Опубликовано: 1222

Лариса Лужина: В бабушки я не гожусь!

Лариса Лужина: В бабушки я не гожусь!

Еще при Союзе Лариса Лужина сделала блестящую кинокарьеру. Первокурсницей побывала на Каннском кинофестивале неслыханная удача и честь по тем временам!), поработала в Германии. Ее партнерами в кино были Владимир Высоцкий, Вячеслав Тихонов, Сергей Никоненко. Кстати, Владимир Высоцкий – ее партнер по фильму “Вертикаль”, именно ей посвятил свою песню “Она была в Париже”. Экранный образ Лужиной лирическая, неспешная, обаятельная дама. Мы

убедились: она и в жизни такая!

В Алматы Лариса Лужина приезжала с антрепризой “Женитьба Бальзаминова”. Народная артистка России тепло встретила нас в своей гримерной и разговаривала с удовольствием. Посетовала, что ролей в кино становится все меньше, работой можно наслаждаться только на сцене театра.

Актера антрепризы кормят

– “Женитьба Бальзаминова” считается премьерным спектаклем, в который раз вы уже его играете?

– Наверное, раз десять отыграли, хотя, действительно, он премьерный. Мы уже были с ним во Владивостоке, Южно-Сахалинске, Хабаровске, добрались вот до Алматы. В прошлом году начали, в этом продолжаем с ним работать. Достаточно интересный спектакль, я довольна, что попала в него. В театре сейчас не много работы. Такие вот антрепризные спектакли нам очень помогают. Во-первых, ты все время находишься в форме, во-вторых, есть работа. Сейчас очень мало гастролей. К примеру, наш Театр киноактеров вообще никуда не выезжает – невыгодно и дорого. А вот антрепризы дают возможность прокормиться и вспомнить былое время. В советское время мы постоянно путешествовали…

– В каких спектаклях вы еще играете?

– В спектаклях “Бродвей… Бродвей...” и “Аферисты”, потом еще в двух антрепризах – “Семейный переполох” и “Около любви”. Если бы не было антреприз – совсем худо бы стало. Потому что “Бродвей” у нас идет всего раз-два в месяц. Представляете, какие большие перерывы?

– Лариса Анатольевна, вы ведь не в первый раз в Алматы?

– В Алматы я была много раз еще в советское время! Тогда у нас здесь проводились киношные концерты вроде “Товарищ кино”, “Жизнь – синематограф”. А последний раз я приезжала в 2006 году, на кинофестиваль “Евразия”. Тогда среди гостей еще были Стивен Сигал и Эрик Робертс. Вы знаете, я в этот раз с собой привезла ваши деньги, а они, оказывается, уже поменялись...

– В кино сейчас снимаетесь?

– В кино в данный момент у меня нет работы, кризис сильно затронул. Очень много картин на “Мосфильме”, студий по производству фильмов закрыто, мало что снимается, и в целом в кино работы мало! Сериалы заканчивают снимать, а новых не начинают. Я снялась в большом сериале “Любовь как любовь”, 320 серий, мы с Сережей Никоненко в паре играли. Еще в “Поворотах судьбы” снялась с Катей Стриженовой, прошло два года, но его на экране не было, не- понятно, почему его не выпускают. Если бы ничего не было совсем, то мне пришлось бы чем-то другим заниматься. Одно время я даже преподавала.

Внуки видят меня по телевизору

– Вам нравилось преподавать?

– Был у нас центр детского художественного творчества, где я четыре года вела театральную студию, у меня были ребята со второго по шестой класс. Но я поняла, что это не мое дело, к сожалению. Было время дефолта, надо было просто выживать, люди где могли, там и устраивались, многие тогда уходили из профессии. Так и я пошла преподавать – но к этому нужно призвание. Вот Татьяна Конюхова (народная артистка РСФСР. – Прим. авт.), которая работала вместе со мной, у нее действительно был талант педагога! Когда мне предложили работу в университете культуры и искусства, я отказалась. Я попреподавала, возненавидела детей и думаю: хватит! Шучу, конечно… На самом деле дети – они очень чувствительные, им нельзя лгать. Им нужно все время что-то новое придумывать, игру затевать, иначе им неинтересно. Я преподавала технику речи, историю театра – то, что сама изучала в институте. Правда, самой приходилось все вспоминать заново. Я поняла, что если ты хочешь преподавать, нужно каждый вечер сидеть и готовиться, а это очень сложно.

– Вы ведь бабушка со стажем, у вас двое внуков…

– Я их вижу раз в месяц, не больше. С ними занимается мать невестки. На спектакли они не ходят, маленькие, одному шесть, старшему – десять. Они видят меня по телевидению, знают, что я артистка. Бабушка я плохая. Да и как мама была не очень хорошая, мой сын воспитывался на чужих руках. Но, слава Богу, вырос хорошим человеком. Он звукорежиссер, тоже работает на “Мосфильме”, его отец был оператором.

Мне снятся сны на эстонском языке

– Вы долго жили в Таллине, сейчас есть какие-то связи с Эстонией?

– Я провела там все детство, до самого поступления в Институт кинематографии. Впервые я попала в кино именно на Таллинской киностудии. Начинала с маленького эпизода, потом была главная роль “В дождь и солнце”. Но уехала учиться в Москву, там и осталась жить. Два года назад я была там со спектаклем. Люблю походить по старым местам. Для меня Таллин – родной город!

– А эстонский язык вы помните?

– Эстонский – да! “Пойдем погулять” и “Как дела?” (Лариса Анатольевна демонстрирует свои познания, но правильно повторить это мы вряд ли сможем!) Если бы пожила там немножечко – все бы вспомнила. Мне даже иногда снятся сны на эстонском языке! Так странно. Когда говорят, то я понимаю почти все.

Но мне не нравится, что там сейчас происходит, – эти выступления фашистов, демонтаж памятников. Сами эстонцы ведь не такие, как нам преподносится с экранов телевизоров, из газет, как и грузины и армяне, – это нормальные люди. Вся эта вражда – дело рук политиканов!

– В Канны, где вы 47 лет назад были на знаменитом кинофестивале, доводилось возвращаться?

– В прошлом году я была в Париже, правда, до Канн так и не добралась. У меня был день рождения, и мне не хотелось его проводить дома, в Москве. Конечно, хотелось бы снова там побывать, интересно вспомнить все, как это было в 1962 году! Я была студенткой первого курса и впервые попала за границу. Это сегодня все ездят куда хотят, а тогда был железный занавес, никого никуда не пускали. Не знаю, произвели бы Канны на меня такое впечатление, как в то время. Мне казалось, что там – сказка. Тогда у людей крыша ехала от той жизни, что была на Западе!

Жизнь по Островскому

Здесь наш разговор ненадолго прервался, так как в гримерную заглянул казахстанский актер Владимир Толоконников, чтобы поприветствовать Ларису Лужину. Сделал актрисе комплимент.

– Вы здесь служите?– спросила актриса.

– Да, здесь.

– А я думала, что вы в Москве.

– Нет, мы вас встречаем.

– Хорошо встречаете, жалко, что мало.

– И что, никакого пьянства не будет?

– Нет, мы сразу уезжаем в Бишкек.

– Вы замечательно выглядите! Поделитесь секретами красоты?

– Я особо ничего не делаю, даже жалею, что ничего не делаю. Иногда плохо к себе отношусь. Вот вчера в самолете летела, выпила коньяк – и пожалела! Не надо было, все-таки возраст уже не тот. Это в юности можно гулять всю ночь, а утром встать – и как огурчик! Мой рецепт – быть в хорошем настроении, не впадать в депрессию, не быть занудой, не смотреть на жизнь унылыми глазами. Нужно жизнь прожить, как говорил Николай Островский, “чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы”. Когда у тебя прекрасное настроение, ты улыбаешься, и всем кажется, что ты – счастливейший человек. А если жаловаться, что тебе плохо, все начинают тебя жалеть, а жалеют не искренне...

– И чему же вы радуетесь?

– Если утром встала и голова не болит – уже хорошо! Солнце светит, вот весна скоро наступит, листочки распустятся, сразу потянет на дачу, там хорошо отдыхается на свежем воздухе. Радуешься каждому дню, потому что все меньше и меньше остается жить...

Марина ХЕГАЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...