Опубликовано: 1548

Кто тут власть?

Кто тут власть?

В поселке Красный Трудовик мы оказались по просьбе нашей читательницы. Позвонила нам предприниматель Лаура Альберханова. По ее словам, в поселке, ныне присоединяемом к новому, Алатаускому району, единолично властвует женщина, о должности и полномочиях которой никто ничего не знает.

Однако на линейках в школе ее называют не иначе как “акимом поселка”, а за глаза – “мэршей”. И мы решили познакомиться с такой неожиданной формой власти.

Кто владеет информацией…

Лаура Альберханова встретила нас на улице. Возле дома раскинулся ларек с овощами, рядом – недостроенная пристройка под будущий магазин. По ее словам, именно из-за этого ларька и пристройки ей не дают покоя.

– Все началось шесть лет назад, когда мы только переехали сюда. У нас тогда была грузовая машина. Прибегает к нам сосед и говорит: вас мэрша вызывает. Пришла в магазин, вышла навстречу представительная женщина в очках, назвалась Наилей Исмаиловной, председателем местного комитета само­управления. Прямо с порога стала давать указания: у вас, мол, машина, будете два раза в неделю мусор по поселку собирать.

“А как насчет оплаты?” – пробовала вставить слово я, на что мне было сказано: “Ты же местный житель, живешь в поселке, значит, должна делать все на благо поселка”.

Я отказалась. С тех пор я словно в черном списке.

Настораживает Лауру и стремление “самоуправленцев” собрать как можно больше информации о жителях поселка.

– Однажды учительница из школы пришла, говорит, надо заполнить анкету: состав семьи, СИК, РНН, удостоверение, какие постройки есть, сколько скотины. Спрашиваю: для чего? Отвечает: будут газ проводить, – продолжает она. – Я позвонила в Жетысуский акимат, мы тогда к нему относились, а там говорят: анкетирование не для вас, а для новостроек.

Недавно медсестра школьная приходит, в руках расчерченный альбомный лист с заголовком: “Торговые представительства, магазины, ИП на территории микрорайона “Красный Трудовик”. Опять просит назвать номер патента, лицензии, собственный магазин или в аренде, опять РНН, СИК и вид реализуемой продукции. Я спрашиваю: для чего?

Медсестра мне говорит: Наиля Исмаиловна просила собрать сведения для налогового комитета нового района. Звоню в налоговый комитет. Там отвечают: “Мы вам патент выдали, все документы ваши у нас есть, если что-то нужно будет, мы к вам сами приедем. Никаких анкет нам не нужно”.

– Но это еще мелочи. От имени председателя местного управления ко мне часто приходят и требуют деньги, – жалуется Лаура. – Я даже обращалась по этому поводу в ДКНБ по городу Алматы. Но доказать факт вымогательства они не могут.

Сейчас я строю магазин, так участковый ко мне пришел, говорит: нас забросали жалобами твои соседи, ты, мол, у них разрешения на строительство не спросила…

Никто не выбирал?

Повод для встречи с председателем комитета местного самоуправления подвернулся очень скоро: в поселок Красный Трудовик наведались сотрудники Алатауского районного акимата с целью провести собрание жителей, выяснить насущные потребности, выслушать предложения.

В небольшом помещении клуба яблоку негде упасть. Люди, казалось, впервые собираются всем поселком, чтобы обсудить наболевшие проблемы – отсутствие света, газа, воды, детсадов, неподобающие условия обучения в местной школе, невозможность воспользоваться услугами “скорой помощи”.

Все эти проблемы, увы, люди решить сами не могут. Нужно решение районного акимата.

В руках официальной власти есть все рычаги воздействия. А что есть у комитетов общественного самоуправления? Огромное желание властвовать, пользуясь отдаленностью администрации района. Во время собрания жители высказывали недовольство председателем местного самоуправления. “Ее никто не выбирал, сама себя переназначает”, “Она не справляется со своей работой” – вот лишь самые скромные нелестные отзывы.

Некогда мне!

Мы попытались встретиться с председателем местного комитета самоуправления Наилей Бегимовой. Удалось застать ее в клубе. Но разговаривать пришлось на ходу. На вопрос, почему ее не могут найти местные жители, она ответила:

– Некогда мне рассиживать, дел в поселке очень много. Самая главная проблема – отсутствие воды, нужны новые водоводы, вторая проблема – асфальтирование поселка, третья – отсутствие уличного освещения. В детском саду нужно делать ремонт, пока он не функционирует. Но зато библиотека у нас хорошая, не всякая городская библиотека может похвастаться, как мы, сохранением библиотечного фонда!

История вопроса

Самоуправление у казахов существовало со времен возникновения родовых и племенных общин, когда складывался кочевой уклад жизни. Родовые старшины и племенные вожди выбирались на курултаях и сходах кочевников. Они наделялись полномочиями разрешать споры, формировать подразделения воинов и командовать ими.

С обретением независимости в начале 90-х годов в Казахстане вновь заговорили о самоуправлении. В городах стали как грибы после дождя расти КОСы – комитеты общественного самоуправления. В Алматы, например, к 1993 году их было 64!

Но 10 декабря 1993 года в Казахстане был принят закон о местных представительных и исполнительных органах РК, в котором уже ничего не говорилось о подобных организациях. Кое-где КОСы продолжали существовать – либо при поддержке исполнительных органов, либо за счет голого энтузиазма активистов.

После принятия в 1995 году новой Конституции КОСы преобразовали в комитеты территориального самоуправления населения. Но отсутствие законов, регулирующих их деятельность, позволило прокуратуре считать их незаконными.

После этого Алматинский городской маслихат 13 февраля 2002 года утвердил “Временное положение о местном самоуправлении в городе Алматы”, которое действует до сих пор.

Меруерт Махмутова, директор центра анализа общественных проблем:

– Местное самоуправление – это в первую очередь орган публичной власти. Однако в Казахстане его пытаются свести к отдельным частным инициативам граждан.

Поэтому отношение населения к ним чаще негативное, поскольку они приобретают какие-то уродливые формы. Председатель комитета местного самоуправления не обладает реальными полномочиями, полностью ангажирован властью, а не избран народом. На местах они вроде советников акима и получают зарплату, они по-своему выгодны акимам, поскольку создают видимость взаимодействия с народом.

Чтобы создать подлинное местное само­управление, отвечающее принципам Европейской хартии, необходимо прежде всего разработать государственную политику в этом вопросе и сделать это поэтапно. Сначала создать органы МСУ на низовом этапе, на том, который сейчас называется сельским уровнем управления, но сюда попадают не только села, но и маленькие города вроде Талгара, и районы в Алматы.

Начальник отдела Жетысуского районного налогового комитета Алия Комекова на наш вопрос о том, правомерны ли неофициальные сборы с предпринимателей, ответила:

– Сейчас до конца года в Казахстане действует мораторий на проверки объектов малого и среднего предпринимательства. Сотрудники налогового комитета сами никаких денег не собирают и никому не поручают, оплата налогов – только через кассу!

В дальнейшем, по мере того как орган самоуправления будет наделен соответствующими полномочиями, бюджетом и собственностью, можно будет создавать самоуправление на районных и областных уровнях. А пока мы будем лишь экспериментировать с МСУ в отдельных регионах, это не даст положительного результата.

Полагаю, что в преддверии председательства Казахстана в ОБСЕ закон о местном самоуправлении должен быть наконец принят. В октябре правительство должно представить очередной законопроект в Парламент.

В предыдущих законопроектах государственные органы управления не хотели видеть органы местного самоуправления как органы публичной власти. На самом деле из них хотят сделать что-то вроде общественной организации или волонтерского движения. В последнем варианте законопроекта в 2006 году дошли до того, что граждане должны собирать подписи, если желают создать органы МСУ. То есть получается, что захотят в одном районе граждане – будет у них самоуправление, а в другом, где люди менее активны, не будет. На самом деле это должен быть орган власти, и создаваться он должен по всей стране на одном уровне управления. И правительство должно создавать правовое поле, разрабатывать государственную политику создания и развития МСУ.

Жизнь на краю света

По словам пенсионерки Магданы Юсуповой, проблем в поселке – выше крыши. И никто их не решает.

– На наш Трудовик словно черт плюнул. Живем как на краю света: ни уличного освещения, ни воды, ни газа. Чтобы купить тетради или лезвие, жителям приходится ездить в город. В местных магазинах ничего нет, продукты очень дорогие, да и те не всегда первой свежести. Вдоль дороги, по которой снуют машины, нет элементарных тротуаров. Здание детского сада сдается под жилье арендаторам. В школе, которая вот-вот развалится, учат детей. А знаете, кто там преподает математику в 5–7-х классах? 70-летняя истопница!

Мы универсальные солдаты…

Ринат Сихимбаев, председатель комитета местного самоуправления Жетысуского района.

– Комитеты общественного самоуправления создали для того, чтобы быть на шаг ближе к местному населению, чтобы жители отдаленных поселков, существующих в городе, не ездили со своими проблемами далеко в город, а излагали свои проблемы человеку из своего круга. Однако новшество это ввели в порядке эксперимента, рассчитанного на год. Но, как видите, оно существует уже седьмой год.

– Входит ли в обязанности председателя контроль за предпринимательской деятельностью?

– Поскольку она одна, у нее нет отделов предпринимательства и торговли, то все вопросы полностью в ее компетенции. Она как универсальный солдат.

– И какова же зарплата универсального солдата?

– 23 тысячи тенге…

Ни прав, ни обязанностей

Депутат Алматинского городского маслихата Виктор Болекбаев.

– Насколько законны комитеты местного самоуправления?

– Они были утверждены сессией городского маслихата в порядке эксперимента в районах города Алматы. Честно говоря, создавали в каждом районе города по 4–5 комитетов, но прижились они только в нижних частях города, в присоединенных поселках.

– Каковы реальные полномочия председателей комитетов местного самоуправления, где они прописаны?

– У них нет никаких прав и полномочий, ни в одном законе они не прописаны, они целиком работают на общественных началах. Хотя в акиматах районов у них должны быть советники-координаторы, перед которыми председатели обязаны отчитываться.

– Чем они могут заниматься?

– Решать проблемы местного населения, благоустраивать территорию, но сами они не имеют права принимать какие-либо меры.

– А можно ли переизбрать председателя местного комитета самоуправления?

– Можно. Предложенную акиматом кандидатуру утверждают депутаты маслихата.

– А народ их выбирать не может?

– Ну, акимат же предлагает кандидатуру из местных жителей...

– Жители поселка Красный Трудовик пожаловались в редакцию, что что у них не столько самоуправление, сколько самоуправство…

– Дело в том, что присоединенные поселки – это наиболее проблемные места города. В них много самостроя, самозахвата, они были переданы городу без должной инфраструктуры. В Красном Трудовике я был совсем недавно. Там нет уличного освещения, дорог внутри поселка, водопроводных сетей. С созданием нового района будем постепенно решать эти проблемы. А что касается самоуправства, я вам уже сказал: у комитетов нет никаких полномочий…

* * *

Какая нужда в муниципальных округах?

В Уральске с третьего захода созданы общественные муниципальные округа, которые призваны активизировать население на участие в общественно-политической жизни города. Уже несколько лет подряд некоторые депутаты маслихатов пытаются внедрить эту идею. Но дальше слов дело не доходило. Но теперь аким города Самиголла Уразов заявил, что в городе официально будет действовать 21 общественный муниципальный округ, которым станут руководить сами же депутаты маслихатов, при этом они будут называться исполнительными директорами.

Округа созданы аккурат перед выборами, как раз для активизации населения в период массовой агитации. В дальнейшем эта странная общественная организация до следующих выборов может отдыхать.Гульмира КЕНЖЕГАЛИЕВА, Уральск

Жанар КАНАФИНА, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...