Опубликовано: 1 4437

Костанайская область: ядерные взрывы по закрытой программе

Костанайская область: ядерные взрывы по закрытой программе

Об этом мало кто знает даже сейчас. Тем не менее это факт – с начала 70-х годов в Костанайской области производили… подземные ядерные взрывы.

Заповедно-секретная зона

Большинство костанайцев мало что знают о ядерных испытаниях на их землях. А вы? Наверняка тоже немного, а полагалось бы: вполне возможно, свою ядерную мощь советское государство испытывало и рядом с вашим домом. По данным Джанбулата ГИЛЬМАНОВА, бывшего помощника генерального директора Национального ядерного центра, одного из авторов книги “Мирные ядерные взрывы”, написанной вместе с российскими учеными, на территории СССР было произведено 715 ядерных взрывов. Почти 500 из них – в Казахстане. Большая часть взрывов проводилась как военные испытания, но немалое их количество было произведено и, как заверялось, во благо народного хозяйства.

В Костанайской области в первый раз бабахнуло прямо по соседству с райцентром Наурзумского района (тогда – поселок Докучаевка, ныне – Караменды). Тех, кто планировал здесь подземный взрыв, не остановил и тот факт, что практически рядом – Наурзумский заповедник. Было это в 1972 году. Все подготовительные работы и сам взрыв проводились в обстановке абсолютной секретности. Среди других подобных “опытов”, о которых стало хоть что-то известно, – взрыв в 1973 году в Тургайской степи, в 110 километрах от города Аркалыка (теперь – территория Костанайской области).

Все мои попытки расспросить о происходящем местных жителей, пенсионеров успеха не принесли – не знали люди, что происходит. Не знали даже секретари райкомов и обкома. Ну геологи неподалеку от поселка работали. Ну тряхануло. Но скот по-прежнему пасся, люди воду набирали, сено заготавливали – жизнь так и шла дальше в обычном режиме.

Скважины бурили, не зная для чего

Это уже позже, когда началось движение против ядерных испытаний и СССР зашатался, многое тайное стало явным. И народ услышал о том, что “где-то тут что-то такое взрывали”. Но не больно-то люди этим озаботились. Тогда ведь проблемой было прокормить семью и детей в школу собрать – не до разоблачений. А вот стало ли после этих взрывов больше болезней и как изменилась экология, никто не знает. Исследований такого рода тут не проводилось.

В середине 90-х бывший в ту пору акимом Наурзумского района Мухамеджан ЖЕТПИСБАЕВ пытался получить информацию о последствиях взрыва. Ответ был лаконичный и исключающий дополнительные вопросы: “Радиационная обстановка чистая, объект закрыт”. Известный журналист Владимир КАТКОВ, ныне покойный, в 90-е годы пытался исследовать историю подземных ядерных взрывов в Костанайской области. Несмотря на все усилия, ему так и не удалось отыскать исполнителей или хотя бы свидетелей. Процесс “народно-хозяйственных” глубинных взрывов явно курировали военные и КГБ. Правда, в бывшем Северо-Казахстанском геологоуправлении Владимиру Каткову неофициально подтвердили: скважины бурили наши. Для чего – тогда и вовсе не знали. Известно, что под Докучаевкой бурили их на глубину 600 метров. Взрывали исключительно под землей. Уверяли, что этот способ полностью исключает вред для людей и окружающей среды. Но, как показала практика, это весьма спорное утверждение.

Что стояло за словом “мирный”

 До сих пор, кроме констатации факта, что в целом ряде регионов Казахстана активно проводились ядерные испытания, нет никаких масштабных исследований относительно вреда, который они принесли. Исключение, пожалуй, составляет Семипалатинский полигон.

В 2011 году руководитель общественного объединения “Информационно-аналитический центр “Сухбат” Владимир ЖАРИНОВ сообщил, что в Казахской ССР был произведен 81 “мирный” ядерный взрыв. Это происходило на территории аж восьми областей: Гурьевской, Актюбинской, Тургайской, Мангышлакской, Целиноградской, Чимкентской, Уральской и Кустанайской.

– В СССР с конца 50-х годов ХХ века существовала секретная программа АН-19 “Использование подземных ядерных взрывов в народном хозяйстве и для производства делящихся трансурановых элементов”, – рассказывал Владимир Жаринов. – В 1965-м она трансформировалась в государственную  программу № 7 “Ядерные взрывы для народного хозяйства”. В рамках этой программы в СССР проводились ядерные взрывы, их целью было сейсмозондирование земной коры с целью поиска структур, перспективных для разведки полезных ископаемых; создание подземных емкостей; интенсификация добычи нефти; создание плотин, каналов, водохранилищ; получение трансурановых элементов и ряд других. Антиядерное движение, возникшее в СССР после чернобыльской катастрофы, остановило программу мирных ядерных взрывов (МЯВ) в 1988 году.

“Многие данные уничтожены”

С помощью таких взрывов в СССР пытались делать многое – поворачивать реки, гасить неуправляемые газовые и нефтяные фонтаны, создавать огромные искусственные резервуары воды, как это было в 80 километрах от Семипалатинска, на берегу реки Чаган, где таким образом создали искусственное озеро. Его затем заселили огромным количеством видов рыб и земноводных. В итоге живность вымерла или дико мутировала, а в конце 90-х российские ученые констатировали радиоактивное загрязнение воды озера в 300 пикокюри/литр (предельно допустимый уровень загрязнения воды по суммарной радиоактивности альфа-частиц – 15 пикокюри/литр). В те годы озеро все еще использовалось для водопоя скота. В Казахстане планировали около 40 таких водоемов.

Взрывы в Кустанайской области преследовали более скромные задачи – “глубинное сейсмическое зондирование для обнаружения структур, перспективных для поиска полезных ископаемых”.

 “Я изучаю историю “мирных” взрывов на территории Казахстана, – пишет в своей книге Джанбулат Гильманов (на фото). – Большинство этих взрывов прогремело на полигоне Азгир под Атырау. Там создавали огромную подземную полость для хранения нефти и газа. Но Советский Союз рухнул, российские специалисты-ядерщики уехали, в полости ничего не закачали. Частично они заполнены радиоактивным грунтом и металлом, когда россияне уезжали, они сняли верхний слой грунта, а технику порезали на куски... Я неоднократно предлагал организовать экспедицию для изучения последствий взрывов, но все упирается в деньги. Поэтому о последствиях могу только предполагать. Хотя все “мирные” взрывы были подземными и атмосфера не загрязнялась, они не безопасны для человека. Насколько? Многие данные уничтожены, и сегодня без исследований дать оценку невозможно...”.

Подземные последствия

По данным ученых, лишь пятую часть дозовой нагрузки человек получает посредством внешнего облучения. Остальное приходит к нам по цепочке “земля – растения – животные –  человек”. Иначе говоря, с пищей, водой. И тут главным источником загрязнения может быть почва. А она так или иначе страдала от подземных взрывов. Что характерно, в Казахстане не существует ПДК по радиоактивному загрязнению почвы, а нуклиды цезия-137 и стронция-90 живут около 300 лет. Поэтому вопрос о последствиях взрывов своей актуальности не теряет. В начале 90-х Казгидромет по своей инициативе исследовал почву в пяти районах Семипалатинской и Павлодарской областей. Содержание цезия-137 во всех пробах превысило глобальный фон по СССР в 8,5 раза. По стронцию-90 – в 7,5.

Примерно в ту же пору были обследованы два района в тогда еще Чимкентской области, где производились подземные взрывы на той же глубине, что и в Наурзуме, – 600 метров. В заключении исследований говорилось: “В подземных водах обоих районов обнаружен стронций-90 и в шести скважинах – цезий-137, что свидетельствует о загрязнении водоносных горизонтов искусственными радионуклидами”. Эксперты также отметили чрезвычайно высокий уровень онкологических заболеваний желудка, пищевода и печени.

Радиоактивные отметины

Так уж получилось, что завеса тайны приоткрылась над атомным вопросом только в 90-х. Но приоткрылась ненадолго. В советские времена за радиологической обстановкой следили четко, но итоги контроля не озвучивали. Мол, нечего людей волновать. А в постсоветские времена им оставлено лишь право пережевывать страшилки прошлого, не получая новых данных, касающихся вопросов безопасности жизни.

Все тот же журналист Владимир Катков, прославившийся  умением аккумулировать огромные пласты информации от самых разных людей, рассказывал мне о ветвраче, который в 70-х со специальной аппаратурой объезжал районы области и проверял на наличие радионуклидов... молоко. Почему молоко? Да потому, что коровы травку щиплют, а она собирает все, что в почве. О результатах, которые тот ветврач получал, не знал даже первый секретарь Кустанайского обкома. Их отправляли в местный КГБ, следом – в Москву. Ветврач и под рюмашку своими наблюдениями не поделился, но одну историю рассказал. Однажды зафонило молоко в одном из совхозов Камыстинского района (тогда – Камышнинский). Стали разбираться, вышли на озеро, где поили стадо. Вскоре сотрудники госбезопасности обнаружили на берегу разбитую капсулу с белым порошком. Следом нашли геологов, которые эту капсулу с изотопами потеряли. Ситуация прояснилась. Но не для деревенских жителей, которые о ЧП так ничего и не узнали, – и молоко пили, и воду из озера черпали.

Но это так – локальная проблема. Костанайская область носит на себе отметины куда более известных событий. Одно из них – взрыв в 1957 году на закрытом объекте “Маяк” в Челябинской области, граничащей с Кустанайской. Тогда нам повезло – сразу после аварии радиационный след потянулся в противоположную от Кустаная сторону. Но мало кто знает, что 10 лет спустя из-за сильнейшей засухи озеро-накопитель под Челябинском высохло и радиоактивную пыль понесло за сотни километров. Именно тогда был загрязнен бассейн рек Уй и Тобол. А в Оренбургской области, также соседствующей с Кустанайской, в начале 50-х проводились учения, в ходе которых в атмосфере была взорвана атомная бомба. Облако понесло на восток, то есть в сторону Кустаная. Как это аукнулось для жителей региона? И как продолжает аукаться?

Костанай

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ