Опубликовано: 4950

Легко ли быть судьей? Откровения служителя Фемиды

Легко ли быть судьей? Откровения служителя Фемиды

Отношение к представителям Фемиды в нашем обществе всегда было неоднозначным: для одних суд – справедливый, для других – нет. А каково это, вершить правосудие, распоряжаться чужими судьбами? Как живется людям с “особым статусом”?По роду своей профессии мне много раз приходилось бывать на судебных заседаниях. Порой здесь кипят такие страсти, что требуются железные нервы, чтобы не выставить истцов и ответчиков

за дверь. Запомнился процесс в одном из районных судов Алматы, когда родные покойного бизнесмена, на имущество которого претендовала любовница, принесли в зал заседаний… материал, взятый при эксгумации тела мужчины. И положили его на стол судье, чтобы доказать, что его забор был проведен с нарушениями. От удушающего запаха все вылетели за зала. А месяц назад интернет-пространство взорвала новость: в Караганде во время судебного заседания юрист достал мухобойку и ударил ею судью…

Председатель Союза судей-ветеранов Алматы Светлана БАЙМУХАНОВА проработала в системе казахстанского правосудия двадцать лет. Она регулярно поднимает проблемы своих коллег. Говорит, судейская работа всегда была не из легких и, что скрывать, с определенной долей риска!

Дела и сроки

– Какие требования предъявляются к кандидату в судьи?

– Попасть в судьи непросто. Кандидат должен иметь определенный стаж работы по юридической специальности: для районного суда – не менее двух лет, для областного, городского суда – не менее десяти лет. Он должен сдать квалификационный экзамен, после пройти высший судебный совет.

– Есть ли конкурс на судейские кресла?

– Конечно, на пленарном заседании идет голосование за кандидатов.

– В 2010 году вы ушли в отставку. Почему?

– Из-за огромной нагрузки и не соответствующей ей зарплаты.

– Чем приходилось жертвовать ради работы?

– Общением с близкими, семьей. Каждый через это проходит. Многотомные дела надо рассматривать в установленные сроки. Возвращалась с работы в 8–10 вечера. Поужинала – и за пишущую машинку, а с годами – за компьютер. Работала до двух-трех часов ночи. В шесть утра вставала, шла на работу. Пока была молодая, успевала еще готовить, стирать, консервировать, ухаживать за домом. Меня спасло то, что мои дети хорошо учились, были во всем очень самостоятельными.

– Какие полезные навыки приобрели за годы работы в судебной системе страны?

– Я все делаю быстро.

В семье не без урода

– Сегодня профессия судьи считается престижной?

– Да! С одной стороны, судебная власть – третья ветвь власти. Мы назначаемся указом Президента, ему подчиняемся и освобождаемся его указом. Мы защищаем права, свободы и законные интересы граждан, юридических лиц от имени государства. Это большая ответственность! В этом и заключается наш особый статус. С другой стороны, когда мы говорим о престиже профессии, у судей должен быть авторитет. В последнее время было очень много нареканий, критики в адрес судебной власти. Результат – авторитет пострадал. Не отрицаю: всякое бывает, порой наши честь и достоинство порочат другие судьи. Как говорится, в семье не без урода. Не раз замечала, что молодые судьи на процессах проявляют чрезмерное высокомерие.

– Были в практике случаи давления на вас и ваших коллег?

– В начале 90-х, наверное, многие испытали на себе натиск рэкетиров. Одну судью они в подъезде встречали. Как-то ко мне в кабинет зашел мужчина, встал и решил испепелить взглядом. Заглянула коллега, он убежал. Охраны раньше в судах не было. Я поставила в известность руководство, меня сопровождали до дома и на работу. Лет пять назад в городском суде меня пытались скомпрометировать. Не исключено, хотели подбросить взятку. Очень навязчиво звонили некие люди, то в кафе звали, то пытались ко мне в кабинет пройти.

Как себя поставишь

– Поступали ли просьбы со стороны руководства решить дело в пользу такого-то лица?

– А тут все зависит от того, как себя поставишь!

– Как вы считаете, кому легче работать в суде – мужчине или женщине?

– Женщины более терпеливые, усидчивые, чем мужчины. За последние два года трое судей-мужчин ушли из городского суда, не достигнув пенсионного возраста – 63 лет. Все они перенесли операции на сердце. По закону о судебной деятельности и статусе судей, нам разрешено работать до 65 лет. Подать в отставку можно в любое время.

– Чем занимаются те, кто уходит в отставку?

– Согласно закону, судьи не должны заниматься предпринимательской деятельностью. Можно заниматься творчеством, преподаванием. Но ведь не все обладают ораторским даром, могут читать лекции. Кроме того, в районных центрах нет учебных заведений. Сейчас многие судьи временно приостановили свои полномочия, работают адвокатами.

Судьба системы

– Есть ли профессиональные болезни у работников Фемиды?

– На первом месте – сердечно-сосудистые заболевания, что связано с постоянными стрессами. По кодексу судейской этики мы должны быть терпимыми, сдержанными. А люди приходят с разной энергетикой. Порой после заседаний появлялась головная боль, становилось трудно дышать, чувствовала себя как выжатый лимон. А эмоции приходится держать в себе.

– Имеется ли гарантированный соцпакет – бесплатные санатории, автотранспорт, “молоко за вредность” и так далее?

– Откуда! У меня пенсия 50 тысяч тенге. В городе много ветеранов, кому за восемьдесят лет. Они нуждаются в лечении. Элементарно на лекарства не хватает денег. Через Союз судей, за счет взносов, мы помогаем им как можем. Когда встречаемся, они всегда спрашивают: что там с пенсией? А мне стыдно им в глаза смотреть. Вопрос повышения пенсии мы поднимаем давно, она должна соответствовать особому статусу судьи, его нагрузке. Еще мы добиваемся, чтобы судьям продлили отпуск – сейчас он 30 дней, хотя в России – 45. В чем же тогда наш особый статус? Поймите, я прошла все это, и мне небезразлична дальнейшая судьба нашей судебной системы!


“Верховный ответ”
“Их работа должна быть безупречной”

Каково количество дисциплинарных взысканий, уголовных дел в отношении судей было в 2014 году, спросили мы председателя надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РК Акылтая КАСИМОВА на брифинге в Астане.

Вот что он ответил:

– В связи с тем, что судьи имеют особый статус, их работа должна быть безупречной. Определение дисциплинарного проступка в отношении судьи, наличия в его действиях нарушений и его наказания производится судебным жюри при Верховном суде. Есть факты, когда судьи привлекаются к уголовной ответственности. В 2013–2014 году было привлечено 6 судей. Все они приговорены к лишению свободы. В настоящее время идет следствие по нескольким актам.

Дисциплинарных производств больше, но они – за дисциплинарные упущения. В целом это не показатель, что наша судебная система не способна работать. По ним делать выводы нельзя.


Свой взгляд

“Наш судья – не самостоятелен”

Легко ли быть судьей? Такой вопрос “Караван” задал известному казахстанскому правозащитнику Сергею УТКИНУ.

– Судьей быть нелегко, потому что наш судья не самостоятелен, – убежден Сергей Уткин. – Так сложилось, что большинство своих решений он вынужден согласовывать с председателем суда. Очень часто такая диктовка не совпадает с мнением самого судьи, он должен переступать через себя, подстраиваться под чужое мнение. Приходит честный судья в нашу судебную систему и тоже попадает в эти тиски. Если “показывает зубы”, долго не продержится.

Показателен случай с судьей алматинского суда. В СМИ попала ее объяснительная записка, в которой она писала, что добросовестно выполняла все указания председателя коллегии. Чтобы поддержать систему, вынуждена была закрывать глаза на какие-то нарушения, где-то делать работу прокуроров.

Конфиденциально судьи мне рассказывали, что, например, в районном суде они должны согласовывать решения с городским, областным судами. Потому что отмена решения вышестоящим судом – серьезный минус для судьи, так как ведется статистика. И по ее результатам их наказывают, ругают. Даже сложилась практика, когда судья райсуда, прежде чем вынести решение, звонит “куратору” в горсуд, согласовывает с ним свое решение. Поэтому у нас отмена решений – что-то из ряда вон выходящее.

5 фактов

В судах Казахстана работает более трех тысяч судей.

Заметный вклад в развитие правовой системы внес Есим-хан. Он усилил воинские законы, повысив ответственность воинов. В конце XVII века Аз Тауке, Толе би, Казбек би, Айтеке би создали “Жетi Жаргы “– систему законов, кодекс судебной власти.

За шесть месяцев 2014 года судами страны по уголовным делам осужден к лишению свободы 4 861 человек.

В производстве казахстанских судов в первом полугодии 2014 года находилось 25 431 уголовное дело. Показатель процента отмен: в апелляционном порядке – 0,3 процента (83 человека), в кассации – 0,1 процента (18 человек), в надзоре – 0,03 процента (7 человек).

Нынешний образец мантии – формы одежды казахстанских судей – утвержден 29 июня 2009 года. Мантия представлена в мужском и женском вариантах, отличается способом застегивания.



Загрузка...