Опубликовано: 2107

Кто ответит за базар?

Кто ответит за базар?

На прошлой неделе мы решили проверить слух о том, что алматинская барахолка переносится в Семей. В комитете по регулированию торговой деятельности ответа на этот вопрос мы не получили. Президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор Ямбаев посоветовал узнать, кому это было бы выгодно. Мы воспользовались советом и отправились за ответом на барахолку.

В субботу утром на барахолке – горячая пора. Для начала мы обратились с вопросом о переносе барахолки к администрациям рынков. Нужно сказать, что разговаривать по телефону они наотрез отказались. Первым на нашем пути оказался рынок “Жетысу”. Две женщины внутри белого контейнера говорят, что начальства еще нет. Будет попозже. Интересуемся у них, знают ли они про слух, что алматинскую барахолку собираются перенести в Семей. Женщины отрицательно кивают головами. Ладно, зайдем с другой стороны:

– А где здесь закупают товар челноки из Семея, и много ли их здесь?

– А вы идите на наши оптовые рынки – “Барыс” и “Салем”. Там все закупаются – и из Семея, и из Усть­Каменогорска, из Шымкента, Атырау и из России, – посоветовали нам женщины.

Мать-­кормилица для 100 тысяч

Но прежде чем мы добрались до оптовых рынков, мы решили еще немного разведать, обращаясь с известным уже вопросом к попадавшимся нам на пути разным категориям работающих на рынке. Ведь, по словам президента Алматинской ассоциации предпринимателей Виктора Ямбаева, на барахолке задействовано до 20 тысяч торгующих и почти в четыре раза больше людей других сопутствующих профессий. Например, носильщики, грузчики, водители, охранники, повара, швеи, парикмахеры, массажисты, продавцы с рук, посредники, розничные и оптовые продавцы… Барахолка – это уже целый мир со своим образом жизни, с устоявшимся менталитетом. Здесь свои маленькие трагедии и свои большие победы. В девяностые годы, в пору, когда свирепствовала полная неразбериха, когда учителя и ученые оставались без работы, барахолка приютила всех. Она стала безразмерной матерью­кормилицей для сотен и тысяч алматинцев и жителей других областей. Кстати сказать, первым, на кого мы наткнулись на рынке “Болашак”, оказался охранник из… Семея. На наш вопрос о переносе он ответил вопросом: “А кто туда поедет? Семей – это же тупик. Да и холодно там. Люди из Семея работают здесь, и им здесь комфортнее”.

На рынке “Барыс” царила обычная рабочая суета: на широкой площадке заметили несколько автобусов, все они оказались из Шымкента. К слову сказать, смотреть на такие автобусы – зрелище не для слабонервных. Разбитые в пух и прах, они, казалось, вот­вот развалятся. Подойдя к старшему автобуса, как мне его представили, я поинтересовалась, знает ли он о переносе барахолки. Мужчина ничего не слышал об этом, но живо заинтересовался темой:

– Для южных регионов удобнее отовариваться здесь, да и ассортимент здесь шире – любой вам скажет. К тому же мы едем в Алматы не с пустыми руками…

Кому выгоден перенос барахолки?

На рынке “Барыс” нам посчастливилось пообщаться и с представителем администрации, который, правда, пожелал остаться неизвестным.

– Про перенос барахолки слышал, но считаю, что эта идея абсолютно безнадежна в смысле исполнения, – высказал собеседник свое мнение. – Другое дело, что там, в Семее, могут открыть что­-то альтернативное. И это было бы удобно и для северных областей, и для россиян. Скорее в этом даже больше заинтересованы россияне. Поскольку сравнивать потребности северных и южных регионов с Алматы – это все равно что поставить рядом киоск и мегасупермаркет. Из Усть­-Каменогорска и Семея автобусы приезжают всего лишь пару раз в неделю. Из Шымкента – в два раза больше. Товарооборот между северными районами почти нулевой, кто станет ездить порожняком, оттуда везут только лес. Из Шымкента – тапочки, носки, из Ташкента – пластик, галоши. Нет, переносить рынок из Алматы неразумно.

Кстати сказать, когда материал готовился к печати, в департаменте предпринимательства и промышленности города Алматы нам сообщили, что такие слухи, возможно, появились вследствие недавней сделки по покупке земли в Семее директором ТОО “Карасай Б.Н.”, которому на алматинской барахолке принадлежит рынок “Барыс”. “Но государственные структуры никаких директив на счет переноса рынка не давали” – подытожили там.

Далее разговор продолжился на рынке “Салем”, где, как нам объяснили, затариваются целыми КамАЗами торговцы со всего Казахстана. На приколе стояло пять­шесть автобусов с табличками “Акжар – Аксуат”. Почти все семипалатинские торговцы оказались в курсе слухов о переносе, но особого энтузиазма эта новость у них не вызвала:

– Мы ездим за товаром десять лет, и хотя дорога трудная – в пути мы обычно 20–22 часа, но это выгодно. Здесь широкий ассортимент, – пояснила нам пожилая женщина…

В общем, мы убедились, что слух о переносе барахолки из Алматы в Семипалатинск возник не просто так. И если это все­таки не слух, то игра ведется на высоком уровне. Алматинская барахолка – это целая империя. Об этом говорят хотя бы те 100 тысяч продавцов, которые, по оценкам экспертов, работают на ее рынках. Перенести эту империю с одного места на другое может только очень мощная сила.

* * *

В Алматы, по данным 2005 года, работал 71 рынок, в том числе 28 универсальных, 26 непродовольственных и 7 продовольственных. Доход только от реализации разовых талонов на всех рынках Алматы в 2005 году составил 980 миллионов тенге, или около 8 миллионов долларов.

Для сравнения: в 2007 году после оптимизации сети рынков в Алматы осталось 52 рынка, из которых 8 – универсальных, 24 – непродовольственных, 7 – специализированных и 3 – продовольственных. По решению судов, по искам департамента государственного санитарного надзора закрыто 10, остальные были реконструированы под торговые комплексы. С 2007 года выдача разовых талонов выведена из­под полномочий департамента предпринимательства и промышленности. Данные о доходах не обнародуются.

Жанар КАНАФИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...