Опубликовано: 1181

Кровавое противостояние

Всю минувшую неделю Петропавловск будоражили чрезвычайные события, развернувшиеся в учреждении ЕС-164/3, – массовое добровольное кровопролитие сидельцев колонии в знак протеста. Что стало причиной кровавой акции?

Первый массовый акт члено­вредительства в колонии случился 13 апреля. О нем нашей газете стало известно от читателей, позвонивших в корпункт. Руководство управления уголовно-исполнительной системы СКО подтвердило факт, сообщив, что увечья себе нанесли четверо осужденных. Позже уточнили: не четверо, а шестеро.

По словам Владимира Токина, заместителя начальника управления уголовно-исполнительной системы СКО, самоистязание колонисты объяснили двумя причинами. Первая – недовольство слишком строгими, по мнению заключенных, условиями содержания в колонии. “Например, осужденные были недовольны тем, что им не разрешается ночью смотреть телевизор”, – уточнил он.

Кроме того, по словам Владимира Токина, осужденные выдвинули обвинения в неправомерных действиях конкретному сотруднику администрации колонии – начальнику второго отряда колонии лейтенанту Масаеву.

Дело в том, что за неделю до первого случая членовредительства управление уголовно-исполнительной системы региона сообщило о задержании супруги одного из сидельцев за попытку дать взятку – вроде бы она передала 40 тысяч тенге за содействие при рассмотрении вопроса условно-досрочного освобождения ее супруга, отбывающего наказание за распространение наркотиков. (Об этом мы писали в ежедневной электронной версии газеты 14 апреля 2009, “Не щадя живота своего” – www.caravan.kz.) Задержали ее как раз с помощью Масаева.

Колония осталась без наркотиков?

Спустя пару дней после первого акта членовредительства сенсационное заявление сделали финансовые полицейские.

Заместитель начальника департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Гизат Абдрахманов заявил, что ЧП в третьей колонии напрямую связано с тем, что задержанная гражданка, по оперативной информации финполиции, – лидер организованной преступной группировки “Барон”. И занималась она снабжением колонии наркотиками. После ее задержания канал наркопоставок прервался – что и привело к акции протеста.

И пальчики кровавые…

Все последующие дни обстановка в колонии только накалялась.

С коллективным письмом в нашу газету обратились родственники осужденных. Они утверждали, что колонисты протестуют исключительно против “неправомерного поведения администрации учреждения”.

Авторы письма жаловались на “нечеловеческие” условия жизни колонистов за колючей проволокой: избиение осужденных сотрудниками администрации, нехватку медикаментов в колонии, плохое питание.

В качестве доказательства того, что сидельцы доведены до отчаяния, их родственники демонстрировали письма родных, которые они называли “предсмертными”, – с кровавыми отпечатками пальцев.

Апогея ситуация достигла 18 апреля. Родственники осужденных сообщили нашей газете, что в колонии “вскрылось” 200 человек!

После этого акция протеста прекратилась.

“Мы действовали по закону”

Владимир Токин сообщил нашей газете, что официально акты членовредительства за все время протеста совершили 38 осужденных.

– Администрация учреждения выполняла свои функциональные обязательства, предписанные законом, все попытки криминалитета воздействовать на события были пресечены. С группой отрицательно настроенных осужденных проведена разъяснительная работа. Инцидент исчерпан законными мерами, – сообщил он.

Что стало причиной волнений, будет выяснять специальная комиссия.

По данным медиков, оказывавших “вскрывшимся” осужденным помощь в больнице скорой помощи Петропавловска, жизни и здоровью пациентов ничто не угрожает.

Что это было?

Евгений Голендухин, председатель общественной наблюдательной комиссии за деятельностью исправительных учреждений СКО, уже признался, что столкнулся с трудностями при оценке случившегося.

Он сообщил, что на протяжении всех дней волнений он постоянно находился в колонии, без всяких ограничений встречался с осужденными, в том числе и наедине.

– У них были жалобы общего характера: на избиения, угрозы, санитарные условия. Но когда я предложил написать письменные заявления – все как один наотрез отказались. Так что не знаю, какие выводы делать,– недоумевает Евгений Голендухин.

Инна ЛОПАТКО, Петропавловск

Загрузка...