Опубликовано: 4287

Любовь к древним богам

Любовь к древним богам

Преподаватель истории казахской литературы, писатель и переводчик Кайрат ЖАНАБАЕВ считает, что национальную идею нужно создавать на основе мифов и легенд древних тюрков.Знаете ли вы, что в тюркской культуре самое большое число демонов? Ученый поделился с нами знаниями о том, что нужно делать, если хочешь отыскать клад, кого нельзя сажать себе на спину, а также другими правилами поведения со сказочными

персонажами.

Золотой сон кочевья

Символично, что на эту тему мы общались в стенах Национальной библиотеки в Алматы, где Кайрат Жанабаев, который уже много лет преподает казахскую литературу студентам, проводил очередное свое исследование.

– Вот все сейчас говорят, что нам идеологии не хватает! А ведь можно создавать национальную идею на основе мифов и легенд! То золото, сокровище, что у нас лежит, нужно вытаскивать как бренд, – уверен Кайрат Едильбаевич. – Оно не нами придумано, а древними тюрками, и его надо сохранить и передать другим поколениям. Народ тогда чего-то достоин, когда у него есть имя, история, память…

– Проблема в том, что наши дети уже растут на чуждых нам ценностях…

– Да, смотрят кино про всяких пауков! Сейчас ценности изменились, и наши дети сориентированы на европейские модели восприятия. Хотя на самом деле любая древняя культура обладает сокровенным, очень богатым материалом – это народные предания, сказания. То, на что в силу экономических обстоятельств наш народ сейчас не обращает внимания. Легче купить готовые американские, европейские продукты – книжки, фильмы… Между тем казахская, древнетюркская, славянская мифологии очень богаты персонажами, которыми могла бы воспользоваться наша анимация. Причем не из чувства патриотизма, а из чувства эстетических побуждений! Зачем нам чужие страшилки, если у нас, например, свой огромный “фонд” демонологических персонажей? Наши предки жили на кочевьях, а это степь, овраги, горы, которые были наполнены таинством. В городе, как известно, все ценности нивелируются, люди “глобализируются” и “интернетизируются”, сказок детям уже не рассказывают. Древнее же кочевье спало – и в этом золотом сне пелись колыбельные и шептались сказки. Поэтому все наши сказки связаны с природой. В свое время об этом писали ученые и путешественники Чокан Валиханов, Григорий Потанин.

Кстати, по своему восприятию тюркские персонажи ничем не уступают европейским. Например, в европейских сказках есть Мальчик-с-пальчик, а в тюркских – Машпарак – Мальчик-мизинчик, по сути то же самое.

Демоны бывают разные

– Вы упомянули, что в тюркской традиции огромное количество демонов…

– У нас 500 демонологических персонажей, это богатейшая традиция в казахской мифологии. Мы сейчас с ученым-фольклористом Едыге Турсуновым создали словарь мифологических терминов, где демонология занимает самый большой пласт. Если взять по классификации: существуют лесные демоны, степные демоны, всевозможные албасты, которые сидят на реках (вроде русалок, только посвирепее и пострашнее), конаяки (существа вроде лешего) – они живут в горах.

– Так вот кто встречается альпинистам?

– Конаяки вообще очень интересные существа, про них писал еще Валиханов. Когда вы идете по лесу и вас кто-то по имени окликает, вы удивляетесь: кто там? Смотрите – человек лежит. Говорит: помоги мне! Вы из жалости его на себя подсаживаете, а он хвать и начинает душить ремнями, которые у него вместо ног, и душу из вас вытягивать… Есть у нас тираны – это такие старички, у них бородавка на подбородке, и из нее торчит волос, они знают, где находится клад. Человек, который хочет поймать тирана, должен притвориться мертвым или спящим, чтобы любопытный старичок мог подойти, а человек должен изловчиться и вырвать у него этот волосок. Тогда тиран станет ему рабом и сделает что захочешь.

Сказки сказками, а воображение мое включается помимо воли! Благо, что рядом нет ни водоемов, ни лесов...

– К слову, не все демоны обязательно плохие, – успокаивает собеседник. – Есть белые демоны, есть черные. У нас существует 99 тенгриев, это слуги и помощники бога Тенгри. Бог слышит нас через своих помощников и слуг. Например, грозы, ветер, молнии, лучик солнца – это все тенгрии, природные стихии. Или, например, древние объясняли, что человек не может подняться высоко в горы, потому что его душат духи Тенгри – незримые воины-туткеки, которые охраняют его сокровища. Это сегодня мы знаем, что на самом деле в горах разреженный воздух... Зато как красиво древние фантазировали!

Место для души героя

Если герой умирает, то его душа через год придет к месту своей гибели. Но до того умирающего сажают на верблюдицу – видели мавзолей Райымбека, а рядом верблюдица, на одноименном проспекте в Алматы? – он как раз по этому обычаю. В том месте, где верблюдица устанет, сядет, там и надо похоронить этого героя. И через год его душа вернется к этому месту.

Мифологическая эротика

– Раз уж пошел разговор о конкретных персонажах, давайте вспомним женские образы. Первой на ум приходит жезтырнак…

– Да, страшное существо. Согласно сказкам, у нее медный орлиный нос и львиные когти, как ножи. В сказках она вступает в конфронтацию с охотниками, и народ считал ее защитницей природы. Персонажи, придуманные в народном сознании, очень богаты своим смыслом. Это изначально дикая стихия. Поэтому называть жезтырнак бабой-ягой неправильно. В греческой традиции есть Деметра и Персефона, в казахской традиции тоже есть персонажи с национальным колоритом, и об этом надо говорить, это надо раскручивать! Например, Едыге Турсунов описывает, что у всех женских персонажей (жезтырнак, албасты, жалмаузы) огромные груди, такие, что они их за спину закидывают – символ деторождения и вскармливания. Так как изначально они были прародительницами всего живого, не только человека.

– Во многих, особенно близких, культурах персонажи имели свойство заимствоваться. Что взяли тюрки у соседей?

– У нас есть арабские персонажи, персидские, которые с давних времен к нам перекочевали. Например, Семург – в славянской мифологии это птица, которая несет грозы и бросает стрелы. А Самрук в казахской мифологии летит, полнеба закрывает. Это общеиндоевропейский персонаж, и называть его чисто казахским было бы неправильно. В процессе взаимоотношения с разными народами у нас появились многие сказочные персонажи: пери, феи, всевозможные представители городской культуры Востока – шахи и падишахи. В нашей, казахской традиции были только ханы. Это, скажем так, явление Шелкового пути, смешение других культур и цивилизаций. В древности у монголов и тюрков был Шам – бог солнца. А есть Шамаш – бог солнца в шумерской мифологии. Ару – заря и красавица, а у них Ару – богиня зари. Или, например, Дингир – верховный бог, а у нас – Тенгир. Поэтому наши ученые связывают историю развития прототюркской мифологии с шумерской. Это еще исследовали и Алтай Аманжолов, и Олжас Сулейменов.

– А какие герои исконно тюркские?

– Например, таскана – самая первая богиня с головой грифа, лысая такая. Это женское существо, которое было раньше всех богов. Потом появился Ульгень – бог света, дословно переводится “тот, кто умер”. Самые древние тюркские мифы – алтайские. Это зарождение тюркских представлений об окружающем мире.

Души предков

У казахов аруахи – это покровители, как и у славян – архангелы. У любого народа есть домашние покровители. Аруах – покровитель племени, когда враг пришел, мы с криком идем в сражение и выкрикиваем имя аруаха. И огромное количество аруахов участвуют с нами в этом в бою. Его имя становится нашим знаменем. Это значит, что душа человека – бессмертна, и она возвращается из мира мертвых сюда.

Или вот еще поверье: тюльпаны считаются символом мужской души, когда герой умирает, капля его крови падает на землю, и там вырастает тюльпан. А подснежники – символ женской души. Если на склоне горы много тюльпанов, значит, на этом месте погибло много батыров. У нас раньше казахи никогда цветов не дарили – это европейская традиция, на кочевье глупо срывать цветы. Я говорю об эстетике сознания, ведь в каждом цветочке – душа.

Смотрите на мир шире

– Древние мифы – языческие, как они соотносятся с современными религиозными представлениями?

– Дело все в том, что человеку свойственно понимать понимаемое, то, что близко лежит. В эпоху рынка идет опрощение всех ценностей. Не давайте мне большую сказку, дайте маленькую, где думать не надо. Наша культура не только исламская. По сути, когда пришел ислам, он стал нивелировать тенгрианство – не я это говорю, а Чокан Валиханов об этом писал. Казахи – кочевники, которые соблюдали принцип двоеверия. Аруахи, например, по народному поверью – это хорошо. Но это вступает в противоречие с ортодоксальным исламом, где считается, что обращаться к мертвым – плохо. Все надо воспринимать в целостности, потому что ислам – молодая религия. Она пришла в казахские степи только в VII веке н. э., а до этого был огромный пласт тенгрианской культуры. Гигантской по своему объему и протяженности, причем не только казахской – общетюркской культуры. Нельзя ее противопоставлять исламу. Нельзя в крайности бросаться и отрицать то, что было веками наработано. Каждый выбирает то, что ему нужно. Человек большого масштаба воспринимает мир шире – без идеологических установок. А там, где появляются установки, начинаются война и кровь.

Белая Волчица

Все тюрки родились от волчицы – акбары. В моей сказочной повести “Звездная песнь Серебристой волчицы” акбара рассказывает легенды ребенку. О том, что духи камня или травинки – они не плохие и не хорошие. Они такие, какие есть. Это мифология на уровне анимизма, когда были одухотворены все предметы.



Загрузка...