Опубликовано: 2733

Лицо, глаза и “Седьмое чувство”

Лицо, глаза и “Седьмое чувство”

14 сентября Центральный государственный музей Казахстана открыл новый сезон вернисажем “Седьмое чувство” молодой казахстанской художницы Акжаны АБДАЛИЕВОЙ. При этом первая тысяча посетителей получила подарки от художницы: узоры или надписи, сделанные от руки на распечатанных картинах.Цвета Казахстана

– Акжана, это первая твоя персональная выставка?

– Пока я училась в Турции, мы часто выставлялись в Женеве. Там во Всемирной торговой палате у меня была персональная выставка. А в Казахстане я выставлялась всегда в рамках совместных выставок.

– Чему посвящена эта экспозиция?

– Это работы последних двух лет. До этого у меня был вынужденный перерыв в творчестве, времени на живопись почти не оставалось, нужно было заканчивать работы в рамках обучения, защищаться. Так что это плоды трудов последнего времени, когда я вернулась в Казахстан после обучения в Турции. Я заметила, что смена места очень влияет на мою палитру. Когда работала в Турции, в картинах преобладали яркие цвета. Оказывается, я реагирую на обстановку, как хамелеон. В Казахстане, к примеру, мне хочется писать спокойными цветами, делать работы в одной гамме.

– Почему выставка называется “Седьмое чувство”?

– Шестое чувство – это наша душа, наши эмоции, но есть седьмое чувство – это из области духа. Насекомые, к примеру, не смотрят на звезды, у них нет органа чувств, который бы воспринимал Вселенную. Мы смотрим на звезды и воспринимаем что-то именно седьмым чувством, которое реагирует на прекрасное.

Свой круглый мир

– Что оказывает влияние на твое творчество?

– У меня был период сильного увлечения Густавом Климтом. Под впечатлением от его работ мне захотелось добавить что-то в свои картины. Вообще для художников характерно от чего-то отталкиваться, нас и обучают на чьем-то примере. Импрессионисты отталкивались от японской живописи, к примеру. В основе творчества любого живописца всегда лежат отголоски какой-то школы. Впрочем, хороший вкус в собственной одежде формируется так же: на примере того, как одеваются другие люди. Ведь это, как с лоскутным одеялом: ты берешь от всех понемногу, но все равно получается что-то свое.

– В твоих работах очень много округлости, это своеобразный призыв к объятиям?

– Это символизирует защиту. Словно человек находится в утробе матери, в безопасности. И у меня такой свой круглый мир, в котором я сама в себе. Но сейчас я работаю над эмоциональностью. Наблюдаю за собой и другими: кто как реагирует на события, чтобы потом показывать эти эмоции и состояния души на холсте. Именно эти тонкости и нюансы мне бы хотелось отражать в работах.

– В твоих картинах также очень много людей…

– Не люблю рисовать природу, для меня живопись – это когда на полотне есть кто-то живой. Для меня важно, чтобы были лицо и глаза. Когда этого нет – слишком пусто. Пусть это будет даже просто изображение красоты без мысли или, наоборот, какая-то глубокая мысль, но в живом существе. Сейчас я смотрю на людей, ведь девять лет не жила в Казахстане – только на каникулы приезжала, и вижу изменения. Мне хочется их показать через людей.

– А что дает докторская степень в искусстве?

– Я могу преподавать на уровне профессора – вот и все, что дает статус. Для живописи – это ничего не дает. Когда я училась в Казахстане, направленность была узкой: изучали только рисунок и живопись. А в Турции нас обучали всему, что имеет отношение к искусству: это и фреска, и ковер, и витраж, и скульптура… Хочется передавать свои знания, но сейчас я больше занимаюсь собственным творчеством.

Домашние картины

– Насколько реально в Казахстане зарабатывать живописью?

– Живопись становится востребованной. Сейчас уже дарят гостям картины, а не мебель или посуду. Если сделать себе имя, то можно зарабатывать.

– А как его у нас делают?

– Мне кажется, что выставки важны, но наступила эпоха социальных сетей, так что и они в продвижении играют не последнюю роль.

– Мне интересно даже не кто твой зритель, а какое место подходит для твоих работ?

– По-моему, они очень домашние. Мои работы – интерьерные. Картины впишутся и в хайтек, и в ампир, и в ретро. Хочется, чтобы мои работы были казахстанскими, и при этом не ограничиваться юртами, животными, национальными костюмами. Чтобы все было: настоящее, прошлое, недостатки, достоинства народа, проблемы. Но чтобы было видно, что это – Казахстан, а не Сингапур. Мы вообще очень довольные, сытые, созерцательные, неспешные. А ведь в этом есть философия! Хочу, чтобы это отражалось в моих работах.

– Чем любишь заниматься в свободное от творчества время?

– Я люблю город, меня не тянет на природу. Поэтому провожу время в кафе. Нравится знакомиться с людьми, спрашивать их про жизнь, искать тенденции, подтверждать их. Еще я общаюсь в социальных сетях, смотрю телевизор. У меня мечта – заняться спортом и правильно питаться, ведь это показатель любви к себе! 

Загрузка...