Опубликовано: 1527

Кто нарушает закон?

Мало кого удивишь историей о том, когда пострадавший есть, свидетели есть, виновные известны - и никто не наказан. Обычное дело.

Это самое страшное. Порою кажется, что мы и закон существуем в разных измерениях, в каких­то параллельных, непересекающихся мирах. УПК РК в одном, граждане со своей бедой в другом, правоохранительные органы вообще в третьем.

СТРЕЛЯЛИ...

Оговоримся сразу: фамилия потерпевшего по просьбе близких изменена, имена остальных фигурантов нашей истории подлинные.

Из села Кабанбай батыр (бывшая Рождественка) 25 февраля прошлого года в одну из столичных больниц, в нейрохирургическое отделение был доставлен Виталий Шаповкин с диагнозом "пулевое ранение левой височной области, открытая черепно­мозговая травма, ушиб головного мозга средней степени, линейный перелом левой височной кости, ушибленорваная рана височной области".

В этот же день в больнице появился сотрудник Целиноградского РОВД Римский и взял у раненого заявление о том, что он... ни к кому претензий не имеет. Меж тем в выписном эпикризе из истории болезни от 26 февраля указано: "... несколько снижена критика и адекватность, уровень сознания легкое оглушение, амнезия...". Заметим: адвоката к Виталию не пустили, объяснив это тяжелым состоянием больного.

А заявление, взятое у Виталия с явным нарушением закона, послужит затем хорошим основанием для затягивания установления обстоятельств получения такой травмы, как "огнестрельное ранение".

Да что там, собственно, было устанавливать? Все село наутро знало: в Виталия из пистолета "Оса" резиновыми пулями стрелял таможенник Ербол. Он же со своим братом Рысдаулетом так избил односельчанина Рашида Увалиева, что тот тоже был вынужден обратиться в больницу.

Сотрудники полиции, как и положено, опросили Увалиева, и тот прямо указал на братьев Есетовых "как на лиц, нанесших ему телесные повреждения".

Однако полицейские не удосужились дать пострадавшему направление на судебно­медицинскую экспертизу, не объяснили ему порядок обращения с заявлением на избивших его. И здесь сотрудники Целиноградского РОВД действовали уже не так, как положено. Для любого участкового это азбука, на судмедэкспертизу направляют "автоматом" даже при семейных, "кухонных" скандалах. Забыли исполнить свои элементарные служебные обязанности? Или не захотели?

Только после обращения адвоката Виталия с заявлением в Департамент внутренней безопасности МВД РК и выезда его сотрудников в село, было все­таки возбуждено уголовное дело.

Однако "возбудилось" дело как­то вяло. Раненый Шаповкин был допрошен только в качестве свидетеля, и, несмотря на то что он тоже указала на Ербола Есетова как на стрелявшего в него, заявление по этому поводу у него взято не было.

ЛОМАЙ ИХ!

Так что же случилось год назад в селе и откуда все эти "телесные повреждения"? А все до печального просто из серии разборок "ты меня уважаешь?".

Виталий 23 февраля на своей "девятке" с другом заехал к Талабани Хасанову, и все вместе отправились в центр села "погулять". Гуляют на селе сейчас вовсе не с гармошкой по околице. Группами садятся в машины и посещают две "живые" точки магазин и Дом культуры. У магазина друзья встретили другую компанию в "Фольксвагене" сидели брат Хасанова, Рашид Увалиев, и Денис Блок. Вышли, поздоровались, потолковали, опять по машинам разместились. Сидят, кто жвачку жует, кто пиво пьет гуляют, в общем. И тут подъехала еще одна машина, из которой вышел Рысдаулет Есетов.

Из объяснения Талабани Хасанова: "Рысдаулет подошел к нам и сказал, обращаясь к Рашиду: "Щегол! Убери машину!", после чего схватил Рашида за одежду. Мы выбежали из машин, я подбежал к ним и начал разнимать. Мне удалось Рысдаулета отвести от Рашида и успокоить. После чего Рысдаулет сел в машину, и они вместе с Чемирбаевым уехали. Мы немного посидели и разъехались по домам".

Казалось бы, все, инцидент исчерпан. Даже если предположить, что на "щегла" Рашид мог ответить неласковым словом.

Но встреча "сторон" состоялась на следующий день, уже возле ДК.

Из объяснения Рашида Увалиева: "Мы собирались уезжать. В это время на площадь заехали пять автомашин­иномарок: Тойота­Карина­Е темно­серого цвета, госномер был закрыт тряпкой, Мерседес 190 серия В, номер не запомнил, черного цвета, стекла тонированные, ВАЗ 2109 серебристого цвета, номер также был закрыт, Ауди С4, гос.№ 776 синего или черного цвета, стекла затонированы, Опель вишневого цвета, номер был закрыт. Из машин вышли около 30 человек и среди них я узнал Расдаулета и его брата Ербола".

Рысдаулет предложил Рашиду пройти за угол. Тот и пошел иначе не "попацански" как­то. Рысдаулет начал с угроз якобы, вчера Рашид нагрубил ему. Потом подбежал Ербол и с ним человек 15: "Что с ним разговаривать! Ломать надо!".

Удар в лицо, падение и дальше, как в страшном сне. Братья били его ногами...

Ербол достал пистолет, наставил на Рашида, но не выстрелил, спрятал его в карман.

Из объяснения Рашида Увалиева: "Ербол крикнул: "Побежали тех ломать!" и побежал в сторону машины Шаповкина. Я в это время пытался встать с земли и слышал, как со стороны, где стояла машина Шаповкина, раздались выстрелы около 1520 и звон разбитого стекла, крики "Бей машины!".

А вот Хасанов, сидевший в машине Шаповкина, видел все:

"Неожиданно к машине подбежала группа парней и начала бить ногами по машине. Среди нападавших я увидел Ербола, брата Рысдаулета. Ербол чем­то разбил окно машины со стороны Шаповкина и я увидел в руке Ербола пистолет, марку пистолета не могу назвать, но это был пистолет, из которого тот выстрелил в голову Шаповкина. Автомашина в это время уже трогалась. Я помню, что с моей стороны кто­то стрелял тоже в машину, но в Шаповкина было два выстрела".

ВСЕ СВОБОДНЫ

Дальше все занялись своими делами. Шаповкин лечением. Он пролежал в больнице больше трех месяцев и лечится до сих пор. Кстати, судебно­медицинская экспертиза долго не устанавливала степень тяжести телесных повреждений, и только после неоднократных обращений и жалоб характеризовала их как тяжкие.

Рашид Увалиев после "больничного" вышел на работу. Адвокат принялся писать жалобы во все инстанции на бездействие сотрудников полиции, и без видимых успехов занимается этим вот уже год.

Только в жизни братьев Есетовых ничего не изменилось. Разъезжают по селу, уверенные в собственной безнаказанности.

К отцу Виталия в Астане, на рынке, 24 марта 2008 года подошел незнакомый мужчина, представился отцом Есетова и пригрозил (при свидетелях), что если он не изменит свои показания, то "он пришлет парней, которые разберутся со всей семьей, а автомашину "Газель", на которой работает отец Виталия, сожгут".

Дело по факту избиения у ДК пребывает периодически то в состоянии возобновления, то приостанавливается. Волокитится по всем правилам волокитного искусства.

Зато на запросы адвоката Шаповкина исправно приходят отписки из всех инстанций МВД РК, ДСБ МВД РК, ДВД Акмолинской области, Прокуратуры Акмолинской области. Переписка неоднократно возобновлялась, заходя на очередной круг по тем же адресам и с таким же результатом: "возбуждено уголовное дело и направлено в СУ ДВД Акмолинской области".

В действиях сотрудников РОВД нарушений никто не усматривает, а также не видят причин для передачи дела в МВД РК.

На все мои жалобы даны ответы, говорит адвокат Шаповкина. Но ни об одном процессуальном решении по делу нам не известно, потерпевший Шаповкин и я как его адвокат ни разу не уведомлялись о принятых процессуальных решениях, хотя данное действие предусмотрено УПК РК.

Из всех правоохранительных органов в этой истории оперативно и законно сработали лишь сотрудники Собственной безопасности МВД РК, которые выехали на место, проверили все доводы и заставили возбудить уголовное дело. Это единственный момент, когда пересеклись два параллельных мира закон и соблюдение прав граждан.

Так о какой неотвратимости наказания может идти речь при таком отношении к закону? У потершевших складывается впечатление, что сотрудники Целиноградского РОВД ни разу в жизни Уголовно­процессуальный кодекс Республики Казахстан в руках не держали. Они еще, видимо, надеются, что и "наверху" ее не читают. Иначе почему они столь уверенно бездействуют?

Мало того, сначала пытались укрыть совершенное преступление, а потом, после возбуждения уголовного дела, продолжали затягивать расследование сколько могли.

В очередной раз производство по этому делу приостановлено 1 февраля 2009 года старшим следователем СУ ДВД Акмолинской области А.Касымовым. Его постановление после очередной жалобы адвоката потерпевшего отменила в марте прокуратура Целиноградского района. Но дело так и осталось в СУ ДВД области.

МЕЖДУ ТЕМ

Жители села, больше года наблюдающие все это беззаконие, намерены писать коллективное обращение в высшую инстанцию по поводу случившегося, поскольку этот случай группового избиения здесь не первый и не единственный. Причем, с участием тех же фигурантов на пяти машинах с завешенными номерами, с применением травматического оружия. И это не обычное бытовое разбирательство или молодежная пьяная драка, как пытаются представить это сотрудники полиции. Сельчане считают, что все гораздо хуже.

Наталия БУРАВЦЕВА,Астана

Загрузка...