Опубликовано: 2156

Левитан и Куинджи, Брюллов и Саврасов, Шишкин и Боголюбов...

Левитан и Куинджи, Брюллов и Саврасов, Шишкин и Боголюбов...

В Музее изобразительных искусств имени семьи Невзоровых собрали одну из самых серьезных коллекций живописи в Казахстане.Поиск жемчужин

Несмотря на то что Музею изобразительных искусств имени семьи Невзоровых нет и 30 лет, здесь удалось собрать внушительную коллекцию, считающуюся в Казахстане одной из самых серьезных. Сейчас среди 5 000 экспонатов здесь есть шедевры русской живописи конца ХVIII – начала ХIХ века, европейского искусства ХVI–ХIХ веков, произведения отечественных мастеров. 

Началось все с того, что три десятилетия назад при Cемипалатинском историко-краеведческом музее создали отдел изобразительного искусства. Вскоре он стал самостоятельным музеем. Настоящие коллекции собираются столетиями, поэтому трудно представить, как из ничего было создано уникальное собрание. Какую-то часть экспонатов только что созданному музею передали из ВПХО им. Вучетича при Министерстве культуры СССР. Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина передал в дар картины и гравюры голландских, английских, французских, русских мастеров ХVII–ХIХ веков.

Немало экспонатов приходилось искать самим музейщикам в частных коллекциях Санкт-Петербурга и Москвы. Перелопачивалась история искусства, находили через знакомых и другие музеи людей, у которых хранились значимые произведения, отыскивали родственников живописцев начала ХХ века, ездили к ним. Благодаря кропотливой работе в Семипалатинске, к примеру, появились работы Владимира Лебедева – одного из лучших художников русской школы начала ХХ века. Иметь коллекцию его картин – мечта многих музеев. Тогда же были найдены произведения Юрия Васнецова – великолепного книжника, работавшего с Маршаком и Лебедевым – создателями уникальных для своей эпохи детских книг. В середине 1990-х музею удалось приобрести картину Боголюбова “Венецианская ночь”, ставшую одной из жемчужин собрания.

Со временем одной из лучших в стране стала коллекция произведений отечественного искусства – работы Дулата Алиева, Бахыта Бабишева, Молдакула Нарымбетова, Салихитдина Айтбаева, Айши Галимбаевой, Елены Воробьевой… Музейщики наладили контакты с художниками и коллекционерами, у которых хранились произведения прикладного казахского искусства. Таких у нас в стране можно сосчитать по пальцам. Да и на арт-рынке по-настоящему ценных вещей практически нет. Но и в этом плане удалось собрать серьезную коллекцию.

Бесценный дар

– Судьбоносной для музея стала встреча в 1986 году с московским коллекционером Юлием НЕВЗОРОВЫМ, – говорит директор музея, заслуженный деятель РК Татьяна СТРОМСКАЯ. – Юлий Владимирович, обладатель крупного собрания произведений искусства, среди музейщиков страны был известен тем, что охотно предоставлял свою коллекцию для экспонирования. Она побывала в 15 городах Советского Союза, и в каждом из них оставались картины в подарок. Нашему музею семья Невзоровых передала бесценные произведения искусства.

Дар семьи Невзоровых, чье имя было присвоено музею, определил лицо музейного собрания. Щедрин, Иванов, Алексеев, Лебедев, Саврасов, Шишкин, Васильев, Куинджи, Киселев, Левитан, Коровин, Орловский, Брюллов, Тропинин, Венецианов, Крамской…

Храм искусства

Редкую жемчужину немыслимо представить упакованной в обрывок газеты. Что уж говорить о коллекции шедевров мирового искусства? Музей поначалу располагался на первом этаже жилой десятиэтажки. Это помещение ни эстетически, ни технически, ни с точки зрения безопасности и хранения никак не соответствовало своему внушительному собранию. И в 1995 году было предоставлено одно из самых красивых зданий Семипалатинска, построенное в ХIХ веке купцом Степановым. Федор Степанов, обладатель золотых приисков и гостиных дворов, был известным меценатом, не скупившимся на помощь сиротам, нищим, больницам. И то, что в его доме сегодня хранятся произведения искусства, стало еще одним знаковым символом в истории Музея имени семьи Невзоровых.

За полтора столетия здание пережило немало перестроек, из разрозненных помещений и флигелей был создан единый комплекс. В 1930-е годы по фасаду появились внушительные колонны. Кто только не располагался под сводами бывшего купеческого особняка в советское время – прокуратура и окружной суд, райком партии и собес, облоно и обл­здрав... Когда помещение передали музею и для создания анфилад снесли не несущие стены многочисленных кабинетов, вновь стала ощутима атмосфера старинного здания. Она как нельзя лучше подчеркивает уникальность хранящейся здесь коллекции.

Но титанический труд поиска и сбора – лишь малая часть работы Музея семьи Невзоровых. Здесь есть своя реставрационная мастерская с необходимым технологическим оборудованием, ведется научно-исследовательская работа, издаются внушительные фолианты-путеводители, альбомы, каталоги. Музей стал центром культурной жизни Семея. Помимо традиционных экскурсий, выставок, конкурсов, лекториев здесь организовывают яркие творческие акции. Чего стоит, например, проект “Рукотворная Азия”, где была представлена коллекция уникальных произведений декоративно-прикладного искусства, ювелирных изделий и предметов быта народов Средней Азии и Казахстана. Эту коллекцию в нашей стране видел только Семей. Можно вспомнить международный проект “Летающий татарин” или акцию, посвященную Достоевскому, для которого Семипалатинск стал знаковой вехой в судьбе.

Наследие истории

На этом, пожалуй, можно было поставить точку. Если бы не раздавшееся в последнее время слово капризно эстетствующих скептиков, что музеи – дорогостоящие кладбища, хранящие пыльные вещи забытых эпох.

– Что такое музей? Это ведь память, эстетика, красота человечества, которая хранится веками, – убеждена заместитель директора по научно-исследовательской и выставочной работе Светлана КИЛЯОГЛОВА. – Музейные экспонаты – те истины, которые выработало человечество на протяжении своей истории. Да, есть мнение, что музей – это кладбище, а в настоящее время надо делать что-то новое. Но если посмотреть на историю хотя бы ХХ века, станет ясно, что лишь начало прошлого столетия сделало крутой и, наверное, последний переворот в искусстве. Всё, что было дальше, оказалось только повторением предыдущего.

Увы, искусствоведы выносят неутешительный диагноз современному искусству, считая, что оно всего лишь повторение прошлого. Например, та же Мона Лиза, которую воссоздавали и с сигаретами, и изображенной в компьютерной графике, и на растиражированных копиях китайских умельцев. Но ничего лучше Джоконды на сегодня не сделано.

– Говорят, Рембрандт устарел, но я в этом сомневаюсь, – сказала Светлана Киляоглова. – Потому что истины, которые были популярны в эпоху Рембрандта, столь же популярны и сегодня. Человечество не стало лучше в связи с прогрессом. А искусство развивает душу. Духовность – это главное, что есть в человеке. Получается, что музеи, в которых хранятся произведения искусства, хранят душу человечества.

Семей

Загрузка...