Опубликовано: 1481

Лошадиное дело

Лошадиное дело

Крохотный аул Актас превратился в очаг глобального, по сельским меркам, конфликта. Лошади против пшеничных полей. Оставшееся без урожая хозяйство обвинило в своих убытках местных владельцев лошадей.

В роли ответчиков в суде – весь (!) аул.

О былом величии напоминает… название улицы

Аул Актас Есильского района – самая настоящая североказахстанская глубинка. Первое впечатление – это особый мир, малопонятный жителю шумной цивилизации. Заблудиться здесь невозможно. Всего три улицы.

Центральная – улица Победы. В годы Великой Отечественной воевать за Родину ушли практически все мужчины аула. Из сорока с лишним человек живыми вернулись только десять. Сейчас в ауле уже нет ни одного ветерана. Осталась только память, зафиксированная в названии главной улицы да в единственном в ауле памятнике – гранитной глыбе с высеченными именами отдавших жизнь на войне односельчан.

Улица Тунгуык – напоминание об истории аула. Название – вместо музея или исторической летописи. Из поколения в поколение передается легенда о том, как появился Актас. Сельчане верят, что их кочевые предки, путешествуя по степи в поисках озера Тунгуык, обнаружили в его окрестностях благодатный уголок вокруг двух белых камней. Стоянка превратилась в постоянное место жительства, и назвали его Актас – в переводе с казахского “Белый камень”. Огромный белый камень до сих пор покоится на местном кладбище.

Еще – улица Урожайная. В былые годы урожай был главным смыслом и источником жизни аульчан. Сегодня название улицы напоминает о былом благополучии.

День начинается и заканчивается у водокачки

После развала Союза вместо водопровода пришлось довольствоваться водой из скважин. Их всего три. Пытались бурить и больше, да не богата местная степь на подземные воды.

День для жителей аула начинается и заканчивается походом за водой. Сельчане рассказывают, что стоять в очереди у колонки приходится по несколько часов. Водокачка – ручная, напор – с нитку. Чтобы набрать флягу, качать приходится минут тридцать. Потом воду следует отстаивать. На дне фляги скапливается около 15 сантиметров осадка.

Насколько безопасна такая водица для здоровья, жители аула не ведают. Надеются, что она не сильно вредна. И уж точно она лучше, чем талый снег зимой. Но и талую воду пить приходится, когда колонка на скважине замерзает. Сельчане говорят, что пытались добиться у местных властей привоза питьевой воды в аул, но все безрезультатно.

О радующих душу урожаях на огородах с таким водоснабжением пришлось забыть.

Как живется в Актасе, сразу становится понятно в местном… магазине. На прилавках практически пусто. Чай, сахар, соль, макароны, крупы, печенье – вот, пожалуй, и все продовольствие.

Мой вопрос: “Почем у вас хлеб?” – обескуражил продавца. Здесь, оказывается, не покупают хлеб, колбасу, масло и прочее, без чего в нынешнее время немыслим обычный, даже сельский, продуктовый магазин. В Актасе все это пекут и готовят дома!

Школу отгрохали, а учеников нет

Главная достопримечательность Актаса – школа. Она – центр жизни. Заменяет даже заколоченный клуб. А парка или сквера здесь нет. Это самое большое среди сельских домов строение. К нему относятся настолько трепетно, что разуваются, входя внутрь. Школа богата не только внешне, но и внутренним содержанием. Как говорит ее директор Мейрам Токпанов, здесь ученики получают углубленное математическое образование, эстетическое воспитание и активно занимаются спортом. Есть даже фонд помощи малообеспеченным детям. Уроженец Актаса Аяган Буркитбай – ныне известный в Казахстане академик, профессор истории – выпустил книгу о родном ауле и поручил местным педагогам все деньги от ее продажи направлять в созданный фонд.

Одна боль в актасской школе – учеников не хватает. Рассчитана она на 90 ребятишек, а учатся только 65.

– В этом году вообще всего двое детей в ауле родилось. Когда такое здесь было?! – вопрошает аксакал Саке, шутя обвиняя в демографической катастрофе достижения современной гинекологии. Тут же оговаривается: “Как же молодым строить жизнь, если у нас к аулу даже дороги нормальной нет?”.

Дорога превращается в полосу препятствий

От трассы до Актаса – около 20 километров. После дождя она превращается в полосу непреодолимых препятствий. А зимой узкую накатанную по полям колею и вовсе заметает снегом до полного исчезновения признаков дороги. Аул становится отрезанным от мира.

Жители аула говорят, что год назад, когда в Актасе торжественно открывали образцово-показательную школу, власти обещали помочь и с дорогой. Но после того громкого открытия, по словам аксакалов, властей здесь больше не видывали.

Источник жизни стал источником проблем

Работа в Актасе, как и в большинстве североказахстанских сел и аулов, – явление временное и сезонное. Живем от посевной до уборочной, говорят здесь. В итоге в году у большинства актасцев выходит примерно три месяца оплачиваемого труда. Поэтому основной доход жителей аула – от продажи скота.

У отдаленности от цивилизации в Актасе есть одно преимущество. Оголтелая распашка земель под сельхозкультуры в области, где во главу угла ставится производство зерна, сюда еще не дошла. Вокруг аула сохранились клочки нетронутой степи. Это дает возможность актасцам заниматься выращиванием лошадей на откорм.

Конина на городских рынках в цене. Этот сельский бизнес – источник жизни актасцев. Но этот основной доход принес актасцам и чрезвычайные проблемы. ТОО “Пушкинское”, засевающее пшеницей поля близ аула, обвинило аульчан в том, что их лошади уничтожили его посевы. Хозяйство обратилось в суд, считая, что табун из более чем 200 лошадей, оказавшись на пшеничном поле, вытоптал посевы на мокрой земле.

В суд вызывается… весь аул

Ответчиками оказались 72 актасца – весь аул. У истца на руках увесистая стопка документов, подтверждающих, что ему нанесен ущерб в 8,5 миллиона тенге.

Получая повестки в суд, актасцы недоумевали: как мог произойти такой инцидент? Кто-то винит в безответственности пастухов, загнавших лошадей пастись на посевы. Другие вообще отказываются верить в происшедшее.

Точку в этом споре предстоит поставить суду. Однако уже сейчас каждая из сторон не скрывает, что случившееся – ощутимый удар по карману. Ведь, если придется возмещать ущерб, актасцы рискуют потерять источник существования. Они подсчитали, что каждый из них должен будет выплатить по несколько сотен тысяч тенге.

Инна ЛОПАТКО, фото автора, Петропавловск – Актас – Петропавловск

Загрузка...