Опубликовано: 5663

Кудаги-блезик до Америки доведет!

Кудаги-блезик до Америки доведет!

Творческое направление художника из Уральска Толепбергена Сарманбекова – возрождение национального искусства. Его работы можно увидеть в музеях не только Казахстана, но и различных зарубежных стран, и даже за океаном, в США. А видные политические деятели постсоветских республик получили в дар от нашей страны работы, выполненные руками Сарманбекова.

Свой подарок к Наурызу

Уральского художника Толепбергена Сарманбекова мы застали в его мастерской. Он спешил закончить к празднику Наурызу – свой подарок: деревянный кумысный набор в национальном стиле. Из такой посуды пили наши предки.

– Но я, как современный художник, изменил технологию исполнения, сделал гравировку, еще украшу камнями, – объясняет Толепберген. – Набор будет сувенирным.

Но все его друзья и студенты смогут вкусить кумыс на праздник из посуды предков и мысленно представить себя каким-нибудь бием и даже баем. Ведь такую посуду могли позволить себе только знатные, богатые люди того времени.

Таких работ у Сарманбекова сотни. И все они эксклюзивные, в единственном экземпляре. Как художник-прикладник, Толепберген может работать абсолютно с любым материалом. Металл, кожа, дерево, камни – все в его руках, как покладистая послушная женщина, гнется, мнется и превращается в нечто исключительно красивое, от чего сложно оторвать взгляд.

Не для слабонервных женщин

Особая гордость художника – ювелирные украшения и предметы жизни и быта древних казахов. Равных ему в этом деле нет. Тем более что Сарманбеков работает исключительно в западноказахстанском стиле национального искусства. «На юге страны национальное искусство основывается на литье, тиснении, – рассказывает Толепберген. – А вот на западе Казахстана все – более возвеличенное, монументальное. Я стараюсь сохранить корни национального искусства и в то же время создать что-то свое. Можно видоизменить форму или композицию свою создать, опираясь на национальное искусство.

Своеобразным украшением мастерской художника является саукеле – головной убор для невесты. Это настоящее произведение искусства. Художник не стал останавливаться на обычной конусообразной форме с перьями вверху. Во-первых, он сделал саукеле пропорциональным. А, как известно, раньше эти пропорции не соблюдалась. Но главная изюминка – это сюжетная основа. Головной убор украшен серебряной совой, являющейся хранительницей очага. Посередине шанырак – семейный очаг. Дальше два кольца – объединение двух сердец.

Как художник-монумента­лист, Сарманбеков привык делать все основательно. «Я не раскидываюсь по мелочам, если делаю ювелирное украшение, то сразу гарнитур и от души, – улыбается наш собеседник. – Это у меня еще со студенческой скамьи».

Бабушкин орнамент с греческим акцентом

А началось все в далеком 1975 году с постановления правительства о возрождении народно-прикладного творчества народов СССР. Для этого нужны были национальные кадры. Тогда же было принято решение о направлении студентов-казахов в Западную Украину в техникум народно-художественного промысла на основе гуцульского искусства в Иваново-Франковской области. Среди нескольких молодых парней, направленных туда, был и Сарманбеков: «В техникуме я старался делать все на национальной казахской основе. Преподаватели сами давали мне такие темы, зная, что работать-то я буду в Казахстане. Как-то я сделал казахский орнамент, а мой преподаватель говорит – у тебя грубая ошибка, это греческий орнамент. Я начал его убеждать, что этот орнамент я видел у бабушки в кимешеке (национальная одежда), она у меня греческого не знает. Но у нее эта вещь была! А может, это дошло до нас через Шелковый путь, предположил я. Потом я все-таки доказал, что это казахский орнамент. В книге «Казахский орнамент», выпущенной в Ленинграде, я увидел тот же орнамент. Потом преподаватель, смеясь, говорил: «Делай бабушкин орнамент».

Пусть знают!

Сегодня работы уральского художника находятся во многих музеях, которые с удовольствием приобретают столь необычные национальные вещи. Есть работы Толепбергена даже в музеях Азии, Соединенных Штатов Америки. Там находится кудаги-блезик в казахском национальном стиле. Это украшение испокон веков несет смысловую нагрузку. Его носили только уважаемые женщины. Кудаги-блезик предназначен для свахи – матери жениха. Мать невесты после того, как убеждались, что к ее дочери в доме жениха относятся хорошо и свекровь обращается с ней, как с собственной дочерью, дарила своей сватье в знак благодарности кудаги-блезик.

Само украшение – тоже необычное, его надевали на два пальца. Дальше идет связующее звено в виде шанырака. С одной стороны, два пальца – это объединение двух молодых сердец. С другой – две свахи становятся подругами, а связывает их очаг молодоженов.

Украшение от сглаза

Среди работ ювелира привлекает внимание кус тумсык. Это кольцо невеста передавала своим родителям. В те времена дочь после замужества могла посетить своих родителей не раньше, чем через год. До этого времени она могла передать своим родным весточку о себе в виде кус тумсык. Это означало, что у нее все благополучно, она ни в чем не нуждается…

В последнее время люди с удовольствием заказывают эти необычные атрибуты народной жизни. Заказывают и кудаги-блезик, и шашбау для девочек. Раньше шашбау в виде ниточки с колокольчиком вплетали девочке-подростку в косу. Во-первых, он оберегал от сглаза. Во-вторых, воспитывал сдержанность в поведении.

Нынешние чиновники и бизнесмены заказывают мастеру на все руки даже аса таяки, своеобразную палку, символ власти. Раньше он был только у ханов и биев, нынче его дарят как сувенир. Кроме того, сейчас пошла мода на эксклюзивные седла для лошадей и саукеле для невест.

Ремень для Черномырдина

К художнику нередко обращаются чиновники с просьбой сделать эксклюзивные вещи – подарки для официальных гостей региона. «Был случай, когда я делал пояс для одного политического деятеля России. В Уральск должен был при­ехать Черномырдин, и ему где-то в Челябинске заказали меч, а меня попросили сделать к нему пояс», – вспоминает мастер-прикладник.

Таких мастеров, как Сарманбеков, в Казахстане можно пересчитать по пальцам. Многие просто сделали из своего мастерства прибыльный бизнес. А вот по-настоящему творческих людей, которые стараются возродить национальное искусство, – крайне мало. «Это настоящий кайф – возрождать национальное искусство, – восклицает Толепберген. – Когда заканчиваешь работу, испытываешь гордость, что именно ты создал это творение». Недавно к 10-летию Астаны уральский мастер сделал символ Европы– белого медведя, который находится в одном из парков столицы.

Солнце – светлое завтра. Тучи – прошлые страдания

А еще Толепберген Сарманбеков преподает прикладное искусство в Западно-Казахстанском государственном университете: «Мне очень приятно видеть, как вчерашние ничего не умеющие мальчишки через год обучения начинают создавать свои, причем очень интересные работы. Недавно мой бывший студент открыл у себя в районе мастерскую, набрал учеников. Я очень горжусь этим…»

Уже покидая мастерскую художника, мы обратили внимание на необычную чеканку. «Чеканка называется «Казахи», – поясняет Толепберген. – Я хотел рассказать о своем народе, его культуре и обычаях. Для этого выбрал восточную форму – квадрат, означающий статику, и круг – как символ динамики. В круге я поместил представителей трех жузов. Сверху орел – символ степи. Выше – солнце. Это наше светлое будущее. А справа туча – наши прошлые страдания. А по бокам – две панорамы, рассказывающие о жизни и быте народа». В этой чеканке весь Сарманбеков – человек, отдающий жизнь искусству своего народа.

Гульмира КЕНЖЕГАЛИЕВА, фото автора, Уральск

Загрузка...