Опубликовано: 2970

Курицу назвали барометром потребительской корзины

Курицу назвали барометром потребительской корзины

На 20 процентов сократился в этом году чек покупателя в сети социальных супермаркетов “Арзан”. Комитет по статистике зафиксировал рост цен на еду практически по всем позициям и во всех регионах. Ну да: кризис, девальвация, инфляция, рост тарифов, падение покупательского спроса… При этом глава Форума предпринимателей Казахстана Раимбек БАТАЛОВ считает, что не все так плохо.

Если кто забыл: г-н Баталов – владелец дисконтных магазинов “Арзан”. По словам Раимбека Анваровича, его супермаркеты весь этот год “еще как качали и рост давали, хотя маржа сильно упала”. Причина простая: с начала года в рамках поддержки отечественного производителя он бесплатно пустил на свои прилавки чиликских фермеров и даже брендировал их продукцию – тоже безвозмездно. Пока всего пятерым из полусотни. Но эффект превзошел ожидания:

– Такой выручки, как в последнее время, у этих фермеров никогда не было: за день больше, чем раньше за неделю-две! Думал, в сутки будем продавать по 500 кило, а получалось по две тонны и больше. Тут надо сказать спасибо партнерам из “Филип Моррис”. Они притащили из Калифорнии профессора-агронома, договорились с картонной фабрикой, чтобы фермерам бесплатно тару для продукции дали, обучили их. В общем, такая цепочка от поля до прилавка. Сейчас мы состыковали этих крестьян с социально-предпринимательской корпорацией – это и есть реальное государственно-частное партнерство.

– А раньше никак не получалось?

– Это с районных акимов спрашивать. Сейчас надо помочь товаропроизводителям с капельным орошением, а у них средств нет, чтобы получить кредиты в “Казагрофинанс”: там деньги короткие, а у заемщиков залогов не хватает.

– А если бы скинулись гуртом? Покойный Канат Берентаев утверждал, что страну накормят не мелкие производители, а крупные агрохолдинги.

– Я 25 лет в агробизнесе, поэтому против изобретения велосипедов. При всем уважении к Канату Базарбаевичу – мы с ним много раз встречались, спорили – есть две модели, которые подходят Казахстану: крупные хозяйства-локомотивы, время которых еще не пришло. А вокруг них мелкие хозяйства. И частники, которые могут объединяться, но для этого сейчас условий мало.

– Почему?

– Вот в Алматинской области 95 процентов молока производят личные подсобные хозяйства. Молочники работают круглый год. А зерновики, в том числе и те, кто выращивает корма, работают только в сезон. Как их состыковать? Второе: кто этими мегахозяйствами рулить будет – крестьяне-дилетанты? Тебе завтра предложат пост главного редактора Financial Times, Би-би-си или CNN. Потянешь?

– Н-н-нет.

– Вот и мне предложи сейчас сеть Walmart – тоже сложно будет. Потому что масштабы другие. Кстати, во времена СССР была система Казпотребсоюза – отличная форма государственно-частного партнерства. Возродить бы ее. Тогда многие проблемы можно было бы решить.

– Министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков утверждает, что в Казахстане чуть ли не самое дорогое молоко в мире.

– Он прав. Да, корма местные. Но оборудование, высокоудойные коровы – импортные.

– А свои дают молока, как козлы?

– Хорошую корову только за границей покупать надо.

– Так Мамытбеков за пару лет завез несколько тысяч племенных, которые уже и потомство должны были дать!

– Импортная стоит порядка 5–7 тысяч долларов, местная – полторы тысячи. Есть разница, сколько “отбить”: 7 000 или полторы? А если еще кредит на это брал в банке или “Казагрокредите” под проценты? А залог соответствующий нашел?

– Есть же субсидии для сельхозпроизводителей!

– А ты бросишь журналистику, чтобы открыть молочно-товарную ферму и зарабатывать на этом? А 15–30 процентов собственного капитала для начала дела у тебя найдется? Даже яблоневый сад заложить – все импортное нужно!

– Что, у нас нет нормальных саженцев?

– У нас не найти безвирусных питомников! Из Узбекистана завозим. Потеряли мы качество. Я хочу делать яблочный концентрат из местных яблок. А их – не больных – нет.

– Вот прошла инвентаризация земель сельхозназначения. Теперь их будут продавать. А кто купит? Что на них выращивать? Когда они окупятся?

– Это уже вопрос ликвидности. Вот, смотри – карта Алматинской области. Покупать будут только участки с хорошим бонитетом и близко к мегаполису: Иссыкский район, Талгарский, Енбекшиказахский, рядом с Баканасом… Где вода есть, где овощи можно выращивать. А дальше – хуже. И не только по логистике. Слава богу, дороги начали строить. Но за Капшагаем совсем никак.

– Чем дальше от Алматы – тем дешевле?

– Однозначно. Потому что там полива нет. Современные оросительные системы – дорогие. Арык и тяпка – позапрошлый век. А государство на решение этой проблемы не заточено. Капзатраты на любые проекты выросли в разы. Даже субсидии не стимулируют строить “капельки”. Ликвидную землю никто продавать не станет. Есть несколько больших латифундистов-рантье – такие маркизы Карабасы. Они сдают свои земли в субаренду. А государственные, которые не поливные – это не актив. У нас есть несколько партнеров, которые готовы открыть с нами крупные молочно-товарные фермы на 2–5 тысяч голов. Другие готовы 3 000 гектаров садов заложить. А где я средства на орошение найду – свободных у меня нет. И в банк за кредитом не пойду. Если земля свободная – то или каменистая, или деградированная. Такую купить, то с ней надо 2–3 года работать: выравнивать, удобрять, воду подводить… Разориться можно.

– Пару лет назад ты говорил о тепличных хозяйствах – помидорчики-огурчики…

– Я говорил, что мы готовы поддерживать их производителей. Но сейчас они больше ориентированы на Россию. Приезжают ребята оттуда и говорят: “Арзан” у вас берет по 50 тенге за кило, а мы даем 55–60. Ясен перец, что они туда весь урожай сливают. Российский рынок с точки зрения прибыли перспективнее. Я даже считаю, что Зауралье в этом смысле – наша территория. В том числе и по логистике. При этом наши овощники не могут полностью закрыть местный спрос: тут и “ранние” узбеки, и “поздние” китайцы со своими урожаями. Вот летишь из Алматы в Урумчи, смотришь сверху: у нас все так экологически классно – чистая степь. А потом – хоп! – сотни и тысячи гектаров теплиц. Это уже Китай…

– Так твой томатный “Джуси” уходит же?

– А он из израильских томатов! Местные по качеству не отвечают. Узбекские – тоже. Этот “сборняк” из чего попало делают!

– А наши теплицы?

– Они сначала должны накормить нас столовыми помидорами, которых и так не хватает, а потом уже думать над томатами для соков. Это вообще другая технология выращивания и сбора. А у китайцев все залито гербицидами и пестицидами по самые вершки. С одного квадратного сантиметра максимум выжимают. И не скрывают этого. Так что по поводу теплиц у нас много вопросов.

– А по мясу?

– Мамытбекову и некоторым акиматам надо отдать должное: они много придумали стимулов для мясного животноводства. Динамика его развития сейчас самая позитивная: откормил – забил, откормил – забил. Круче молочного направления. Мясное поголовье растет здорово. А по молочке акимы районов приписками занимаются. Марафетят как могут. Со ссылками на ЛПХ (личные подсобные хозяйства).

– Но импортное мясо у нас на прилавках есть. Хотя Мамытбеков заявил, что завалит мясом не только отечество, но и Россию.

– Я бы тоже только наше в “Арзанах” продавал. Сейчас в Алматы около тонны мяса в день реализую. А мог бы и полторы-две. Но нет стабильного поставщика. У такого стадо должно быть минимум 6–7 тысяч голов. А таких нет. Набираем объем, где можем. Но тенденция к росту есть. Завтра подворья станут более эффективными – по кормам, по обслуживанию, по квалификации персонала. А если появятся центры трансферта технологий – тем более с учетом вступления в ВТО – любому крестьянину на пальцах покажут, где он сумеет найти свою выгоду.

– А то, что люди начинают предпочитать более дешевую птицу дорогой говядине или баранине, – сигнал?

– Это барометр. Корзина покупателя меняется. Условно говоря, “Рафаэлло” реже покупают. Мясо здоровенными шматами уже не берут. Сахар – тоже не мешками. Чек ужимается, ассортимент корзины – вместе с ним. Люди начинают экономить. Курицу всегда хорошо брали. Но импортную дешевую – быстрее. Все пенсионеры на ней сидят. Тенденция! Покупатель переходит из сегмента продукции среднего класса в “эконом”. В основном по бакалее: чай, кофе, макароны, колбасы, сыры, консервы, соки… Семейный бюджет ужимается. Этот тренд нельзя не заметить.

– Раимбек, а на каком уровне сейчас конкуренция с “Рамстором”, “Грином”, “Магнумом” и прочими сетями?

– Прелесть конкуренции – в открытости цен. Сегодня много дешевого импорта за валюту, но и покупательский спрос падает. Я покупаю у местных производителей за тенге. Конкуренты сидят на импорте. Не удивлюсь, если они начнут “двигаться” в цене. Потому что у меня есть целевая аудитория и долгоиграющие поставщики. Никто не хочет терять свою долю рынка. Я одного только опасаюсь: если из-за удорожания ведения бизнеса и более дешевого импорта в рамках ВТО наши производители продукции начнут “отваливаться”, то мы все проиграем…

P.S. Что имеем в “сухом остатке”, то бишь на прилавке? Еда будет дорожать, пока правительство не придумает новые и более гуманные правила игры для отечественных производителей продуктов питания. А их продавцы уже будут плясать на этой “линейке” от поля до прилавка. Как это принято в цивилизованных странах мира.

Справка “Каравана”

  • По словам г-на Баталова, на курсовой разнице за последние полтора года его сеть потеряла столько, сколько за последние пять лет. Хотя людей в кассах “Арзана”, которые приезжают сюда на дорогих машинах, стало больше.

Алматы

Загрузка...