Опубликовано: 1405

Кто в ответе за Урал?

Кто в ответе за Урал?

Урал на грани вымирания. Некогда могучая река истощена настолько, что, если не принять экстренных мер по ее спасению, может просто исчезнуть.

Во все времена отношение к Уралу было трепетным. Река-кормилица исправно поставляла красную рыбу и черную икру. В царские времена в период нереста не разрешалось даже бить в колокола, а в советские годы реку в это время охраняли военизированные отряды со всего Союза.

Сегодня не то что осетровые – даже обычные лещи и сазаны стали редкостью. По мнению экологов, деградация рыбных запасов в первую очередь связана с браконьерством, которому никто не может поставить заслон. Недавнее заявление Премьер-министра Карима МАСИМОВА о том, что теперь за браконьеров возьмутся всерьез, самими любителями поохотиться на красную рыбу было воспринято без особого испуга. Этот вид “бизнеса” налажен на очень высоком уровне, и одними угрозами “рыбных баронов” не испугать.

Каждая капля воды – на счету

Но браконьерство действительно может заглохнуть – просто потому, что ловить в реке станет нечего. Раньше вопросами охраны реки, а также рационального использования и воспроизводства природных ресурсов бассейна Урала занимался специальный Межреспубликанский комитет.

– Тогда даже не разрешалось брать прямо из Урала воду для полива. Строились специальные вантовые переходы, которые перекачивали уральскую воду в каналы, и уже оттуда поливали, – рассказывает главный специалист Западно-Казахстанского филиала Жаик-Каспийского департамента экологии Владимир ХОН.

Но когда Союз распался, Урал оказался бесхозным. Река протекает по территории России и Казахстана, и каждая страна использует ее на полную катушку. Только на территории соседнего государства построено 300 больших и малых гидроузлов.

– Это приводит к невосполнимой потере поймы Урала, снижению способности реки к самоочищению, – считает российский ученый, директор Института степи Александр ЧИБИЛЕВ.

– Катастрофическое обмеление может привести к исчезновению реки, – вторит ему Владимир Хон.

Уникальность Урала еще и в том, что он в отличие от других крупных рек почти на 80 процентов наполняется снеговыми водами в верховьях. Отсутствие снега зимой и засуха летом, наблюдаемые в последние годы, ухудшили и без того плачевное состояние реки. Ее бы поберечь сейчас, ведь каждая капля уральской воды – на счету! Но процесс, похоже, никто не контролирует.

Слишком дорогие берега

Несмотря на то что воды в реке мало, Урал стал настоящим бедствием для жителей сел, расположенных вдоль него. Река течет по рыхлому грунту, и размывы берегов здесь приобрели бедственный характер. В селах Облавка, Жарсуат, Приуральный река затопила огороды, вплотную подбирается к домам.

Критическая ситуация сложилась в селе Владимировка, несколько домов которого река уже поглотила. И хотя вопрос переселения жителей Владимировки ставится много лет, на деле ничего не меняется.

Но дело тут гораздо серьезнее, чем проблемы одного села. Еще чуть-чуть – и может произойти настоящее стихийное бедствие, масштабы которого трудно даже представить. Дело в том, что именно у села Владимировка Урал делает поворот. Тут параллельно реке проходит Кушумский канал. А из-за того, что берега Урала усиленно подмываются, он вполне может соединиться с каналом. И если это произойдет, то в зоне затопления окажутся сразу несколько районов Западно-Казахстанской, Атырауской областей, а также соседняя Саратовская область.

Специалисты неоднократно поднимали этот вопрос на правительственном уровне. Чтобы не допустить катастрофы, несколько лет назад даже начали строить дамбы возле Владимировки. Две уже построили на деньги из республиканского бюджета. А вот завершение третьей застопорилось.

Выделять деньги на укрепление берегов – это слишком дорого, говорят специалисты. Переселять людей из этих мест – еще дороже.

Корабли “уходят”… на мель!

Еще не так давно Урал был судоходным. В Уральске действовало крупное управление судоходства, которое занималось перевозкой грузов и пассажиров вверх и вниз по течению – самый дешевый вид транспорта пользовался популярностью. Нынче суда за ненадобностью ржавеют на солнце. Замусоренная река непригодна для судоходства.

Зато по дну Урала проходят всевозможные нефте- и газопроводы. Сколько их – никто точно не знает, официальной статистики на этот счет не существует. Только недавно Премьер-министр РК Карим МАСИМОВ распорядился составить список этих самых труб, лежащих на дне реки. А также дал задание провести дноочистительные работы. Правда, деньги на это еще не выделены. Министр экологии Нургали АШИМОВ, одно время занимавший пост акима Западно-Казахстанской области, в своем недавнем интервью одному из телеканалов заявил, что пока сложно сказать, сколько средств на это понадобится. Еще не посчитали…

Реку оставили без статуса

Раньше Урал входил в перечень особо охраняемых водных объектов. Но потом кому-то в правительстве пришла в голову идея лишить трансграничную реку с многовековой историей этого статуса – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это так же, как у людей: если человек занимает высокое положение – и отношение к нему, соответствующее чину, а на простых людей внимания можно и не обращать. С Уралом точно такая же картина – будто реку без статуса спасать не нужно!

– Мы никак не можем добиться того, чтобы Уралу вернули статус особо охраняемого объекта, – говорит Владимир Хон.

Урал – река трансграничная, поэтому за судьбу ее должны быть в ответе и Казахстан, и Россия.

– Нужно создавать межправительственную комиссию, которая будет решать проблемы Урала на высоком межгосударственном уровне, – считает депутат парламента Елена ТАРАСЕНКО.

Но сегодня отношение к реке иждивенческое. Каждый решает с помощью Урала свои местные проблемы, и никто не хочет думать о его завтрашнем дне.

Недавно Премьер-министр нашей страны Карим Масимов публично заявил, что в середине июля данный вопрос будет обсуждаться в Уральске. Все ждут этого с нетерпением. Главное, чтобы заседание не превратилось в очередные посиделки. Одними разговорами Урал не спасти…

Гульмира Кенжегалиева, фото автора, Уральск

Загрузка...