Опубликовано: 2351

Любовь до смерти, или Молчание девчат

Любовь до смерти, или Молчание девчат

Судя по статистике умышленных убийств, провинциальный Петропавловск сегодня самый опасный для жизни город страны. При этом классическое умышленное убийство по-петропавловски – это кровавая расправа с близкими и родными женщинами.

Недавно на заседании областного координационного совета правоохранительных органов прозвучали шокирующие цифры: только за пять месяцев этого года в регионе произошло 21 умышленное убийство. Трагедии практически в каждом из районов области, но лидерами в кровавом списке являются Кызылжарский, район Магжана Жумабаева, следом идут Тайыншинский, Жамбылский и район Габита Мусрепова.

Смертельно опасный Петропавловск

Областной центр – отдельная тема. Здесь совершено больше половины всех убийств, происшедших в Северном Казахстане. Более того, в Петропавловске с численностью населения в 200 тысяч человек, оказывается, убивают чаще всего в стране!

– В разрезе регионов республики Петропавловск признан одним из самых опасных по угрозе для жизни. Город лидирует по количеству убийств на десять тысяч населения. На втором и третьем местах – Костанай и Павлодар, – отметил Еркеш ОСПАНОВ, старший прокурор управления прокуратуры Северо-Казахстанской области.

Самыми криминальными районами Петропавловска названы центральная часть города, Рабочий поселок, 19-й микрорайон, “Бензострой”, “Хромзавод”, “Копай”.

Портрет убийцы

Прокуроры составили собирательный портрет петропавловского убийцы: мужчина в возрасте от 21 года до 29 лет, безработный, со средним специальным образованием. Важный штрих отмечают полицейские сводки: практически все убийства совершены в состоянии алкогольного опьянения.

“Боксеры” на кухне

– Семьдесят процентов зарегистрированных убийств совершается на почве семейно-бытовых конфликтов. Орудием преступлений в 80 процентах случаев служили ножи, используемые в бытовых целях, – уточняет прокурор Оспанов.

Чаще всего жертвами убийц становятся их жены и сожительницы, причем не только нынешние, но и бывшие.

– Особую тревогу вызывает рост числа совершенных убийств. В 2013 году жертвами убийц стали 12 женщин, в 2014‑м – 15, в нынешнем году всего за полгода – уже 12 женщин.

Семейно-бытовое насилие – избитая фраза, за которой стоят женская боль, слезы, обиды, кровь и смерть, как следствие. Прокурорский мониторинг утверждает: в 33 (!) процентах случаев бытовое насилие заканчивается смертельным исходом – “кухонные боксеры” (так окрестили в регионе распускающих руки мужей) настолько входят в раж, что бьют и добивают до смерти.

Парадокс ситуации в том, что практически все преступники, совершившие убийство на почве семейно-бытовых отношений за последние годы, НЕ привлекались ранее даже к административной ответственности за семейные дебоши.

А ведь в семьях, где царят любовь и понимание, не убивают. К трагедии идут постепенно, дорогой оскорблений и избиений.

Показательный пример громкого убийства на одном из рынков Петропавловска в январе этого года: муж убил жену, работавшую там продавцом, прямо на рабочем месте.

Уже после трагедии установили, что он избивал супругу с 2011 года, но ее заявления в полицию оставались без реакции! И на учете эта семья как неблагополучная не состояла.

За закрытыми дверями

Почему не работает система предупреждения подобных трагедий?

У полицейских – своя правда.

– В основном убийства совершаются во время распития спиртного, дома, за закрытыми дверями. Закон не позволяет задерживать или доставлять в полицию граждан, распивающих спиртное не в общественных местах, – объясняет заместитель начальника ДВД области Аскар МУСИН.

И то правда – на каком основании полицейские будут вламываться в квартиру, даже если там люди выпивают? Разве что соседи, услышав шум разгорающегося конфликта, стражей порядка вызовут. Но чаще всего и в этих случаях лишь пригрозят да и уедут.

Спасти жизнь в такой ситуации может только изоляция враждующих сторон друг от друга, но эта задача, похоже, из разряда невыполнимых. Забрать “кухонного боксера” из дома полиция не имеет права. Изолировать женщину от буяна тоже не получается – в Петропавловске нет государственного приюта для жертв домашнего насилия, хотя речь о его необходимости ведется последние десять лет.

Спасение – в здравом уме?

– Это вопрос женского терпения, – считает руководитель североказахстанского Центра медиации и права Галина ПЕХОТИНА. – Порой оно безгранично из-за того, что кажется, будто нет иного выхода: негде жить, нельзя разменять квартиру и разъехаться, своего дохода нет. Словом, чувствуя материальную зависимость, женщина не решается уйти от дебошира, а тот этим пользуется.

Правозащитница советует: во-первых, лучше предупреждать конфликты, чем расхлебывать их последствия. Во-вторых, быть внимательной ко всем материальным вопросам, которые решаются в семье.

– Сегодня стало модно не оформлять имущество, приобретенное в браке, на супругов. Под разными предлогами мужья записывают квартиры, машины на своих матерей, родителей. Будьте бдительны: такие предложения должны настораживать!

Еще Галина Пехотина предостерегает женщин от популярных нынче гражданских браков. Правовая позиция гражданских жен рази­тельно отличается от тех, кто имеет свидетельство о браке.

Сколько можно терпеть?

– Самое банальное объяснение подобных отношений в семье – “любовная лодка разбилась о быт”. Отсутствие собственного жилья, неудобства жизни с тещами и свекровями, недостаток денег. В общем, все в реальности сложилось не так, как мечтали. Это негативным образом сказывается на человеческих отношениях, – делится практикой психолог североказахстанского Центра поддержки женщин Альфия БАЙГИЛЬДИНОВА.

– Но если очевидно, что находиться с этим человеком опасно…

– Как правило, жертвы бытового насилия это понимают, но проблема в том, что не всегда принимают эту ситуацию и адекватно реагируют на нее. Каждый из нас надеется на лучшее будущее, подчас рассчитывая исправить, перевоспитать человека, образумить, апеллируя такими понятиями, как “семья, дети”. Это и подводит.

– Многие женщины залогом крепкой семьи считают свое терпение, умение уступать мужчинам и прощать их. Что можно терпеть, а что должно стать сигналом для расставания?

– Терпение, умение уступать и прощать должны быть обоюдными в зависимости от обстоятельств, той или иной ситуации. Терпеть постоянное, особенно физическое, насилие, что чаще всего мы наблюдаем, далеко не безопасно. Как правило, однажды подняв руку, насильник чувствует свое физическое превосходство, и дальнейшие события идут по нарастающей: все чаще случаи насилия и все меньше время “перемирия” между ними. Однако давать какие-то конкретные советы по поводу того, что должно стать стартом для расставания, непросто. Ведь все очень индивидуально, каждый для себя должен определить границы отношений с другим человеком. В случае обращения на “горячую линию” телефона доверия мы предлагаем те или иные варианты решения проблемы, но не даем конкретных советов.

– Когда говорят: “Не доводи меня”, – это отговорка, шантаж или оправдание? Близкие действительно бывают виноваты в том, что стали жертвами?

– Вполне понятная ситуация, когда дебоширы, а тем более убийцы оправдываются: мол, их спровоцировали. Фраза “не доводи меня” – для кого-то уже сигнал опасности, для кого-то, наоборот, как красная тряпка для быка – сигнал для насилия.

– Как вести себя, если есть причины для боязни за свою жизнь и здоровье, но еще не угасла надежда спасти отношения?

– Спасти отношения возможно только в случае, когда обе стороны этого хотят, но просто иногда перестают понимать друг друга. Если же желание только с одной стороны, то, скорее всего, это нереально. У нас бывают случаи, когда в центр обращаются семейные пары, в которых возникает либо назревает конфликт. Чаще всего приходит женщина со своей проблемой, а потом убеждает мужа в необходимости так называемого “третейского судьи” их отношений, и это неплохо работает. Если же говорить о тех семьях, которые мы называем неблагополучными – злоупотребляющие алкоголем, ведущие асоциальный образ жизни, – то спасение, наверное, только в обращении в правоохранительные органы.

– Кто может реально помочь в таких ситуациях?

– Кто не стучит, тому не открывают. Просто сидеть и надеяться, что кто-то вас найдет и начнет помогать, – утопия… Если не хватает сил и возможностей своих, близких, родственников, существуют организации, которые этим занимаются: это и неправительственные, такие как наша, и правоохранительные, такие как подразделения по защите женщин от насилия.

Молчание девчат

Вместо послесловия. На днях в редакцию позвонила женщина и рыдающим голосом просила помочь… приструнить ее бывшего супруга. История, рассказанная Алией (имя изменено), пронзительно горька.

– В 19 лет я вышла замуж по большой любви, сразу забеременела, а муж загулял. Гордая была, ушла от него, несмотря на то, что ждала ребенка. Теперь уже 15 лет он и его семья не прощают мне, что я оскорбила их своим уходом. Бывший муж занимает высокую должность на госслужбе, имеет много влиятельных друзей и пользуется этим. Вот сейчас от его имени позвонили моему директору и велели меня уволить. А я всего добиваюсь сама и теперь боюсь потерять работу, ведь мне ребенка растить…

Алия просила предать гласности факты, улики, которые она собрала в свою защиту перед бывшим мужем. Перечислила: диктофонные записи с угрозами бывшего мужа, свои фотографии после его рукоприкладства.

Мы назначили встречу. Но за полчаса до нее женщина перезвонила и извинилась: “Я не могу. Боюсь. Буду молчать. Простите”…

Петропавловск

Загрузка...