Опубликовано: 1565

Курортные тяжбы

Курортные тяжбы

В Восточном Казахстане разгорается скандал вокруг поселка Рахмановские Ключи. Владельцы местного санатория выгоняют людей из домов, в которых они прожили десятки лет!

Наша командировка в Рахмановские Ключи началась со звонка в корпункт. “Приезжайте, – просили нас жители поселка. – Нас лишают родного очага! Десяткам людей грозит участь стать бездомными”.

И мы немедленно собрались в дорогу.

Лечебный источник

Рахмановские Ключи – это санаторий в Прибелушье, от Астаны и Алматы – полторы тысячи километров, от Усть­Каменогорска – пятьсот. Красивейшие горные ущелья, непроходимая тайга, бушующие реки. Тут, кажется, даже воздух лечебный.

Как гласит легенда, живший в этих краях старый охотник Рахман однажды преследовал марала. Один выстрел ранил рогача, но, пока старик пробирался через тайгу, животное исчезло. Решил Рахман, что придется вернуться домой без добычи, стал спускаться с горы и тут в большом распадке увидел марала. Рогач стоял в источнике, над которым клубился пар. Заслышав шум, он легко умчался, словно и не был ранен, а Рахмана потянуло искупаться в горячей природной ванне. Только окунувшись, охотник почувствовал себя лучше, а через неделю вернулся домой помолодевшим. С тех пор к радоновым источникам круглый год тянутся люди, а место, где они бьют из­под земли, назвали Рахмановскими ключами.

– А вас уже ждут, – оборвал свой рассказ наш попутчик, попросивший подвезти до поселка. – Здесь ведь только на прессу вся надежда осталась.

До и после

Прослышав, что приехали журналисты, нам навстречу выходили сельчане, приглашали после трудной дороги на чай. Большинство – люди в возрасте, молодых почти не видно. Почему интересно?

– Все, кто помоложе, уехали, – разом взялись объяснять рахмановцы. – Как начали нас выгонять из домов, так из поселка и стали уезжать целыми семьями. Раньше население доходило до 350 человек, а теперь нас, старожилов, осталось не больше тридцати.

Мы прошли по деревеньке. Жизнь в ней разделилась на две эпохи – до продажи санатория в частные руки и после.

“До” – это сооружение сложнейшей таежной дороги, мостов и ЛЭП, основание рабочего поселка и санаторных корпусов, лечение тысяч рабочих из всех уголков бывшего СССР.

“После” – это глухой забор вокруг санатория, охрана в камуфляже с рациями, вертолеты с vip­персонами.

– Раньше, – говорит жительница Рахмановских Ключей, опытнейший врач Кульбара Сабитова, – к нам приезжали человек 250 по профсоюзным путевкам и примерно столько же “дикарями”. Целебные источники для всех были доступными и бесплатными. А сейчас попробуй доберись до них!

Мы попробовали. Вход на территорию платный, за ванну на источнике тоже плати. Те же самые правила распространяются и на всех рахмановцев, даже если они всю жизнь проработали в санатории, даже если родились в Рахмановских Ключах. Безвозмездно, то есть даром проходная открыта только для тех, кто сейчас работает в санатории.

Приказано выметаться

Бывшая радоновая лечебница горняков и металлургов стала частной собственностью около десяти лет назад. По словам рахмановцев, приехали чиновники и новые владельцы, объявили о продаже и заверили: теперь у вас все будет хорошо. О домах, в которых люди жили уже по тридцать лет, не сказали ни слова.

– Мы понятия не имели, – разводит руками пенсионерка Кульбара Сабитова, – что нужно срочно браться за приватизацию. Мы в такой глуши живем, что и не знаем, что происходит в стране. Рахмановские Ключи в полном информационном вакууме, нет ни одного казахстанского радио­ и телевизионного канала, не привозят газеты. На экранах – только российские каналы, российские новости. Дошло до абсурда: отдыхающие из Алматы как­то спросили у дошкольника, как зовут президента Казахстана, а тот отвечает: “Владимир Путин”. И малыша ведь не в чем винить, он сказал то, что с рождения видел по телевизору. До нашего поселка казахстанские новости доходят случайно. Одна дама из Астаны разговорилась, спрашивает: “Вы оформили приватизацию и легализацию жилья?”. А мы впервые об этом слышим! Акиматовские чиновники нам не подсказали, что нам делать, на что мы имеем право.

Зато новые хозяева быстро расставили точки над “i”. Рахмановцам заявили, что все дома в поселке – собственность санатория. А значит, в любой момент любого жителя могут выкинуть на улицу.

– Первой расправились с Кульбарой Укановной, – рассказал нам житель поселка Марат Кудерин. – Она прожила в поселке 40 лет, но хозяева решили, что слишком много задает вопросов и возмущается. И все ее вещи просто выкинули в сарай из той самой квартиры, которую когда­то она получила от санатория как опытнейший врач. С тех пор пошло­поехало: чуть что, нам заявляют – выметайся из жилья, уезжай отсюда! Моя семья прожила здесь 27 лет, по какому праву нас лишают родного очага?!

Не так давно несколько семей подали иски в суд, требуя оставить за ними право собственности на жилье. Исковых заявлений могло быть больше, но, по словам рахмановцев, управляющий санаторием лично прошелся по домам и предупредил: с работы вылетит каждый, кто пойдет в суд. Многих это остановило, дом отдыха – единственное здесь предприятие, другой работы нет. Увольнение равносильно катастрофе.

Поэтому за судебную тяжбу взялись в основном пенсионеры. И уже успели убедиться, насколько непросто им будет отстоять свои права. Районный суд, в котором по всей логике должно слушаться дело, быстро передал дело в Усть­Каменогорск – по ходатайству адвоката, представляющего интересы владельцев санатория. Дескать, юристу там будет удобнее. И теперь рахмановцам, в основном немолодым людям, предстоит отправляться (не раз!) на судебные заседания за 500 километров по тяжелейшей дороге.

– Того санатория, который когда­то мы создавали, больше нет, – заключили на прощание в поселке. – Три года санаторий бездействовал, стоял мертвым. Мы сохранили все здания, все оборудование, не дали развалить лечебницу, а сейчас получаем за это “благодарность”. Десятки семей, те, кто работал здесь чуть ли не с первого дня, вынуждены были уехать – их выгнали из родных стен! И никто не спросил с нового хозяина, почему так произошло? Власть словно вычеркнула поселок из жизни.

Рахмановцы намерены бороться до конца, идти вплоть до Верховного суда. А если понадобится, и международного.

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, фото автора, Рахмановские Ключи – Усть-­Каменогорск

Загрузка...