Опубликовано: 2611

Легче надо, легче

Легче надо, легче

Известная тележурналистка и ведущая, а теперь и директор целого телеканала Айгуль Мукей вернулась в Алматы после очередного астанинского периода. Наше интервью состоялось после воскресного шопинга Айгуль. Несмотря на преддверие нескольких праздников (кроме Женского дня, 6 марта она отмечает день рождения), разговор, так или иначе, уходил в сферу ее профессиональной

деятельности.

Интересна не должность, а процесс

– Насколько близка тебе новая должность? Мечтала когда-нибудь быть директором телеканала?

– Стать директором телеканала “Ел-Арна” я не думала. Но раз так сложилось… Мне нравится организационный процесс. Мне нравится творчество, нравится, что можно что-то делать. И вот уже с 22 марта, в день рождения канала, мы выходим с обновлениями. То есть изменится сетка вещания, появятся новые программы.

– Все-таки сложно тебя представить вне новостей “Хабара”. Не жалко было расставаться с живым эфиром?

– Есть определенная доля сожаления. Как я всегда говорила, мне интересен процесс. Знаешь, бывало, когда готовила к эфиру выпуск новостей, порой забывала, что надо выходить в эфир. Так было много работы за кадром, что спохватывалась в последний момент.

– Режим ежедневных новостей был для тебя?

– Да, мне нравилось. Я поняла это сразу после того, как пришла на телевидение из института. Когда я там писала учебные или курсовые работы, то, как и все студенты, делала их в последний момент. И поэтому я очень радовалась, когда работа в новостях меня дисциплинировала. Новости должны выходить ежедневно, поэтому шансов на отступление никаких.

“Взять историю и красиво ее разложить…”

– Есть ли какой-то проект, который лично ты хочешь делать?

– Есть, конечно. Я мечтаю делать качественные документальные фильмы. У меня есть кумиры в этой области. Например, Парфенов. Сейчас я открыла для себя этот жанр.

– Каким образом открыла? Помнится, ты принимала участие в создании целого цикла о жизни людей в различных регионах Казахстана…

– Знаешь, все это идет даже не оттуда. Но те съемки были интересным опытом. Работать приходилось в авральные сроки. Такой продукт можно делать очень легко. И это зависит от задачи – или копать глубоко, или идти по поверхности, но очень красиво. Это относится к так называемому энтертейнменту (развлечения – Авт.) И это не есть плохо. Серьезные документальные фильмы можно делать по-разному. Например, взять историю и красиво ее разложить. Посмотрите программу с Каневским “Следствие вели…”. Шикарные постановки, удачные режиссерские ходы, когда по ходу фильмов, которые, по сути, являются криминальными, нам рассказывают про детали того времени…

– Так что мешает нам делать что-то подобное? Почему мы делаем нечто малопрезентабельное, что потом самим смотреть свои эфиры неинтересно?

– Причин достаточно. Нет людей, нет настоящей конкуренции между каналами. А еще есть такой фактор, что нам сложно конкурировать с российским телевидением. Но ты все же посмотри казахстанские каналы. На них все-таки есть продукт, достойный внимания.

Наше телевидение заинтересовано в няне Вике

– Мой знакомый долгое время выпускал в эфире программу о высоких технологиях. Ничего подобного ни до, ни после я не видел. Но сейчас его передачу не покупают, и такое впечатление, что наше ТВ не заинтересовано в местном продукте…

– Да, да, да. Наше ТВ заинтересовано в няне Вике, в Гене Букине. Есть еще программа “Дом-2”, которая идет в эфире уже далеко не первый год и бьет все зрительские рейтинги. Сложно с этим бороться.

Наши каналы почему-то боятся этой легкости. Ведь можно создать, допустим, сериал, где мы будем говорить, что главные герои нашего фильма занимаются спортом, ходят на дискотеки, но там они наркотики не употребляют. То есть через доступный зрителям формат пропагандировать важные человеческие ценности. К сожалению, наше телевидение грешит тем, что если это серьезная проблема, то нам всем кажется, что подавать ее нужно очень серьезно. Создавать общественные слушания, “круглые столы”, долго-долго рассуждать. Кстати, молодежь очень любит быть в политике. Но ведь когда молодые реально говорят, что им нравится, то все-таки выбирают легкость. Мне кажется, надо признаться, что нам нужен легкий продукт, через который можно будет доносить действительно важные вещи.

Сплетни любят все

– Я буквально мечтаю увидеть местную программу в новом формате, зарекомендовавшем себя на современном телерынке.

– Когда мы включаем Первый канал или НТВ, то в большей степени смотрим легкие программы. Это доказывают рейтинги. Посмотри на утреннюю линейку Первого канала. Сначала там выходит программа “Доброе утро”, где даются разные советы, потом “Малахов плюс”, “Модный приговор”, “Народный контроль”. Это уже вообще не та болтовня, которая царит в наших ток-шоу. И если на Первом появляется болтовня, то она очень дорогая, как у Андрея Малахова вечером. Каждому герою заплачено по две-три тысячи долларов, и они действительно выносят свои истории на суд публики. А здесь у нас существует такой стереотип, что наше общество не такое, наше общество не готово.

– Но почему-то мы потребляем российскую желтую прессу и смотрим все тамошние сплетни по телевизору…

– Да. Сплетни все очень любят. Но наши звезды не готовы раскрываться. И потом, когда тебя это лично касается, ты думаешь: зачем мне участвовать в подобной программе.

Однако такая легкость, особенно до кризиса, очень ярко чувствовалась на всем российском ТВ. Мы же шли по другому пути. Они видят, что имеет большой рейтинг, поэтому делают акцент на легких передачах. Может быть, это неправильно с идеологической точки зрения. Я не говорю, что нам нужно калькировать все эти программы. Они бывают такие противные, что смотреть не хочется. Про убийства, про какие-то чересчур скандальные расследования. Или это: “Ты не поверишь! Дом Аллы Пугачевой стоит рядом с домом таким-то”. Я все хожу и думаю: “Что ж здесь такого?”. Но это хорошая подача, это голос, который на грани истерики сообщает тебе о чем-то обыденном. И ты думаешь: “Ой мамочка! Надо это посмотреть”.

Без “мыла” не обойтись

– Знаешь, что касается сериалов, по-моему, было бы достаточно интересно смотреть на наших собственных актеров…

– Когда я была молодая, то думала, какой это моветон – смотреть сериалы. А сейчас, когда ты сталкиваешься с реальностью, то понимаешь, что сериалы будут смотреть. Просто меняется мода. Когда-то были сильно востребованы латиноамериканские сериалы, сейчас на нашем канале очень популярны турецкие и корейские. А что мешает делать свои? Да ничто не мешает! Мы идем к этому.

– Однажды я общался с известным российским киноведом Кириллом Разлоговым, и он высказал интересную мысль, что именно сериальное производство спасло российский кинематограф. Актеры, режиссеры, операторы смогли выжить благодаря тому, что совершенствовали свои навыки, делая “мыло”.

– Пока мы, потихоньку раскачавшись, к этому подошли, наступил кризис. Не надо забывать, что финансовая составляющая занимает практически 50 процентов в организации съемок.

– Ну да, кризис, конечно, озадачил…

– Но режиссеры хорошие есть. Ко мне и пять, и семь лет назад подходили однокурсники, с кем я училась на факультете кино, показывали замечательные сценарии. Я тогда не была готова. Да и сейчас ко мне подходят с предложением, чтобы я была продюсером какого-нибудь фильма. И вроде на данный момент бизнесмены, может быть, и поняли, что нужно вкладывать в кино, но денег не стало. Но кризис все-таки закончится. И все равно будут снимать.

Артем КРЫЛОВ, фото Андрея ЛУНИНА

Загрузка...