Опубликовано: 2327

Кто защитит интересы государства?

Кто защитит интересы государства?

Даже получив подтверждение в суде о причинении государству миллионных убытков, чиновники из Шымкента не спешат предпринимать меры для обеспечения государственных интересов.

История эта всплыла в 2006 году, когда финансовая полиция Южно-Казахстанской области провела проверку законности приватизации АО “Зооветснаб” – коммерческого объекта  площадью более двух гектаров, расположенного почти в центре Шымкента, имеющего капитальные складские помещения и железнодорожный подъезд.  В советские годы “Зооветснаб” занимался поставкой в область удобрений, медикаментов и оборудования для ветеринарных нужд.

Льготная арифметика

Но началось все намного раньше. В 90-х годах база была приватизирована. А в 1997 году с аукциона продали 20-процентный государственный пакет акций. Правда, специфические подробности этой продажи были установлены лишь в 2006 году.

Выяснилось, что на аукционе, проводимом территориальным комитетом по управлению госимуществом (ныне это межрегиональный департамент государственного имущества и приватизации “Онтустик”) по продаже 20 процентов государственного пакета акций “Зооветснаба”, стартовая цена лота была определена в 15 миллионов 494 тысячи 600 тенге. (Напомним, дело происходило в 1997 году, когда официальный курс тенге к доллару отличался от нынешнего.)

Аукцион проводился по голландскому методу, на понижение,  и здесь уже была выставлена расчетная стоимость 20-процентного госпакета акций на сумму 7 миллионов 747 тысяч 300 тенге с определением минимальной цены в 1 миллион 551 тысячу 396 тенге. В случае если на лот уж совсем не было бы покупателей, стоимость госпакета, согласно закону, не должна была опускаться ниже 10 процентов от минимальной стоимости – а это 155 тысяч 139 тенге.

Но даже при столь льготной арифметике лот был продан частному лицу, предложившему всего… 30 тысяч тенге (!). Как говорится, почувствуйте разницу.

С проверками тянули 10 лет

Финполовцы выявили явные нарушения со стороны комиссии госкомимущества как в организации аукциона, так и в процессе его проведения. В том числе и в определении стоимости пакета акций, что привело к существенному ущемлению интересов государства.

Проверка установила, что в протоколе о результате торгов была подделана подпись председателя комиссии – вместо начальника отдела по продаже госпакетов подписался совершенно другой человек.

И сразу после проверки, в том же 2006 году, департамент по борьбе с экономическими преступлениями внес в прокуратуру ЮКО ходатайство о подаче в суд иска о признании незаконными результатов аукциона и вытекающих из него сделок.

Однако прокуратура почему-то обратилась в суд лишь спустя три года!

Суд начался в апреле 2009 года. Ответчиками  выступали межрегиональный департамент государственного имущества и приватизации “Онтустик” и владелец того самого 20-процентного пакета акций “Зооветснаба”.

Суд вновь подтвердил: 20-процентный пакет государственных акций был продан с нарушениями закона. Однако по заявлению владельца пакета акций судом был применен срок исковой давности. В результате чего требования прокуратуры о признании договора купли-продажи недействительным суд удовлетворить не смог.

И тут, конечно, следует отдать должное нашим надзорным органам, которые пытаются предпринимать меры  по защите госинтересов уже после того, как истекают все сроки давности.

Кому это выгодно?

Однако здесь  возникает интересный нюанс. Понятно, что владелец акций – частное лицо! – совершенно доволен судебным решением. По сути, суд узаконил тот факт, что за 30 тысяч тенге он выкупил 7-миллионный пакет государственных акций.

Но вот позиция другого ответчика – департамента государственного имущества и приватизации “Онтустик” – вызывает определенные вопросы.

Коль скоро даже в суде был признан факт нарушений, допущенных при приватизации, что повлекло ущерб государственным интересам Казахстана, то  госкомимуществу следовало бы уже не оставаться в роли ответчика, но самим в статусе истца добиваться принятия мер по исправлению допущенных нарушений. И, между прочим, у руководителя департамента государственного имущества и приватизации “Онтустик”  Мурата САБДЕНОВА было достаточно оснований и возможностей  для этого.

Могли, но не воспользовались

Здесь особо следует отметить несколько примечательных подробностей.

Так, покупатель 15-миллионного госпакета акций в свое время не оплатил даже заявленных им 30 тысяч тенге, ограничившись оплатой в 15 тысяч тенге!  Тем самым нарушив условия договора, где четко были определены порядок расчета и сроки оплаты. И это, кстати, является достаточным поводом, чтобы тот же ДГИП “Онтустик” своевременно инициировал расторжение нарушенного договора. О чем неоднократно был проинформирован руководитель межрегионального департамента “Онтустик”.

Возможность одной из сторон расторгнуть невыполненный договор с партнером – серьезное основание, и кому как не госкомимуществу в данном случае пользоваться таким правом! В конце концов нашему государству на законном основании возвратилось бы имущество, имеющее значительную материальную ценность, которое была “приватизировано”, мягко говоря, не совсем законным способом.

Однако г-н Сабденов, видимо, почему-то не замечает этих “нюансов”.

Утрата интереса?

В Гражданско-процессуальном кодексе есть такое понятие – утрата интереса к сделке. Это когда один из участников сделки нарушает или не выполняет условия договора, но второй партнер не проявляет по этому поводу никакого волнения. История с госпакетом акций “Зооветснаба” – просто показательный пример такой ситуации.

Однако если бы дело касалось, скажем, сделки между двумя бизнесменами, то утрата интереса была бы их личным делом.

Но в данном случае предмет сделки – государственное имущество, и одной из сторон выступают государственные органы, главной и единственной задачей которых является соблюдение государственных интересов.

А если чиновник утрачивает интерес к своим прямым и непосредственным обязанностям, то это – в самом мягком случае! – несоответствие должности. Хотя на языке Уголовного кодекса такая бездеятельность формулируется более конкретно – от халатности, приведшей к значительному ущербу, до покрывательства и коррупционного преступления со всеми вытекающими последствиями.

Вот почему у нас возник целый ряд вопросов

К генеральному прокурору РК Кайрату МАМИ:

Почему прокурорские меры реагирования по недобросовестной сделке, касающейся государственного имущества, были предприняты спустя десятилетие после факта сделки?

К председателю Комитета государственного имущества и приватизации Министерства финансов Республики Казахстан Эдуарду УТЕПОВУ:
Почему, даже получив подтверждение в суде о причинении государству миллионного ущерба, ваши подчиненные своевременно не отреагировали в целях обеспечения государственных интересов?

Шымкент

Загрузка...