Опубликовано: 5503

Лаки КЕСОГЛУ: О капканах для культуры и купленных "талантах"

Лаки КЕСОГЛУ: О капканах для культуры и купленных "талантах"

Лаки Кесоглу – народный артист Казахстана, лауреат Государственной премии, профессор академии искусств в Алматы. Но в интервью “КАРАВАНУ” знаменитый певец поднимает вопросы, которые волнуют каждого. Почему наша система образования трещит по швам? Отчего деградирует сфера культуры? И как в наших условиях остаться патриотом?  На что купились?

– Как педагог академии искусств имени Жургенова,  оцените уровень культуры ваших студентов и нынешней молодежи в целом?

– К сожалению, уровень оставляет желать лучшего. Я своих студентов все время тестирую не только в области музыки, но и по событиям, которые происходят сейчас в мире и стране. Они их не знают! Они не интересуются, хотя сейчас век Интернета. Понимаете, им важно сделать карьеру, получить хорошую работу.

– Но ведь это не самые плохие цели?

– Да, но должен быть интеллект у человека. Когда я смотрю ему в глаза, хочу видеть, что он что-то соображает. А просто так петь на сцене, ничего не выражая… Когда хороший артист выходит, он еще звука не издал, а ему уже симпатизируешь – видно, перед тобой интеллигент и умница.

– Кто же виноват и что делать?

– Я считаю, что советская образовательная система, разваленная в угоду Западу, была лучше нынешней, кредитной. В итоге мы пожинаем очень нехорошие плоды. Мы купились на то, что якобы наши дипломы будут котироваться на Западе. Ничего этого не будет, тебя все равно заставят сдавать экзамены… У нас, для того чтобы стать доцентом, надо иметь 28 публикаций, причем на Западе! Я творческий человек, а не писатель. В декабре 2014 года стал лауреатом Государственной премии, для меня это высшая награда. И все равно говорят, вы должны что-то написать. Зачем? Я в свое время выпустил около 2 миллионов пластинок, это разве не мои труды, не мои “публикации”? Говорят, вы должны наукой заниматься, а какая в вокале может быть наука? Это веками передавалось нам старыми мастерами, и других технологий нет. Занятие вокалом требует длительного процесса обучения. Я 9 лет учился вокалу. Нужно изо дня в день повторять одни и те же упражнения. И когда приходят молодые ребята и просят поставить голос за месяц, ну знаете, не бывает такого. Это каждодневный труд. Он приводит к тому, что голос начинает видоизменяться, выполнять творческие задачи.

Крохи для культуры

 – Министерство культуры то к спорту, то к информации присоединяют. Такое впечатление, что в правительстве не знают, куда его пристроить.

– Понятно, что молодые исполнители мечтают куда-то ездить, чего-то добиваться. Но сейчас все крутится вокруг денег. Если у тебя они есть, ты можешь чего-то достичь, нет – все бесполезно. И надо сказать, что финансирование в области культуры идет по остаточному принципу, там особо развернуться негде. А еще с 1 января вузы и колледжи культуры республиканского ранга – а их очень мало – перевели в подчинение Министерства культуры.

– То есть раньше вас курировало Министерство образования?

– Да, мы готовим кадры для Министерства культуры, а подчиняемся Министерству образования. Мин-образ постоянно спрашивает, где мы трудоустроили своих студентов. Но напрашивается встречный вопрос: “А вы нам дали какие-то места?”. Разогнаны все концертные организации, они практически не существуют. В областях есть филармонии, но нет вакансий. Раньше в “Казахконцерте” кипела жизнь – было много коллективов, они гастролировали по всему СССР и Казахстану. Когда мне сегодня наши молодые и немолодые артисты говорят, что они “на гастролях”, это все туфта. Нет гастрольной жизни. У нас это полностью разрушено, таковы реалии. Мы выпускаем ежегодно по 20 человек на кафедре эстрады (Лаки Кесоглу создал эту кафедру в 2000 году. – Прим. авт.), и они все сами ищут себе работу. Я помню время, когда в годы работы эстрадно-цирковой студии был создан ансамбль “Гульдер”. А когда студенты заканчивали учебу, на выпускных экзаменах сидели директора филармоний области и города с ключами от квартир! “Мы вам – ключи, а вы – сразу приезжайте в нашу филармонию”.

На потребу дня

– Сегодня артиста может прокормить только пение на тоях и корпоративах?

– Да, молодые исполнители сейчас не стремятся идти работать в филармонию, им главное – сделать себе имя на ТВ, раскрутиться, и тогда твоя жизнь касательно корпоративов будет налажена. Существует категория артистов, у которых есть деньги – за их спинами или богатые родственники, или любовники. А по-настоящему талантливые молодые исполнители ничего не могут добиться. Чтобы сделать имя, нужно купить песню, аранжировать ее, снять клип.

– О каких суммах идет речь?

– Песня стоит 2–3 тысячи долларов, причем вы покупаете кота в мешке. Настолько все примитивно. Композиторов сейчас практически нет – одни дилетанты. Они создают мелодии на потребу дня. Такая музыка действительно бесконтрольна. У нас ликвидированы все худсоветы. Согласен, что они где-то привносили негативный момент, но они не пропускали пошлости.

– По-вашему, кто должен дотягиваться – слушатель до уровня артиста или наоборот?

– Раньше, в мое время говорили, что “у нас публика ниже плинтуса”, то есть считалось, что слушатель был среднего уровня. Но сейчас уже публика совсем “под воду ушла”. На радио постоянно крутят только “формат”. А кто сидит там редакторами? Имеют ли они музыкальное образование? Если бы они понимали в музыке, планка была бы выше.

Зависть – главный враг таланта

– Истории с Кайратом Нуртасом и Кайратом Тунтековым показали, что от артистов, попавших в нелицеприятные, скандальные ситуации, общество легко отворачивается...

– Мне кажется, это было несколько жестоко. Можно было отреагировать по-другому, но закрывать полностью дорогу человеку считаю неправильным. Что касается Кайрата Нуртаса, может, кто-то подстроил это. Он способный парень, говорю так, потому что хорошо его знаю. Он мой ученик, окончил эстрадно-цирковой колледж. Сегодня он единственный исполнитель в республике, который делает полные сборы. Кайрат имеет харизму. В его голосе есть то, что нравится публике. Поэтому закрывать, зажимать бесполезно. Порой мне кажется, это делают из зависти.

Кайрат Тунтеков использует в своем творчестве современные вещи, которые делают на Западе. Это хорошо: мы не можем петь, как пели 35 лет назад. “Товар” должен быть конкурентоспособен, в том числе в искусстве. Да, до сих пор боготворят Асета Бейсеуова, Шамши Калдаякова, но нельзя противопоставлять – то хорошо, а это плохо. Если песня, мелодия находит отклик в сердцах, значит она востребована. Если не находит – сама собой уйдет. В большинстве своем все время повторяем то, что где-то уже было.

Слагаемые патриотизма

– Наверняка вы слышали недавнюю историю о парне, который вывесил казахстанский флаг на балконе, и его чуть было не оштрафовали почти на 400 000 тенге...

– Это какое-то недоразумение. Мои дети живут в Греции, и там везде на балконах, на окнах висят флаги, это воспитывает патриотизм. А иначе как? По-моему, на пустом месте проблему сделали. Он же не повесил флаг США, России или Украины, это флаг нашего государства. Не понимаю, в чем его правонарушение?

– Как вообще в сегодняшних реалиях воспитывать патриотов?

– Это сложная тема. Патриот – человек, который любит свою страну. И он должен везде, где бы ни находился, гордиться ею и отвечать за свои поступки. Как мы любим своих родителей, так же должны любить свою страну. Я живу в Казахстане 65 лет, хотя родился в Грузии. Детей отправил в Грецию в тяжелое время, но сам не могу уехать из Казахстана, потому что мне нравится здесь жить, нравится народ. Почему я должен куда-то уезжать, когда здесь меня знают, ценят? Я патриот.

– Сейчас можно часто услышать, что, кто не знает казахского языка, тот не патриот Казахстана...

– Я с этим не согласен. Есть люди, которые знают язык и думают совсем непатриотично. Да, на государственном языке надо говорить, и сейчас много молодежи, которая окончила казахские детсады, школы. Но я человек солидного возраста, у меня уже мозги не те. Язык – очень деликатная тема.  И об этом говорят Президент страны и Ассамблея народа Казахстана – орган, который необходим, который позволяет стране уже много лет пребывать в спокойной обстановке. Мир и согласие в нашей республике – это залог того, что у нас будут успехи. Как экономические, так и творческие.

Где казахстанские продукты?

– В прошлом году вы отметили свое 75-летие. Что думаете о политике государства в отношении людей старшего поколения? Кстати, ООН разрабатывает новую конвенцию о правах пожилых людей.

– Я один из тех, кто как раз не обделен вниманием. А если брать в целом, знаю, каким бывает тяжелое положение. Коммунальные услуги, продукты – все стоит дорого. Если эта конвенция будет исходить из благих намерений, почему бы и нет? Лишь бы она не была политизирована, вот что опасно. Чтобы нам никто не диктовал условия. Почему моя многострадальная Греция до сих пор бедствует? МВФ – Международный валютный фонд говорит: “Вы должны сделать то, это”. В итоге они ничего не могут сделать, там большая прослойка людей в очень тяжелом экономическом положении. Порой люди заканчивают жизнь самоубийством. У меня сын в Греции работает врачом, у них больницы закрываются, потому что специалисты уезжают в другие страны, молодежь покидает родину. И правительство ничего не может сделать. Им бы выйти из еврозоны, но выйти уже никто не даст.

– Вам не хватает казахстанских продуктов на рынке?

– Я люблю сам ходить на базар. Но там в основном китайское – яблоки, помидоры, огурцы. Куда подевалось наше? У нас такие площади, неужели нельзя парники сделать и выращивать овощи и фрукты, чтобы мы круглый год были ими обеспечены? Вроде слышал, что недалеко от Алматы – в Капшагае – сделали какое-то зимнее хозяйство. Но где эти овощи, куда они уходят? У нас неплохие молочные продукты и, конечно, мясо. Приезжая в Грецию,  покупаю там баранину и всегда говорю: “Не годится ваша баранина. Вот наша!.. Ее ни с чем не сравнить!”. Видите, опять во мне говорит патриот!


Загрузка...