Опубликовано: 2175

Любовь с первого клика

Любовь с первого клика

В павильоне “Казахфильма” полным ходом идут съемки нового фильма Амира Каракулова “Нереальная любовь”. Вскоре группа переместится в Астану – снимать натуру, ну а пока на площадке в Алматы успел побывать наш корреспондент.

Несостоявшийся киноляп

“Казахфильм” – объект “режимный”. На входе в здание охранник изучает служебное удостоверение, осведомляется о цели визита и показывает, куда идти. Темные коридоры, поворот, еще поворот – и наконец дверь в залитое светом помещение. Внутри него огражденная от чужих глаз декорация: коробка примерно 15 на 15 метров, внутри которой столы, стулья, компьютеры, стеклянные перегородки – оказавшись внутри, отличия от обычного офиса вряд ли заметишь.

В день, когда на площадку приглашали журналистов, снималась сцена прихода на работу главной героини Эли в день своего рождения. Элю играет не слишком известная у нас (пока) Бибигуль Суюншалина, или просто Биба. У нее уже есть определенный киноопыт и желание поехать учиться в Москву – “например, в Щукинское училище”. Эля заходит в офис, и на нее с шумными поздравлениями и подарками набрасываются коллеги, даря книгу по дизайну, цветы и “воротник” из плюшевой кошки. И только будущая любовь Эли, Тимур, чья роль досталась известному российскому актеру Артуру Смольянинову, держится особняком…

Присутствие журналистов едва не привело к ляпу, которые так любят потом замечать киноманы: оказалось, что видеокамеры, фотоаппараты и мы сами отражаемся в стекле и попадаем в кадр. Пришлось сменить диспозицию. Вроде бы все прошло удачно, и после объявления перерыва съемочная группа вышла к прессе.

Большинство вопросов было адресовано, конечно, Артуру и Бибе. Ему – потому что звезда, ей – потому что красива, играет главную роль, а мы, по сути, и не знаем, кто она.

– Мне нравится моя героиня, – призналась Биба. – У Эли с Тимуром любовь с первого раза…

– Клика, – шутливо поправил Артур. Тоже верно – фильм-то и о любви в Интернете.

Кстати, к Интернету Смольянинов относится снисходительно. У него есть e-mail (“Для удобства”) и даже собственный официальный сайт, который обновлений не видел полтора года. “Я не хочу никого обидеть, – говорит Артур, – но Интернет – помойка, и в ней очень легко испачкаться. А знакомства в Интернете – это порочный способ”. Ответив еще на несколько вопросов и сфотографировавшись с поклонницами, Артур вернулся на площадку, и работа вскоре продолжилась.

“Шпион” на площадке

И все-таки наблюдать за съемочным процессом в пресс-день – не то же самое, что в обычный рабочий. Поэтому я поехал на “Казахфильм” еще раз, следующим вечером, – график у группы “Нереальной любви” напряженный: с 9 утра до 8 вечера. На этот раз никаких взаимоотношений с охраной и даже подаренную накануне брендированную футболку (у проекта беспрецедентная промо-кампания – помимо футболок уже выпущены кружки с лого фильма и запущен сайт) для маскировки надевать не пришлось. На “постороннего на площадке” смотрели с подозрением, но в итоге даже угостили чаем.

На этот раз снимали сцены, где Тимур подходит к расстроенной чем-то и плачущей Эле и пытается ее успокоить, а их тайно влюбленная в Тимура коллега (ее играет Александра Морозова) выпроваживает дизайнера-ухажера.

Рабочие крепят постоянно кренящуюся стеклянную перегородку, гример поправляет макияж своим подопечным, забытый всеми Смольянинов коротает время за какой-то игрой на сотовом. Наконец Каракулов командует техническую репетицию – выставляется кадр, рассредоточивают массовку, Артуру, Бибе и Саше объясняют, куда идти, что при этом делать и чего не делать. Отрабатывается движение, играть не обязательно, и поэтому Артур дурачится.

Наклонившись над “плачущей” Элей, он леприконским голосом говорит: “Что случилось с тобой, любовь моя?”. Режиссер, сценарист Елена Гордеева и иже с ними, находящиеся у мониторов за стеной декорации, покатываются со смеху – своими шутками и непосредственностью Смольянинов давно тут всех очаровал.

Непосредственно съемка. Каракулов громко вопрошает: “Плейбек! Камера! Мотор!”, в кадре появляется хлопушка, следует “заклинание” про сцену и дубль, и Амир дает команду: “Начали!”.

Устраивающим режиссера получается четвертый дубль. “Мне кажется, хорошо, – довольно произносит Каракулов. – Если у операторов все нормально, можем закончить”. Тишину нарушает голос оператора украинца Сергея Михальчука (он работал с Валерием Тодоровским над картинами “Любовник” и “Мой сводный брат Франкенштейн”): “Нормально, но я бы еще раз закрепил”. Снова смех, и еще… два дубля.

Наконец Каракулов провозглашает: “Стоп, снято, всем спасибо!”. Над площадкой проносится облегченный выдох, гаснут прожекторы – эти источники адской жары, и сразу становится прохладно. Режиссер обсуждает какие-то детали с актерами, все расходятся по домам. Они вновь увидятся завтра, зритель картину посмотрит весной, а читатель эксклюзивное интервью с Артуром Смольяниновым прочтет в следующем номере нашей газеты.

Загрузка...