Опубликовано: 1535

Короткая память

Короткая память

В Усть-Каменогорске болельщики седьмой год добиваются увековечения памяти Бориса Александрова – олимпийского чемпиона, талантливого тренера, звезды усть-каменогорской хоккейной школы.

На традиции наплевать?

Чиновники седьмой год отказывают согражданам. По сути, имя легендарного хоккеиста стало проверочным тестом на отношение власти не только к народному любимцу, но и в целом к спортивной истории города.

Пройдет еще год, и Усть-Каменогорск отметит 55-летие своего хоккея. Рубеж, за которым путь от дворового катка до дворца спорта, от команды любителей погонять шайбу до профессионального хоккейного клуба. За полвека хоккей не просто набрал популярность, он стал частью города. Его воздухом, аурой. “Никто никогда уже не сможет выветрить хоккей из Усть-Каменогорска, – говорит спортивный журналист Виктор Боженов. – Можно помешать, искусственно затормозить. Но уничтожить – нет”.

Хоккей – отдельная яркая большая глава в судьбе областного центра Восточного Казахстана. “Наверное, планеты счастливо сошлись, – рассуждает Виктор. – В нужное время в нужном месте встретились люди, которые сразу всю душу отдали этому спорту”. Хоккей моментально прижился в городе и получил народную любовь. 1955 год – игры любительской команды Ульбинского металлургического завода собирают первых болельщиков. Десять лет спустя – имена усть-каменогорских торпедовцев уже звучат на всю страну. Сегодня только перечисление мировых звезд, воспитанников усть-каменогорской хоккейной школы, займет не одну строчку. Евгений Паладьев, Борис Александров, Владимир Локотко, Виктор Шкурдюк, Юрий Леонов, Николай Антропов, Евгений Набоков… С легкой руки легендарного советского тренера Анатолия Тарасова город стали называть всесоюзной кузницей хоккейных кадров.

В Усть-Каменогорске и сегодня растят талантливых игроков. Матчи по-прежнему собирают толпы болельщиков. Только беречь особые традиции власть не собирается. Наоборот, такое впечатление, что любимые народом имена старательно вычеркивают из истории города.

Неспортивные игры

– История с памятью о Борисе Александрове – знаковая, – считает Виктор Боженов. – Семь лет назад после его гибели в автокатастрофе устькаменогорцы поддержали идею назвать его именем улицу и Дворец спорта. Были собраны подписи. Целый коллектив обратился в городскую ономастическую комиссию, появился фонд имени Бориса Александрова. И все равно нам практически отказали. Сначала заявили о моратории на переименования, потом нарисовали фантастическую цепь согласований от области до правительства. С пеной у рта нам доказывали, что Дворцу спорта нужно присвоить совсем другое имя. Мне пришлось говорить на заседании прописные истины – что Борис Александров – это бренд, это игрок и тренер, который на весь мир прославил Казахстан. Что под его руководством казахстанская сборная на Олимпиаде пробилась в восьмерку сильнейших команд планеты… При голосовании наше предложение прошло с перевесом всего в два голоса! Это ли не показатель отношения власти к хоккею и его истории?! В итоге дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

В Усть-Каменогорске до сих пор ходят разговоры, что смерть Александрова была совсем не случайной. Он жил хоккеем. И после отлучения от него просто не мог существовать. Все началось с сезона 2001/2002 года – не лучшего для усть-каменогорской команды “Торпедо”. В местной газете даже вышла заметка “Нет прощения Борису”. Истерия вокруг тренера нарастала как снежный ком. Весной руководство “Казцинка”, главного спонсора команды, провело переговоры с федерацией хоккея. А летом прямо на тренировочную базу прибыл посыльный. При всей команде Александрову вручили конверт с извещением: “В ваших услугах больше не нуждаемся”. “Для Бориса это было пощечиной, шоком”, – вспоминает спортивный журналист.

Как “Казцинк” мальчишек и бабулек жизни учил

Вместе с “Казцинком” в городе вообще появилось много новшеств. Например, Дворец спорта окружил мрачный забор с охраной. “У города отняли народный дворец”, – сразу же решили горожане. Следом спонсор отказался от главного завета легендарного тренера Тарасова – бесплатно пускать на игры мальчишек. Корпорация стала зарабатывать на детях. Дальше входную плату начали собирать и с бабушек-дедушек, которые приводили внучат на тренировки и помогали малышам надеть форму, зашнуровать коньки. Только общественное негодование заставило отменить одиозное распоряжение.

А чиновникам – по барабану?

– У казахов есть мудрая поговорка, – говорит Виктор Боженов. – “Народ, который уважает свою историю, всегда уважаем”.

За семь лет никто так и не ответил устькаменогорцам на этот вопрос. Сегодня вряд ли кому придет в голову оспаривать высоты местной хоккейной школы. Это бренд, устоявшиеся традиции, народная любовь к игре, которой буквально наэлектризован воздух. На 50-летие усть-каменогорского хоккея приезжал сам президент Международной федерации Рене Фазель! Какой еще нужен показатель мирового признания?

Только у властей Восточного Казахстана хоккей никак не вписывается в идеологические рамки. За полвека хоккейной истории в областном центре не появилось ни одной улицы, ни одного объекта, которые бы носили имена знаменитых игроков. Нет музея истории хоккея. Всего полгода назад депутатам Усть-Каменогорска хватило несколько минут, чтобы переименовать все главные исторические улицы! Ономастическая комиссия открыто лоббировала переименования, забыв и про мораторий, и про якобы обязательные долгие согласования с “верхами”.

Подковерная возня

Зато вокруг памяти Бориса Александрова семь лет тянется подковерная возня. В апреле прошлого года председатель областной ономастической комиссии договорился до того, что обосновал очередной отказ отсутствием в Усть-Каменогорске такого спортивного сооружения… как Дворец спорта! И не постеснялся поставить свою подпись под этой нелепицей.

“Народную инициативу как глушили, так и продолжают глушить, – заключает Виктор Боженов. – Но если вычеркнуть прошлое, как на беспамятстве построить будущее?”

Галина Вологодская, фото из архива Виктора Вологодского, Усть-Каменогорск

Загрузка...