Опубликовано: 3050

Кумир для кумира

Кумир для кумира

Сегодня у них берут автографы, слушают их песни и восхищаются. Но когда-то и они прошли через это – подражали кумирам и влюблялись в их образ. “Караван” узнал у казахстанских музыкантов, поклонниками каких знаменитостей они сами являются.На одной сцене с мечтой

Максим КИЧИГИН – композитор, гитарист и музыкальный продюсер группы Ulytau – выступал на одной сцене со своими кумирами.

– Поклонником какой музыки вы являетесь?

– В разные периоды у меня были разные музыкальные пристрастия. Но все они, безусловно, были связаны с западной рок-музыкой. В те времена не было Интернета и кабельного телевидения, и подростки, как правило, узнавали об исполнителях через кассеты. Эти кассеты шли из рук в руки, многократно копировались.

– Кто были вашими кумирами?

– Кумиров было много, всех и не перечислить. Менялись они, как и многое в жизни, но основные, конечно же, остались. Это музыканты Steve Vai, Joe Satriani, группы Dream Theater, Extreme, Def Leppard, Van Halen, Queen.

– Были ли у вас личные знакомства с кумирами?

– Да, у меня были такие ситуации. Я долгое время изучал творчество российского гитариста Дмитрия Четвергова, и однажды в Москве во время одного из выступлений “Улытау” мне удалось с ним познакомиться и пообщаться. Мы переписываемся до сих пор. А в детстве, когда я слушал американскую рок-группу Manowar, то представить себе не мог, что буду выступать с ней на одной сцене. Мало того, еще и поеду с ними в турне! Но это произошло! Чувства меня переполняли. Несмотря на свое величие, а оно вполне заслуженное, эти музыканты оказались на редкость простыми, человечными и просто классными парнями, хотя на самом деле они уже взрослые дядьки. Я не почувствовал расстояния между нами и по возрасту, и ментально, и главное – музыкально.

– То, что слушали, влияло на ваш внешний вид?

– Когда мне было 11 лет, я очень любил творчество Виктора Цоя. Даже на моей первой гитаре я написал название его группы – “Кино”. Что касается одежды или атрибутики, то моей самой большой радостью было приобретение футболки с фотографией Цоя.

– Черпаете ли от музыки вашего кумира вдохновение для своего творчества?

– Чем больше музыки мы слушаем, тем больше мы чему-то учимся. Но это ни в коем случае не имеет ничего общего с плагиатом. Когда я слушаю музыку, то прежде всего анализирую, как тот или иной музыкант подошел к произведению мелодически и структурно. И я вывожу некую свою формулу его действий и, применяя ее, работаю над тем или иным произведением. Это помогает мне формировать свой музыкальный почерк, и мне приятно, что он стал узнаваем за пределами Казахстана.

Автограф на века

Найман МУРАТАЕВ – музыкант группы BugaraBu – пошел на хитрость, чтобы увидеть своего кумира воочию.

– С юности я полюбил творчество Бориса Гребенщикова и группы “Аквариум”, – вспоминает Найман. – Где-то в 1990-м я увидел по телевизору видеоклип на песню “Поколение дворников” и сразу почувствовал что-то очень близкое мне. Дома нашел песни “Аквариума” на виниле “Белый альбом” 1987 года, стал их слушать и записывать слова. Позже купил “Русский альбом”, “Равноденствие” и так далее... Однажды даже нарисовал с фотографии портрет Гребенщикова пером и тушью. Получилось красиво. Решил подарить его Борису Борисовичу, но, к сожалению, не удалось.

– Были на его концерте?

– Да, в 1996 или 1997 году. Он выступал в Алматы во Дворце Республики. До начала концерта я пробрался в гримерку и, выслушав с удовольствием пару интервью с ним, хотел задать ему свой вопрос, но ничего в голову не шло.

– Автограф взяли?

– На концерт я пришел не с пустыми руками. Взял с собой книгу “Полный сборник текстов песен АКВАРИУМа и Б. Г.”. Когда закончились интервью и в комнате осталось всего несколько человек, я подошел и попросил расписаться дважды. Борис удивленно посмотрел на меня и сказал: “Я же уже написал тебе”, а я ему ответил: “Тот был ручкой, а этот маркером”. В этот момент в комнату заглянул мужчина и сказал, что пора идти на сцену, на что Гребенщиков ответил: “А что, надо куда-то идти?”. Он оставил мне второй автограф и ушел. Прошло уже столько лет, но я храню эту книгу.

– А кто сейчас является вашем кумиром?

– Я по-прежнему люблю и слушаю творчество Б. Г. Получил огромное удовольствие от его выступления 2 декабря 2012 года. Особенно меня потрясли песни “Расти, борода, расти” и “Назад в Архангельск”. Также мне очень нравится творчество индийского музыканта Закира Хусэйна. Его виртуозная игра на табла (индийский ударный инструмент, барабан. – Прим. автора) меня вдохновляет.

– А как с поклонниками у BugaraBu?

– У нашего коллектива есть поклонники, и это меня очень радует. Всегда важно знать, что твое творчество находит отклик в сердцах слушателей!

Пример для уважения

– К сожалению, я никогда не видела своего кумира в реальности, только по телевизору, но ни разу не усомнилась в ней и в ее победах. Она сама вселяла в меня эту веру, – говорит Акалтын БЕКБОЛАТОВА, солистка Центрального ансамбля Министерства обороны.

– С давних пор я обожаю Ирину Роднину – трехкратную олимпийскую чемпионку по фигурному катанию, – говорит Акалтын. – Впервые я о ней узнала, когда училась в 7-м или 8-м классе – увидела статью о ней в журнале “Советский Союз”. После этого не пропускала по телевизору ни одного ее выступления, читала о них в газетах и журналах.

– Собирали ли вы вырезки и статьи о ней?

– Конечно – пока не окончила школу.

– Почему именно Ирина Роднина покорила вас?

– Она меня сразу заворожила: маленькая, скромная и очень улыбчивая. А глаза – сколько в них жизни, воли, любви! Когда у меня есть свободное время, я и по сей день интересуюсь ее новостями.

– Хотели бы вы быть похожей на нее?

– Быть похожей, конечно же, невозможно. Ее стойкость, воля, неимоверное трудолюбие, любовь к своему делу, а значит, к зрителю, сделали ее неповторимым Человеком! Это ли не пример для подражания?!

Даже выучил ямайский язык

– Я никогда не был на концерте своего кумира и не знаком с ним лично, но считаю, что еще не поздно это осуществить, – говорит о своих планах Тимур ПАЛТУЕВ из группы JahRa Corporation.

– Есть такой исполнитель в стиле регги и дансхолл родом из Ямайки, у него два сценических псевдонима – Capleton и King Shango, – рассказывает Тимур. – Он относится к Растаманам с большой буквы, носит тюрбан на голове и является вегетарианцем. В 2004 году, когда только начал слушать карибскую музыку и услышал его трек Jah Jah city, он мне так понравился, что я слушал по нескольку часов в день и выучил слова песни наизусть. Его стиль отличается бешеной энергетикой и сильным вокалом.

– Кем для вас является ваш кумир?

– Для меня он стал учителем в своем роде. Через его треки я к жизни стал относиться по-другому. И хочу когда-нибудь дорасти до его уровня исполнения музыки и в особенности энергетики и вокала. Мне нравится стиль его одежды – всегда яркий и неповторимый, но одеваться, как он, я никогда не пытался.

– Почему именно он стал вашим кумиром?

– Я не смотрю на то, какой он знаменитый, красивый или богатый, для меня главное – это послание, с которым идет человек. А его послание – это мир, правда и любовь. Также в его треках присутствует тема огня. Огня – не в смысле сожжения и разрушения, а в смысле тепла, света и очищения.

– Сказывается ли все это на вашем творчестве?

– Несомненно, и не только на творчестве, но и в жизни вообще. Я начал учить ямайский английский – он же “патва”. Стал петь и читать рэп, писать стихи и рифмы, выступать на сцене. Я об этом даже и не думал никогда. Я присоединился к алматинской группе JahRa Corporation в 2010 году, и теперь мы вместе знакомим людей с музыкой регги и дансхолл. Вообще, когда я начал читать тексты на “патве”, многие не понимали, что это, и задавались вопросом: как так можно? Парень – азиат, а говорит, как ямаец. Но меня это больше забавляет и заодно развлекает других. А я рад всегда видеть улыбки знакомых и незнакомых людей. Ведь радость объединяет людей!

Оксана ТИМОФЕЕНКО


Загрузка...