки цемента износ деревянных ферм покрытия составляет 100 процентов. Вероятность обрушения очень высока. Отсутствуют защитные устройства на вращающихся, движущихся механизмах. В эксплуатации, применяются немаркированные, неиспытанные съемные грузозахватные приспособления, отсутствует теплоизоляция… при норме 120–160 часов рабочая месячная норма устанавливается в 180–190 часов. Но рабочие при этом отрабатывают даже гораздо больше этого” – гласили результаты прокурорской проверки.

Прокуроры вынесли десяток предписаний на устранение нарушений. Генеральный директор АО “Central Asia Cement” был привлечен к административной ответственности и клятвенно заверил, что в кратчайшие сроки все нарушения будут устранены.

Когда закипает цемент

Но на заводе все осталось по-прежнему. И “высокая вероятность обрушения”, и “отсутствие защитных устройств на вращающихся механизмах”. И случилось то, что должно было случиться. В один черный день под тяжестью осевшей на нее цементной пыли рухнула кровля цеха, похоронив под собой двоих рабочих. В другой черный день ничем не защищенный концевик шнека затянул в “мясорубку” человека.

– Завод стоит с 53-го года! Все оборудование с тех же времен, – говорит заместитель председателя профкома АО “Central Asia Cement” Николай Беликов, – все уже рассыпается. По результатам прошлогодней проверки никаких мер не было принято. И за все нарушения, за гибель людей никто не понес наказания и ответственности. Мы вновь обратились в прокуратуру города Темиртау. Получили ответ: все дела по нарушению техники безопасности прокуратура вновь поднимет и перепроверит. Почему только сейчас? Кто держал материалы в дальнем ящике?

Николай Беликов сообщил нам, что по требованию профсоюза недавно на заводе была проведена аттестация рабочих мест. По всем показателям выявлены недопустимые нарушения – шум, пыль, загазованность, аварийное состояние механизмов, отсутствие средств защиты. Предельная допустимая концентрация пыли, к примеру, составляет 1 миллиграмм на кубический метр воздуха. В цехе помола этот показатель превышает предельную норму в сотни раз!

Но это видно и без лабораторных исследований. Люди работают в сером тумане, порой на расстоянии вытянутой руки – уже нулевая видимость. И при этом единственным средством индивидуальной защиты является лепесток респиратора, а единственной компенсацией – банка концентрированного молока, которую профсоюзу пришлось отстаивать в нешуточной битве с владельцами завода.

После страшной трагедии, случившейся с их товарищем, коллектив завода принял окончательное решение вступить в борьбу за свои права и за собственные жизни.

Вступаем в конфликт!

Ситуация на заводе и в поселке уже настолько накалилась, что достаточно было любой искры. Такой искрой стало решение генерального директора АО “Central Asia Cement” Там Хок Суна не выплачивать рабочим положенный бонус за полгода ударного труда.

Бонус полагался при выполнении и перевыполнении плана. И рабочие трудились не покладая рук в надежде его получить. Если кто-то сейчас подумал, что речь идет о больших деньгах, он ошибается. Сумма бонуса – размер средней зарплаты. То есть те же 25–30 тысяч тенге. Но цементники на них очень рассчитывали. Детей в школу собрать, за учебу заплатить, на зиму что-то заготовить. Простые планы. Но для сотен семей – они первой важности.

Когда генеральный директор объявил, что денег не будет, рабочие заявили, что даже их цементное терпение лопнуло.

– Всю прошлую неделю мы вели переговоры с руководством, – говорит заместитель председателя профкома Николай Беликов. – Свои намерения и позицию высказали открыто на митинге: вступаем в трудовой конфликт со всеми вытекающими по закону последствиями. Господин Там Хок Сун на все наши требования отвечает одно и то же: потерпите-подождите, денег нет, все средства вложены в запуск шестой линии. Но почему хозяин расширяет свое производство за счет фонда заработной платы рабочих? За счет наших жизней и здоровья?

Мы – не рабы…

Профком дал генеральному директору завода срок до 29 августа. Требования выставили самые неотложные: немедленное повышение заработной платы, незамедлительная замена особо опасных механизмов, реконструкция производства согласно требованиям техники безопасности. И, конечно, выплата положенного бонуса. Профком сейчас разрабатывает стратегию ведения трудового конфликта, чтобы все было законно. А до тех пор рабочим рекомендовано неукоснительно соблюдать технику безопасности и не приступать к работе на аварийном или неисправном оборудовании. А если учесть, что почти 100 процентов оборудования именно в таком состоянии, то неудивительно, если завод остановится уже завтра.

– Мы, конечно, сами тоже виноваты, – говорит Николай Беликов. – Ради выполнения плана шли на нарушение техники безопасности, выкручивались, чтобы заработать. Но теперь люди решили: пока мы будем так поступать, работодатель не будет вкладывать деньги в модернизацию производства. Пока будем мириться с рабским положением – будем оставаться рабами. Сейчас вопрос стоит очень остро. И если работодатель не пойдет на его решение мирным путем, мы будем бастовать.

В Актау все кошки серые

Поселок цементников – многострадальный Актау – во все времена года покрыт ровным слоем цементной пыли. Серый снег, серые листья на деревьях, серое небо и серая трава… Чистый воздух здесь – признак тяжелых времен. Нет пыли – значит, завод стоит. Жители настолько боятся, что завод опять остановится, что готовы гробить свои легкие цементом, раз только так можно выжить. О том, что можно дышать чистым воздухом и при этом жить нормально, никто и не мечтает.

Сегодня жители с волнением наблюдают за бунтом на цемзаводе. Чем он обернется для поселка? Но сегодня уже никто не отговаривает рабочих остановиться. Потому что дальше терпеть уже нельзя и жить так дальше нельзя. Все поддерживают цементников. А сами рабочие позвонили в редакцию и через газету попросили православных и мусульманских священнослужителей упомянуть в своих молитвах “цементных” людей. “Мы на заводе работаем как мученики адские. Только одна надежда, что за свои мучения потом в рай попадем”…

Татьяна ТЕН, фото автора, Карагандинская область

Загрузка...