Опубликовано: 3123

Кто контролирует спецслужбы ФРГ

Кто контролирует спецслужбы ФРГ

Депутаты бундестага вправе потребовать отчет даже у самых засекреченных ведомств страны.В начале июля, после 12 лет до того безупречной службы, вынужден был покинуть свой пост Хайнц Фромм, глава Федерального управления по защите Конституции.Это очень серьезная контора у немцев. Что-то вроде нашего КНБ. Под началом Фромма работало свыше двух с половиной тысяч сотрудников. А годовой бюджет превышал сто семьдесят

миллионов евро, взятых из кармана налогоплательщиков, разумеется.

И вот, как вынужден был признать экс-глава особо засекреченной и прекрасно оснащенной спецслужбы, “...мы проморгали преступную деятельность NSU“.

Чертова дюжина кровавых лет

NSU – это „Национал-социалистическое подполье“. А конкретно – безработная Беата Цшепе, профессорский сынок Уве Мундлос и бывший армейский эксперт по оружию Уве Бернхардт. Экстремисты начинали свою преступную деятельность как подпольная ячейка „Тюрингское общество защиты родины“. И сгубили со временем не менее десяти душ. Включая служащую полиции, которую убили ради ее табельного пистолета.

Об этом уже доводилось рассказывать в публикации „Коричневая троица“ на кровавом фоне“ („Караван“, № 49, от 9.12.2011 г.). Но есть резон вкратце напомнить, на чем именно “погорел” не только герр Фромм из “Ферфассунгшутц”.

Начало террористической деятельности было положено еще в 1990-м. Тогда парочка Уве в своем родном восточногерманском городе под названием Йена взорвала самодельную бомбу перед городским театром. К счастью, обошлось без жертв. Но дальше – горше. Уже втроем неонацисты попробовали себя в ограблениях банков. Затем раз, два раза в год принялись производить по всей Германии “ритуальные расстрелы понаехавших”. Беспричинно убивая случайно выбранных владельцев донерных, овощных лавок, крошечных интернет-кафе...

Так погибли восемь уроженцев Турции и один грек. И все эти трагедии были списаны полицией на “криминальные разборки этнических мафий”.

Только после тринадцати лет террора, после ограбления очередного банка 4 ноября минувшего года погоня все же настигла Мундлоса и Бернхардта неподалеку от родных мест.

Перед тем как застрелиться в жилом вагончике на колесах, Мундлос и Бернхардт позвонили подельнице, и она взорвала “малину” бандитов в городке Цвиккау. А сама сдалась.

Но следы 36-летняя террористка заметала неумело: в руинах особняка был найден табельный полицейский пистолет HK P2000, принадлежащий погибшей на посту Мишель Кизеветтер, а также подробный видеоотчет по всем убийствам „понаехавших“.

Слеп, глух, нем...

Местные СМИ распирало от возмущения: оказалось, что в лица и головы переселенцев с германскими, как правило, паспортами, стреляли все эти годы из одного и того же короткоствольного нарезного оружия чешского производства, найденного в полусгоревшем автовагончике бандитов.

Журналисты сразу нескольких изданий провели собственное расследование и сообщили о вероятных соучастниках, все еще гуляющих на свободе. И впрямь, внезапно прозревшая полиция, до той поры придерживавшаяся версии “локальных мафиозных межэтнических разборок”, тут же арестовала некоего Хольгера. Который, как позднее выяснилось, небезвозмездно помогал троице прятаться за границей и брал для бандитов в аренду вонвагены.

Взят под стражу и некий Андрэ из Цвиккау. Регулярно покупавший донер-киллерам дешевые железнодорожные билеты с помощью своей именной льготной карты.

Как позднее вынужден был признать министр внутренних дел Тюрингии Йорг Гайберт, “имели место существенные профессиональные и структурные недочеты”. Промашками, как позднее выяснилось, грешили на всех этажах власти все региональные “силовики”. Ведь еще до начала серии убийств оперативные службы земельного ведомства по охране Конституции получали от своего агентурного аппарата сведения о формировании данной неонацистской ячейки и ее стремлении вооружиться для “мокрых” дел. Однако эти данные не нашли правильной оценки, были приняты за пустые слухи и похоронены в низовых архивах.

Несмотря даже на то, что коллеги из итальянской службы безопасности еще в 2003 году дали германским “силовикам” ценнейшую наводку: за год до того состоялся слет европейских неонацистов в бельгийском городке Ваасмунстере. Где подробно обсуждался план организации терактов против мигрантов в ФРГ. Но снова – никакой действенной реакции!

Взбучка на самом высоком уровне

Тон эффективному разбору полетов задало первое лицо в государстве. Ангела Меркель перед телекамерами призналась, что лично ей нестерпимо стыдно за то, что серия убийств “по нацио-нальному признаку” произошла именно в ее стране.

После чего уже в 39-й раз заработала чрезвычайная парламентская комиссия бундестага. Для ее создания, согласно параграфу 44 Основного закона ФРГ, требуется согласие всего четверти всех законодателей.

Впервые депутаты разбирались в тайнах высшего эшелона власти 62 года назад. Тогда разразился скандал в связи с назначением столицей ФРГ не лидировавшего в списке Франкфурта-на-Майне, а тихого и провинциального Бонна, любимого города канцлера Конрада Аденауэра. И пусть в 1950-м народным избранникам из комиссии не удалось доказать, что два миллиона марок, полученных из штаба Аденауэра некоторыми депутатами, всерьез сказались на голосовании. В дальнейшем их деятельность становилась все более решительной. Так, при разоблачении личного секретаря канцлера Брандта, оказавшегося шпионом восточногерманской разведки, комиссия сыграла уже очень значительную роль.

Ну, а в разбирательстве провалов, связанных с “йенской троицей”, особую роль играла парламентская оппозиция: три социал-демократа, два либерала из СвДП и по одному депутату от Левой партии и от “Союза-90/зеленые”.

По Конституции, члены следственной комиссии вправе требовать показаний от руководителей любого уровня. Председательствующий спецкомиссии Себастиан Эдати наделен полномочиями вызывать на допрос любого свидетеля, включая всех министров и даже канцлера. Уклоняющихся, согласно закону, могут взять под стражу или крупно оштрафовать.

Именно такой жесткий контроль со стороны народных избранников не только поспособствовал упоминавшейся выше отставке главы “Ферфассунгшутца”, но и вызовет, скорее всего, еще несколько отставок на верхних этажах власти.

Собственный корреспондент “Каравана” в странах ЕС, Берлин

В тему

На днях журнал Spiegel сообщил: немецкое правительство пыталось скрыть ошибки в операции спецслужб и полиции по освобождению заложников на Олимпиаде в Мюнхене 1972 года. Об этом журналисты пишут со ссылкой на документы следствия, дипломатические депеши, а также протоколы заседаний правительства, которые ранее были засекречены. Сейчас администрация канцлера, федеральная и баварская службы защиты конституции, а также министерство иностранных дел решили предоставить их в распоряжение Spiegel.
Напомним: в ходе теракта на Олимпиаде были убиты 11 членов израильской сборной, а также немецкий полицейский. Спортсменов захватили в заложники члены палестинской террористической группировки “Черный сентябрь”. Немецкие власти решились на силовую операцию, завершившуюся гибелью заложников и пяти из восьми террористов.
В частности, стало известно, что группа террористов, устроивших теракт против израильских спорт-сменов, была не так уж хорошо подготовлена. Как выяснили следователи, палестинцы даже не провели предварительной разведки местности.
Кроме того, из новых документов стало известно, что в полицию поступали предупреждения, причем настолько четкие и конкретные, что объяснить бездействие властей сложно. В частности, немецкое посольство в Бейруте сообщало в депеше от 14 августа 1972 года, что палестинская сторона собирается устроить “некий инцидент” на Олимпийских играх. Министерство иностранных дел, получив это уведомление, передало его органам госбезопасности.
После провала операции по освобождению заложников, как стало известно Spiegel, власти пытались избавиться от свидетельств своих ошибок, уничтожив часть документов.
И вот сейчас, раскрыв секретные документы для общественности, решили извлечь урок из этой трагедии.

Загрузка...