Опубликовано: 1582

Кто накормит мегаполис?

Кто накормит мегаполис?

Чтобы накормить город Алматы, чиновники решили создать вокруг мегаполиса продовольственный пояс. В планах все выглядит очень аппетитно. А на деле?

Мы объехали хозяйства области. И узнали, почему, несмотря на то что область, согласно статистическим данным, надаивает рекордные тонны молока, мы вынуждены пить порошковое молоко. Почему выращивание картошки на местных полях опасно для жизни. И почему отечественные овощи на наших рынках – на вес золота.

Диета для области

Алматинцам сегодня достается лишь то, что не “съела” область. А потребности у Алматинской области очень даже немаленькие. Нужно накормить более полутора миллионов своих ртов. В результате потребности алматинцев по ряду продуктов перекрываются лишь символически, и если бы не импортные продукты, то нам бы давно уже пришлось получать продукты по талонам.

По информации, которую нам предоставили в департаменте предпринимательства и торговли городского акимата, потребность алматинцев в картофеле покрывается лишь на 50 процентов, и то в разгар сезона. Кормит корнеплодами нас в основном Киргизия, а раннюю картошку везут из Узбекистана. Как только картофельный сезон заканчивается, казахстанский продукт исчезает с прилавков.

Еще более неприглядная ситуация с огурцами и помидорами. Потребности алматинцев лишь на 40 процентов перекрываются отечественными овощами, и то только с августа по ноябрь. Зато овощи из Киргизии и Китая – круглогодично на наших рынках.

Яблоки, ввозимые из Алматинской области, с натяжкой обеспечат лишь 30 процентов потребностей. Но сами чиновники признают, что и эти показатели относительны.

Импорт и отечественная продукция в абсолютно разных весовых категориях; и как бы ни подсуживали наши статистики, ситуация не в нашу пользу.

Правда, есть позиции, о которых рапортовать одно удовольствие. По словам чиновников, Алматы на все 100 процентов обеспечен собственным хлебом. Подсолнечное масло тоже в изобилии, и, по прогнозам, цены на него вырасти в ближайшее время никак не должны. Макаронами тоже пока запасаться не надо. А вот рис в большинстве своем привозной.

70 процентов мяса на наших прилавках – отечественного производства, остальные тридцать – из Китая и Киргизии. Куриное мясо на 60 процентов наше, остальное – знаменитые “ножки Буша”.

Сказка про молочные реки

За годы разрухи были уничтожены десятки молочно-товарных ферм. Проезжая по пригородным селам, мы видели одну и ту же картину: разобранные наполовину стены, территории, захламленные ржавеющей техникой. Молоком здесь давно не пахнет…

Несколько месяцев назад чиновники сообщили, что будут восстанавливаться молочно-товарные фермы. Правда, тут же выяснилось – уже не восстанавливать надо, а строить заново. Сотрудники областного акимата пояснили: полуразрушенные фермы реконструировать просто невыгодно. Там не поместятся компьютерная техника и суперавтоматизированное оборудование. На вопрос, за чей счет будут реализовываться грандиозные планы, был готов ответ – за счет инвесторов. Правда, их ведь еще найти надо…

А пока скотина содержится и доится по частным дворам, пасется на футбольных полях местных школ, так как в пригородных селах практически не осталось свободной пастбищной территории, каждый клочок в чей-то собственности.

В результате худые буренки, пожевав сухой травы, дают скудные надои. Как нам сообщили в Молочном союзе Казахстана, наша среднестатистическая буренка дает всего 2 тысячи 200 литров в год, а, например, в Голландии, да и многих других странах, коровы дают молока почти в четыре раза больше.

Несмотря на это, перед нами выкладывают очень оптимистичные статданные. В прошлом году в Алматинской области было надоено 649 тысяч тонн молока. Такая статистика сложилась со слов хозяек, которые удосужились открыть калитки статистам. И проверить ее соответствие реалиям жизни практически невозможно.

– На сегодняшний день 90 процентов надоенного молока получено в частных подворьях, – говорит эксперт Молочного союза Казахстана Лидия Михеева, – при этом на промпереработку из него сдается не более 30 процентов. В развитых странах – другое процентное соотношение, на молочные предприятия сдается до 90%, и лишь 10% остается на внутрихозяйственные нужды. То есть у нас теряется больше половины надоенного молока, оно просто не поступает на производство.

С одной стороны, частник предпочитает продавать молоко сам в городских дворах или на рынках. Безопасность продукта при этом не гарантируется, но и продавцу, и покупателям это выгоднее.

Если раньше представители завода ехали целенаправленно на крупную ферму и забирали сразу большое количество молока, то теперь они объезжают несколько десятков дворов. Горючее дорожает, и это сказывается на стоимости молока, оно получается очень дорогим. Если крупные сельхозпредприятия частично перекрывают свои затраты за счет субсидий от государства, то частные дворы не имеют такой возможности. Корма дорожают, на кормление одной буренки уходит до одной тысячи тенге в день! Все затраты в конечном счете перекладываются на потребителя, – поясняет Лидия Михеева.

Вторая свежесть дороже обходится

Возможно, что некоторые из алматинцев были бы готовы покупать даже дорогое молоко, лишь бы оно было свежим. Но насколько это реально? По-настоящему свежим молоко остается лишь два часа после надоя, в течение этого периода не идет размножение бактерий. Собирая молоко “по каплям”, машины теряют драгоценное время. Возможности для проведения первичной обработки на месте у них нет. И пока молоко доставят на завод, оно уже начинает терять свои свойства. Чтобы продлить “жизнь” молока, на производстве прибегают к крайним мерам – при обработке увеличивают температуру, тратят больше электроэнергии и газа. Результат – специфический привкус, потеря ценных качеств молока и повышение себестоимости, что опять же бьет по карману потребителя. Даже после термической обработки молоко подвержено быстрой порче, поэтому необходим специальный многослойный упаковочный материал – это еще дополнительные затраты…

– Проблему могли бы решить крупные сельхозформирования по производству молока – так, чтобы путь продукта до потребителя был наиболее коротким, тогда и качество будет выше, и цена ниже, – считает Лидия Михеева. – Молоко стоимостью 150 тенге за литр уже сейчас оказывается недоступным некоторым категориям граждан.

Нехватку цельного молока на алматинских прилавках восполняет производство продукта из восстановленного сухого молока. Но такое молоко особенно подвержено резким ценовым колебаниям. На сегодняшний день стоимость 1 килограмма сухого молока доходит до 550 тенге. А в прошлую зиму цены подскакивали до 700 тенге. В этом году скачок цен может оказаться еще более высоким.

Вместо теплиц – базары!

Как мы уже говорили, Алматы практически полностью зависит от импортных помидоров и огурцов. Министерство сельского хозяйства серьезно озаботилось проблемами нехватки отечественных тепличных помидоров и огурцов, и опять же была разработана программа. Сейчас идет активная работа по созданию теплиц в Южно-Казахстанской области.

А тем временем в Алматы разгорается скандал вокруг старейшей в городе теплицы, единственной выжившей с советских времен. На днях ее снесли, чтобы… освободить место для очередного базара.

Мы едем в нижнюю часть города, теплица располагалась вдоль проспекта Рыскулова рядом с многочисленными рынками. На месте идет демонтаж. Теплицу уже частично разобрали и вывезли. На освободившейся территории уже установили несколько торговых контейнеров.

Местные жители негодуют.

– Теперь ни свежих помидоров, ни огурцов не будет, вместо этого нам подсовывают рынок, где будут перепродаваться китайские овощи, кому понадобилось уничтожать такое хорошее предприятие? – возмущается жительница Алма Рахимжанова.

В городском управлении сельского хозяйства нам сообщили, что знают о судьбе теплицы, но вот кто дал “одобрям-с” на снос столь необходимого городу производства, – не ведают. Якобы раньше это был пригород, сегодня – город. В общем, чиновники привычно перекладывают ответственность друг на друга.

Нам удалось разыскать бывших сотрудников тепличного комбината “Коктем”.

– Наша теплица работала 15 лет, мы поставляли овощи в детские сады и больницы. Сумели удержаться и выжить, когда остальные городские теплицы уничтожили. Вложили огромные деньги в производство. Перед тем, как нам сообщили, что нас выселяют, мы сделали дорогостоящий ремонт, заменили трубы и котлы. Но не успели запустить их в работу, – рассказывают они.

В управлении сельского хозяйства Алматы нам сообщили, что это была единственная теплица в черте города, которая занималась выращиванием овощей. Снабжала она детские сады и больницы.

Дело очень хлопотное и затратное, только счета за электричество зачастую съедают прибыль. А “Коктем” сумел выжить, по словам представителей бывшего руководства, производство было отлажено и приносило прибыль, ни разу не просили ни кредитов, ни помощи у государства.

Но лакомый кусочек земли в 30 гектаров, видимо, приглянулся более предприимчивым людям, и судьбу участка решили быстро и хладнокровно. Мы пытались найти счастливых покупателей, но сделать это так и не удалось. Слишком уж все запутано в этой истории. Хотя, по словам работников тепличного хозяйства, земля эта государственная, а не частная!

В советское время в Алматы и пригороде теплицы занимали огромные территории. Что на их месте сейчас? Мы проехались и посмотрели: все давно застроено. Растерянно стоим среди огромных особняков в районе "Таугуля" – неужели здесь когда-то были огромные теплицы? А ведь именно они были немаловажным звеном в продовольственном поясе Алматы

Картошка или жизнь?

Но, похоже, самая парадоксальная ситуация сложилась с обеспечением алматинцев отечественной картошкой.

Она вроде есть, но ее почему-то нет. Но ведь были времена, когда около базаров стояли машины, груженные отличной картошкой из Нарынкола и Кугалы. Сегодня рынок забит киргизскими корнеплодами. И даже сейчас, в разгар картофельного сезона, наша картошка – не хозяйка на прилавках. Неужели и картофельные поля застроили? Оказалось, картошку казахстанские фермеры выращивают. А вот продать не могут. И дело не в высокой цене – наших производителей просто не пускают к местам сбыта.

Под Талгаром располагается крупное картофелеводческое предприятие. Здесь выращивают образцовую картошку и морковку на 80 гектарах земли, имеется большая производственная база. Туда-то мы и отправились, чтобы узнать: почему, имея такой потенциал, мы не можем обеспечить мегаполис хотя бы картошкой?

– Объем нашей реализации – около 2 тысяч тонн в год, – говорит предприниматель Турсун Изахунов. – Предприятие работает уже третий год. Однако с самого начала мы столкнулись с трудностями в реализации своей продукции – на рынках Алматы и пригорода засилье перекупщиков. Из-за того что наше присутствие серьезно снижает цены, дело иногда доходит до прокалывания колес наших автомашин с товаром и угроз физической расправы нашим реализаторам.

Дело в том, что картошку из того же Бишкека хранить в Алматы негде. Приезжие заинтересованы продать товар как можно быстрее. А тут местные со своей дешевой картошкой…

Например, талгарская картошка, по словам предпринимателя, стоит всего 50 тенге за килограмм. А на рынках ниже 80 нет. Поэтому война идет не на жизнь, а на смерть. На кону – большие деньги. И реализаторы отечественной картошки с заезжими не шутят.

– Одному нашему парню так бока намяли, что он боится рядом с рынком показаться. А какой с них спрос, ну обратится он в полицию, а этот приезжий уедет, ищи его потом… На его место приедет брат-сват и найдет, как заткнуть рот конкуренту. В нашей же стране у нас никаких прав нет… – сетует реализатор Айдос.

Выход из сложившейся ситуации местные предприниматели видят… в открытии новых рынков.

– Необходимо устранить монополию на торговлю на рынке “Алтын Орда” в Карасайском районе. Если бы существовало еще как минимум два подобных рынка на въездах в Алматы, то ситуация в корне изменилась бы. Такие рынки целесообразно разместить на въезде в город со стороны Талгара, Капшагая… Это бы помогло стабилизировать цены на розничных рынках города, – считает Турсун Изахунов.

Поможет ли делу открытие новых рынков? Или все-таки требуются более серьезные меры для того, чтобы накормить мегаполис? Ответ на эти вопросы, конечно, должны дать специалисты. Только вот слишком много разрабатывается программ и слишком медленно они претворяются в жизнь. А пока мы едим чужую картошку, запивая порошковым молоком.

Сколько алматинцы съедают в день?

Хлеб – около 200 тоннМука – около 300 тоннМясо:Баранина – 50 тоннГовядина – 90 тоннКонина – 50 тоннРыба и морепродукты – 30–35 тонн Картофель – 350 тонн Лук – 60 тоннМорковь – 50 тоннТоматы – 70 тоннОгурцы – 50 тоннСахар – 75 тоннМасло подсолнечное – 40 тоннЯйцо – 600 тысяч штукРис – 37 тоннМакароны – 42 тонныМолоко – 375 тонн.

Производители отвечают:

Почему 1 литр молока стоит 150 тенге?Стоимость сырья – 60 процентов – 90 тенге.Транспортные расходы – 20 процентов – 30 тенге.Энергозатраты – 10 процентов – 15 тенге.Прибыль – 20 процентов – 30 тенге.

Кто возместит ущерб?

Строительство 1 гектара остекленной теплицы обходится в 5 миллионов долларов. Тепличное хозяйство “Коктем”, которое когда-то строилось за счет государства, располагалось на 12 гектарах. Несложно подсчитать, что для строительства такой же новой теплицы потребуется минимум 60 миллионов долларов!

Александра МЫСКИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...