Опубликовано: 1211

Лишние люди

Лишние люди

Главным достоянием казахстанцев нынче становится… стабильная работа.

А главной задачей правительства – обеспечение граждан рабочими местами. Но насколько выполнима эта задача?

Проспект Рыскулова – неофициальная биржа труда Алматы еще с 1990-х. На обочине всегда стоят группы мужчин разного возраста, их можно узнать по сумкам и пакетам, висящим тут же на заборе – там все необходимое для случайной работы. Они подходят к каждой притормозившей машине в надежде, что их сегодня наймут.

Большинство этих людей имеют специальность, а кое-кто – и высшее образование. На родине – в Шымкенте, Таразе, отдаленных районах Алматинской области – у них есть дома. Но там нет работы, а в Алматы она есть. Правда, цены на аренду жилья так высоки, что приезжие попадают в заколдованный круг: место с хорошим заработком надо искать месяцами, а деньги, чтобы снять квартиру, нужны сейчас.

Наш собеседник Асхат перебивается случайными заработками на Рыскулова уже полгода. Недавно он окончил КазНУ по специальности “религиоведение”, учился по гранту, офицер запаса. “Я пытался устроиться на госслужбу у себя в Жаркенте, подавал документы в полицию. Но безуспешно. Многие мои однокурсники, с дипломами, но без нужных родственников, тоже “толкают тачку”.

Еще недавно в Алматы случайный заработок мог принести до 40–50 тысяч тенге в месяц – вдвое больше, чем официальная работа на стройке в Жаркенте, говорит Асхат. 25–30 тысяч он отдавал за комнату или времянку. Но в последнее время стало совсем плохо – работу удается найти на 2–3 дня в неделю, в день платят обычно не более 3 тысяч.

В этом году работу в южной столице будет найти еще труднее – экономика Алматы переживает спад. По официальным данным, производство, по итогам 2008 года, снизилось на 11 процентов, но обитатели проспекта Рыскулова на себе ощущают разницу между официальными показателями и реальной картиной – спрос на рабочую силу сильно упал.

– Весной прошлого года в нашей базе данных было 3 тысячи вакансий, но уже осенью их число уменьшилось до 1,5 тысячи, – отмечает директор ГКП “Биржа труда” Калимат Айбекова. – Сейчас в базе около 500 вакансий. И примерно столько же граждан к нам обращаются ежемесячно.

Пособие – всего сто долларов

Обращаться за пособием по безработице Асхату и его “коллегам” нет никакого смысла – для этого надо иметь местную прописку и хотя бы месяц перед увольнением получать “белую” зарплату, с которой выплачивался социальный налог. Но даже в этом случае пособие будет мизерным. Мин­труда рассчитывает его сумму по следующей формуле: среднемесячный доход (не более 10 минимальных зарплат) умножается на “коэффициенты замещения дохода” (0,3) и стажа участия в системе обязательного соцстрахования. Максимальный срок выплаты пособия – 4 месяца. Если человек три года официально получал 59 тысяч тенге, то, оказавшись на улице, он может получать пособие в размере 16 тысяч тенге. Работавшему полгода за те же 59 тысяч государство будет платить меньше – 12 тысяч тенге. И всего один месяц. А дальше что?

В крупном городе, не говоря уже о столицах, на такую “социальную поддержку” прожить невозможно. Между тем в Казахстане порядка 900 тысяч человек “подвержены высокому риску безработицы”, сообщил на днях министр труда и социальной защиты населения Бердыбек Сапарбаев. В первую очередь это касается занятых в горнодобывающей и обрабатывающей отраслях. В течение прошлого года 13 крупнейших производителей, обеспечивающих работой более полумиллиона человек, сократили объемы производства на 16 процентов в сравнении с 2007 годом. И каждый процент падения производства означает десятки, сотни освободившихся рабочих рук. Кто-нибудь думал, чем их занять?

Пожалуйста, не увольняйте!

С безработицей наши власти борются привычным методом – через административный ресурс. К середине января акиматы подписали с 1018 компаниями специальные меморандумы, добровольно-принудительно обязывающие работодателей сдерживать массовые увольнения, насколько это будет возможно. Третью подпись под документами ставили представители профсоюзов.

Все эти меморандумы будут действовать, пока это выгодно самим компаниям, считает заместитель председателя проф­союза работников горно-металлургической промышленности Казбек Валиев:

– Крупных сокращений на предприятиях отрасли пока нет, людей переводят с основного производства на вспомогательные участки. Рабочим со стажем некоторые компании предлагают досрочно уйти на пенсию, выплачивая им единовременное пособие. Только на “Миттал Стил Темиртау”, например, в первый месяц заявление об уходе написали более тысячи работников. Средняя выплата составила примерно 5,5 тысячи долларов. У нас ситуация все же лучше, чем в Украине и России, где останавливают домны и закрывают рудники. Но только потому, что наши компании пока работают не в убыток. Если цены на металлы будут падать и дальше, начнутся массовые увольнения.

А пока на заводах и электростанциях ENRC в Павлодаре значительную часть сотрудников перевели на сокращенный день, “срезав” от трети до половины зарплаты. “Казахмыс” собирается вообще закрыть свой медеплавильный завод в Жезказгане, а его работников “перенаправить” в Балхаш для работы вахтовым методом.

Примерно так же поступает “Казцинк”, переводя рабочих с закрытых рудников в Риддер. По словам главы местного объединения профсоюзов Нуржан Тусуповой, на промышленность Восточного Казахстана сильное влияние оказал кризис в России, из-за него лишились заказов заводы, выпускавшие арматуру и конденсаторы. Местные предприятия пока избегают увольнений, переводя работников на сокращенную рабочую неделю.

Всего, по данным Минтруда, на середину января в республике на режим “частичной занятости” перешли около 14 тысяч человек на 22 предприятиях.

К слову, многие работодатели, особенно в строительной отрасли, успели провести массовые сокращения еще до того, как власти начали принуждать их к подписанию меморандумов и соглашений. Потому в “кризисную статистику” эти рабочие не вошли. Отечественная стройиндустрия вообще отличается минимальным уровнем защиты прав рабочих, констатирует глава отраслевого профсоюза Кусаин Есенгазин:

– “КУАТ”, “Базис-А” и другие крупнейшие строительные компании сделали все, чтобы не допустить создания на своих предприятиях профсоюзов. Поэтому у застройщиков обычно нет договоров с коллективом. А если и есть, то их со стороны коллектива обычно заключает… юрист компании. Это дает возможность хозяевам увольнять работников, когда им вздумается.

Пока сокращают производство в основном поставщики сырья и продукции на экспорт. Однако падение доходов неизбежно скажется на покупательной способности населения – а это опять же вызовет падение производства: что толку производить продукцию, которую люди не смогут купить? И значит – новые увольнения. Вот такой замкнутый круг…

Люди, оставшись без работы, будут меньше тратить и на продукты сельского хозяйства, а в их производстве занято более трети всего трудоспособного населения республики. И они тоже останутся не у дел.

Особенно серьезно это может затронуть Южной Казахстан – там на селе трудится более половины населения области.

Рабочие руки есть, профессионалов не хватает!

Есть и еще один аспект проблемы. Многие из потерявших работу не имеют достаточной квалификации, чтобы составить конкуренцию работающим счастливчикам. Немало и тех, кто и вовсе не старался приобрести профессию. В самых густонаселенных и в то же время самых бедных регионах республики – в Алматинской, Жамбылской, Южно-Казахстанской областях – полмиллиона человек заняты торговлей, то есть не имеют серьезной квалификации. Впрочем, это проблема для всей страны – более трети всех взрослых жителей Казахстана окончили только школу и не имеют профессии.

Государство переподготовкой безработных пока всерьез не занимается. Например, на алматинской “Бирже труда” желающим предлагали пройти за государственный счет лишь… курсы ландшафтных дизайнеров и организаторов домашнего хозяйства.

Если кризис затянется, то трудоустроить массы безработных можно будет лишь через большой госзаказ, в первую очередь в строительной сфере, считает Айтолкын Курманова: “Если строительные компании разорились, то их надо банкротить и на их базе создавать государственные организации, которые могли бы развернуть строительство дорог, жилья и других объектов. Но пока каких-то серьезных шагов в этом направлении не видно”.

В США средний размер пособия по безработице – около 1000 долларов в месяц, и платят его более двух лет. В странах ЕС размер пособия сильно колеблется – от 1280 долларов в Западной Европе до 128 в Польше. В России безработным платят от 28 до 160 долларов в месяц, и не 4 месяца, как в Казахстане, а год. Размер пособия в Китае зависит от места жительства: в свободных экономических зонах платят до 45 долларов в месяц, в городах на остальной территории страны – около 29 долларов, а сельский безработный может рассчитывать лишь на 12 долларов в месяц.

Компетентно

На самом деле массовая безработица в Казахстане – явление постоянное, утверждают эксперты. Каждый третий трудоспособный казахстанец является “самозанятым”.

– Есть у этих людей работа или ее нет, официальная статистика не знает, – говорит исполнительный директор Института экономических стратегий – Центральная Азия Айтолкын Курманова.

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Загрузка...