Опубликовано: 1775

Коррупция как образ жизни

Коррупция как образ жизни

В Астане прошло 14-е заседание Республиканского общественного совета по борьбе с коррупцией под председательством сенатора Оралбая Абдыкаримова. На этот раз перед советом отчитывался руководитель Министерства финансов Булат Жамишев.

Как вы думаете, почему именно это министерство попало под раздачу? Правильно, кто ж не знает, что слово “коррупция” у многих из нас, особенно тех, кто занимается предпринимательской деятельностью, ассоциируется с налоговыми инспекторами и таможенниками. Уж два десятка лет не устаем поражаться аппетитам чиновников из этих минфиновских структур, а также их зачастую сказочному благосостоянию, конечно же, вырастающему на шантаже и взятках. Иначе откуда у людей, получающих, в принципе, смешные зарплаты, миллионные особняки, крутые машины и дорогой прикид? Оказывается, средняя зарплата рядового минфиновского сотрудника колеблется где-то от 34 до 52 тысяч тенге, сотрудники среднего звена получают в пределах 76 тысяч, начальники управлений – около 110 тысяч. А теперь посчитайте, что можно приобрести на эти деньги при нынешних ценах на продукты питания, коммунальные услуги, лечение и прочие самые неотложные нужды. Но, смею думать, среди налоговых инспекторов встречаются такие “упакованные”, что и мирового финансового кризиса могут не заметить, если не сглупят, то есть не попадутся. Как попался главный инспектор отдела налогового департамента Алматы А. Ниязбеков, который свою услугу предпринимателю предложил за 20 тысяч долларов, чтобы снизить многомиллионную налоговую задолженность крупного ТОО. А начальник отдела также алматинской инспекции финансового контроля С. Раймкулов получил взятку в 10 миллионов тенге.

Из обсуждения на заседании комиссии я впервые узнал, что у нас закрыть собственное предприятие просто потому, что оно убыточное, к примеру, бизнесмен не сможет, не заплатив налоговикам взятку в размере 20 тысяч долларов. Так они, видимо, борются за сохранение налоговой базы, а проще – базы кормовой. В результате в стране накопилось огромное число бездействующих юридических лиц, от которых государству ни холодно ни жарко. Только в Алматы сдают отчетность с нулевыми данными 55 тысяч контор,

5 тысяч из которых не работают в течение года. Вот откуда немыслимые цифры по занятости и предпринимательской активности, приводимые в отчетах чиновников из исполнительной власти!

Кто купит квартиру фронтовику?

Глядя на растущее благосостояние сотрудников минфиновских структур, понимаешь, что ради своего кармана они готовы поступиться интересами государства. Налоговик Байдибекского района Южного Казахстана М. Салиев из особо теплых чувств к одному из ТОО недоначислил налог с него более чем на

1 млрд. тенге. Сотрудник поста “Кордай” Е. Джачиев незаконно переместил через границу товаров почти на

7,5 миллиона тенге. Перечислять можно бесконечно. Неполученное бюджетом исчисляется тысячами, миллионами и миллиардами, осевшими в карманах сотрудников фискальных органов? Кто-нибудь в целом задастся целью подсчитать ущерб, понесенный государством от деятельности наших мытарей и таможни? Между тем, ссылаясь на нехватку денег в казне, исполнительные органы обращаются к тем же, уже повсюду “отметившимся”, замордованным предпринимателям, а также и бюджетникам за финансовой поддержкой своих благотворительных жестов, например, просят сброситься на новые квартиры ветеранам войны и ремонт имеющихся – такой подарок героям-освободителям хотят сделать за чужой счет. А может, лучше подумать о том, как наполнить бюджет по закону?

Б. Жамишев утверждает, что министерство ведет борьбу со своими коррупционерами. Например, установлена персональная ответственность министра и руководителей всех подразделений по противодействию коррупции; созданы соответствующие комиссии; появились телефоны доверия; в налоговом комитете появилось подразделение ведомственного контроля; разработана стратегия борьбы с коррупцией и так далее. Но не покидает ощущение, что КПД принимаемых мер останется бледным и неубедительным. На мой вопрос, почему работники всех структур Министерства финансов не публикуют деклараций о доходах, министр сказал, что на этот вопрос он, скорее всего, даст ответ в мае, и то – только по поводу своих доходов. Но если структуры Минфина насквозь коррумпированы, не начать ли его руководству делать это незамедлительно, не дожидаясь 2011 года, чтобы составить реальную картину того, как и за счет чего жируют налоговики и таможенники. Или полномочий на это не хватает?

Но на что же тогда у министерства хватает времени и сил? Несмотря на принимаемые против коррупции меры, число правонарушений растет. В 2009 году по сравнению с 2008-м число преступлений в этом государственном ведомстве выросло на 13 процентов. Это взятки, служебный подлог, злоупотребление служебными полномочиями, в которых замешаны и руководители высокого ранга. Недобросовестные государственные чиновники, словно тля на капусте, сосут соки из чахлого предпринимательского сословия, не давая людям ни вздохнуть, ни охнуть. Придумывают несуществующие в законе нормы, угрожают штрафами, предлагают уладить миром… Судами республики ежегодно выносится большое число решений о признании незаконными действий таможенных и налоговых служб. В случае если им не удается “уладить” проблему на месте, наверное.

По вертикали и горизонтали

Любое дело, в данном случае борьба с коррупцией и ее предотвращение, должно вестись системно, в масштабе всего государства – по вертикали и горизонтали. Например, как укомплектовать налоговую и таможенную службы компетентными и честными сотрудниками? Телефоны доверия мало чем здесь помогут. Это целый блок долговременных мер: обучение в вузах по современным учебным программам и на лучшем зарубежном опыте; строгий конкурс на занятие должности, предотвращение кумовства и блата при приеме на работу, исключение случаев, когда в одном фискальном ведомстве работают родственники; достойный оклад, который растет в случае безупречной службы, премии, размер которых зависит от привлеченных в казну легальных платежей; открытость и гласность получаемых в данных структурах доходов; персональная ответственность и неотвратимость наказания для руководителя, чьи подчиненные замешаны в коррупции; возможности для личностного роста людей, повышения квалификации, изучения зарубежного опыта.

И, наконец, хотелось бы сказать одну банальную вещь, на взгляд многих, несбыточную: коррупция исчезнет сама по себе, если честный человек в нашей стране будет жить лучше, увереннее и достойнее, чем вор. А пока мы имеем то, что имеем. И граждане судят о порядках в стране по образу жизни и работе налогового инспектора, таможенника, гаишника, судьи, чиновника из акимата. Прямо скажем, неважно судят.

В темуБольше всего жалоб – на Минфин

Казахстанские бизнесмены больше всего жалуются Президенту республики Нурсултану Назарбаеву на Министерство финансов, такие данные приводятся на официальной страничке “Президентской защиты бизнеса”.

“Президентская защита бизнеса” – раздел официального сайта Президента (akorda.kz), предназначенный для прямого обращения предпринимателей по фактам ущемления их прав контролирующими и правоохранительными органами. – Такие данные приводятся информагентством “Новости – Казахстан”.

Вслед за Министерством финансов список жалоб на действия госорганов продолжают: Агентство по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями (финансовая полиция), Генеральная прокуратура, аппарат акима Восточно-Казахстанской области, Комитет по судебному администрированию при Верховном суде, Комитет национальной безопасности, аппарат акима Алматинской области, Министерство внутренних дел, Агентство по регулированию естественных монополий, аппарат акима города Алматы.

Адил ИБРАЕВ

Загрузка...