Опубликовано: 1701

Кто тут преступник, а кто – жертва?

Двухлетний судебный процесс по чудовищному преступлению, в свое время шокировавшему Северный Казахстан, закончился неожиданно.

Приговор за разбойное нападение и убийство вынесен только одному из трех подсудимых. Двое его братьев, по мнению североказахстанских судей, оказались не преступниками, а… жертвами правоохранительных органов.

Ночь 23 декабря 2006 года переломила благополучную жизнь предпринимателей Стариновых из села Белого. В их дом ворвались четверо в масках. Требуя деньги, незваные гости зверствовали: связав хозяев дома, их избивали, кромсали ножом, обливали бензином. Заполучив чуть больше миллиона тенге, нелюди обмотали головы жертв скотчем и удалились, будучи уверенными, что те мертвы.

Александр Старинов выжил чудом.

За наглухо закрытыми дверями

Полицейским Старинов рассказал, что одного из четверых преступников он узнал по голосу. Это был его односельчанин Харон Беков, которого он знал еще мальчишкой.

Старший сержант полиции Харон Беков, работавший в службе специализированной охраны, продумал все до мелочей. И алиби было – дежурство на службе. Но улики оказались весомыми.

Остальных троих подозреваемых – родственников Харона из Ингушетии – задержали через несколько дней. По ориентировке североказахстанской полиции их взяли российские милиционеры в поезде уже на территории России.

Один из них – Амирхан Гаракоев – остался в руках российских правоохранительных органов как особо опасный преступник, числящийся в федеральном розыске. Позже он был приговорен к 22 годам лишения свободы за то, что во Владикавказе расстрелял блокпост с сотрудниками милиции.

Аслан-Гирей и Магомед Бековы были доставлены в Петропавловск и вместе с Хароном Бековым предстали перед Северо-Казахстанским областным судом.

Судебный процесс был объявлен закрытым – подсудимым помимо дерзкого разбоя и кровавой расправы над жертвами было предъявлено обвинение и в изнасиловании. Приговор, вынесенный спустя почти два года после начала рассмотрения дела, оказался неожиданнее грома среди ясного неба.

Три минус два

Преступником был назван лишь Харон Беков. Из судебного приговора, вынесенного в отношении его, следовало, что в злополучную ночь в доме Стариновых он орудовал вместе с… “неустановленными лицами”.

Приговор – 18 лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества.

А что касается подсудимых Аслан-Гирея и Магомеда Бековых, выяснилось, что суд вообще не рассматривал вопрос об их виновности или невиновности. Потому что, по мнению суда, эти граждане Российской Федерации были незаконно экстрадированы в Казахстан. Поэтому производство по уголовному делу в части обвинения Аслан-Гирея и Магомеда Бековых судом признано недействительным с момента их фактического задержания. Дело выделено в отдельное производство.

Мера пресечения для Аслан-Гирея и Магомеда Бековых оставлена прежней – арест.

Пока надзорный орган от комментариев воздерживается. Однако независимые юристы говорят, что в сложившейся ситуации отечественное законодательство предусматривает возможность изменения меры пресечения, подозреваемого на иную, не связанную с ограничением свободы. А там, что называется, ищи ветра в поле.

Фиг вам…

Недоумение у присутствовавших в зале суда вызвало поведение адвоката подсудимых Сергея Арапова. Правозащитник, находясь на рабочем месте, при всем честном народе с упоением крутил фигуры из трех пальцев сразу в две руки и направлял их в объектив камеры пресс-службы ДВД СКО, приговаривая: “Специально для ДВД”. Что пробудило у адвоката столь неординарные эмоции еще до объявления официального решения суда?

Комментарий

Дулат Ибраев, прокурор, поддерживавший государственное обвинение на процессе: “Сейчас в прокуратуре области решается вопрос об опротестовании приговора и постановления, вынесенных Северо-Казахстанским областным судом”.

Сергей Пуртов, начальник управления криминальной полиции ДВД СКО: “Полиция Северного Казахстана будет предпринимать все законные меры для привлечения к ответственности Аслан-Гирея и Магомеда Бековых. Отпустить их на волю мы не имеем права – ни перед потерпевшими, ни перед собственной совестью”.

Инна ЛОПАТКО, Петропавловск

Загрузка...