Опубликовано: 1274

Куда улетел гептил?

"Протон" упал правильно! И туда, куда нужно

К такому выводу должны были прийти журналисты после пресс­конференции главы МЧС Виктора Храпунова, состоявшейся в мажилисе парламента.

– Хочу отметить, что первая ступень, отработавшая свой ресурс, упала именно в заданном районе, – пояснил Виктор Храпунов. – Вторая ступень упала тоже в заданном районе. Там, где мы планировали, где всегда падают элементы этой ракеты.

Но без недоразумений не обошлось.

– Получив первые пробы по гептилу в почве, мы поняли, что пока наши пробы доставляются в Алматы, количество гептила там уменьшается, – с удивлением констатировал глава МЧС. – В несколько раз! Если у нас было в 150–160 раз превышение ПДК, то у российских экспертов превышение ПДК было в 5200 раз. И позавчера приняли решение – выделили самолет, и сегодня все пробы возятся в Алматы самолетом.

Законный вопрос: а какие отметки по химии были в школе у экспертов, обследовавших место падения? Они­то должны были знать, что гептил – летучее вещество.

Но “сюрпризы” на этом не кончились. Пока эксперты искали испарившийся гептил, некий местный житель попытался… утащить части упавшего “Протона”. Хорошо, его успели задержать.

По словам Виктора Храпунова, специалисты США, посетившие место падения “Протона”, просили передать элементы спутника на хранение Российской Федерации – от греха подальше. Что и было сделано.

– Что касается расчета ущерба, нанесенного Республике Казахстан падением этой ракеты, то в соответствии с научно обоснованной методикой, которая была рассчитана специалистами, он удовлетворяет и нашу, и российскую сторону, – заявил Виктор Храпунов.

Оперативно было проведено обследование окрестных сел. Симптомов отравления людей или животных гептилом не выявлено. Все пять человек, оказавшихся в районе падения ракеты, обследованы и находятся под наблюдением специалистов.

Руководитель Космического агентства Талгат Мусабаев в первых же словах своего доклада выразил самую суть причин катастрофы.

– Техника, как вы знаете, имеет свойство ломаться, – сказал казахстанский космонавт №2. – На земле или в воздухе, под водой или в космосе. И я вам это говорю не понаслышке, а потому что все мои полеты были сопряжены с отказами космической техники.

Али САЛБИЕВ

Загрузка...